«Манипулятор», глава 042 (2ая половина)

0
110

Зима к середине декабря вошла во вкус. Температура понизилась до пятнадцати градусов мороза – еще не так холодно, но уже дискомфортно. Спасало отсутствие ветра. Обычные джинсы уже не спасали. Я купил плотные зимние в тон джинсовой куртке, по-лучился комплект. Натянув под куртку зимний свитер, я ощутил, что занятия в зале не проходят бесследно – куртка еле сходилась и застегивалась с трудом, обхватывая внатяг спину и плечи. В предпоследнюю неделю месяца повалил снег, сбил немного холод до комфортных «минус» семи, засы́пал улицы и покрыл дороги слоем рыхлой каши. А у нас на компьютере перестала работать торговая программа. Это произошло посреди недели после обеда. После непродолжительного совещания и звонка программисту, было решено, что я отвезу на такси системный блок к нему и после восстановления программы привезу обратно. Программист пообещал управиться за полчаса. Такси подъехало, я сел в него с ящиком системного блока и покатил по адресу. Программист жил всего в пятнадцати ми-нутах ходьбы от моего дома. Через полчаса я был у него. Проблема оказалась сложнее и, по словам программиста, работы предвиделось уже на час. Я проголодался и глянул на часы – пять вечера. На улице окончательно стемнело. Я позвонил Сергею, оставшемуся с Верой в офисе и дожидавшемуся меня обратно. Объяснил ситуацию. Оказалось, что Вере необходимо было пробить несколько накладных и именно сегодняшним числом. И вдоба-вок, понадобилось ее присутствие при переналадке программы. Сергей сказал, что он и Вера выезжают следом. Мой желудок заныл голодной болью – надо было поесть.

— Через полчаса вернусь, как раз и ты все сделаешь, и Сергей с Верой приедут, — сказал я программисту и пошел быстрым шагом домой.

Через сорок минут я уже шел обратно и находился в ста метрах от дома програм-миста, когда позвонил Сергей.

— Ты где? – раздалось в моем ухе.

— Тут уже, близко! – крикнул я сквозь гул улицы и скрип снега под ногами, шумно дыша от быстрого шага.

— Давай, мы тебя ждем в такси, все уже починили, все работает! – сказал недоволь-ным тоном Сергей и отключился.

Поел я плотно, отчего джинсовая куртка натянулась на теле сильнее, делая мою по-ходку совсем неуклюжей и медвежьей. Я шел по занесенным снегом дворовым тропин-кам, расставив руки в стороны как надувной символ фирмы «Мишлен».

Такси стояло у подъезда. Я обошел автомобиль сзади, дверь распахнулась, внутри на заднем сидении сидел программист и Сергей с системным блоком. На переднем сиде-нии была Вера.

— Двигайся, Серый! – Брякнул я весело, сунул ногу в салон и следом энергично влез сам, придавив слегка напарника. Машина заметно качнулась, просела. Я перевел дыхание, удивленно сазал: «А че вы на такси!?»

— Блин, Роман, раскачался!! – выпалил Сергей и резко пхнул меня обратно плечом в плечо, высвобождая свою зажатую ногу.

Я промолчал, уловив в голосе напарника нотки недовольства, злости и зависти.

— Едем? – произнес таксист.

— Да, поехали! – сказал Сергей, продолжая бесцеремонно елозить, зажатый посреди заднего сидения.

Машина тронулась и поползла по снежной каше, виляя багажником туда-сюда. Не-сколько минут в салоне висела тишина. Сергей недовольно тяжело сопел. Я пребывал в плохом настроении – в голове крутилась эта выходка Сергея с толканием плечом. Она не была безобидной. Слова напарника повторялись в голове раз за разом, «блин, Роман, рас-качался!» Я анализировал все оттенки фразы. Ненависть. Злость. Зависть. Мне не нрави-лось то, что я уловил. Я не ошибался, и именно это портило мне настроение. Вера выдер-нула меня из ненужных раздумий, спросив что-то обыденное. Я ответил. Потом еще что-то ответил. Нехорошие мысли улетучились. Через полчаса мы были в офисе. Еще час ушел на проверки, настройки. Вера принялась за накладные. Чайник закипел. Чай был выпит. Вера закончила. На часах значилось начало девятого. Мы всеми вчетвером сели в «мазду», машина натужно поползла по глубокому снегу.

— Вот поэтому я и взял «такси»… – буркнул Сергей. – Видишь, какая дорога… особо нет удовольствия кататься по такой туда-сюда…

Я не ответил.

 

Последняя неделя 2006 года выдалась суматошной. Предновогоднее настроение чувствовалось везде, но на нашей работе никак не сказывалось – отгрузки товара шли по полной программе, Петя делал по два рейса в день. Мы даже не хотели выходить на рабо-ту в пятницу 29 числа, решив, что уж в последний день заказов точно не будет. Ошиблись. Петя снова совершил два полных рейса. Едва он укатил, Сергей тут же выпалил, нервно заерзав в кресле за столом: «Вер, ну, скажи, цифру!»

— Триста двадцать тысяч! – откинулась удовлетворенно на спинку кресла та.

— Хааарош!! – кивнул несколько раз я, впечатлившись. – Двести двадцать тысяч чистой прибыли! Нехило, да!?

— Ну да… у нас сотня примерно расходы, да, Вер? – Сергей посмотрел на жену.

— Да, Сереж, примерно столько, щас точно скажу! – схватилась та за мышку.

— Да не надо, Вер! – отмахнулся я. – Отчеты сделаешь сейчас? Как раз уйдем на Но-вый год с отчетами за декабрь и узнаем, сколько ж заработали к концу года!

Через десять минут, я и Сергей держали в руках по экземпляру отчета.

— Полтора лимона! – выдал я, отложив калькулятор, закончив сведение баланса. – Серый, поздравляю вас, коллега! Мы заработали  на двоих чистыми за полтора года пол-тора миллиона рублей! Не считая расходов на жизнь и всякое такое…

— Так ты ж еще деньги брал, в квартиру носил! – вставила тут же Вера. – Вы же бра-ли вдвоем «премии» себе!

— А! Да! – спохватился я. – О! Тогда еще больше! Я отнес из фирмы в квартиру поч-ти триста тысяч, ты столько же взял – это шестьсот… Да так брали по мелочам… сотню точно вытащили, даже две…

— Восемьсот… – произнесла Вера и подытожила. – Два триста мы заработали за пол-тора года, получается…

— Нехило! – покачал головой я. – Нормально идем, да, Серый!?

— Да, ниче так! – шмыгнул носом тот, закинул ногу боком щиколотки на колено другой и задрыгал ботинком.

Вдруг захотелось домой, навалилась усталость. Впереди маячили длинные празд-ники аж до 9 января. Мы собрались, поздравили Сеню и его сына с наступающим, вышли в снежную темноту и тишину завода, сели в «мазду» и покатили по домам. Сергей притор-мозил на моей остановке, я выскочил и побежал через дорогу домой. Ничто не могло ис-портить моего радостного настроя. Даже отсутствие праздничной атмосферы дома. Уже несколько лет в семье не наряжалась елка, не мигала она гирляндами огней и в тот год.

— С Новым годом тебя, сынок, — появилась в дверном проеме моей комнаты растре-панная мать. Она стояла, покачиваясь, то ли от плохого самочувствия, то ли от выкурен-ной сигареты. В ней все было прежнее, лишь взгляд едва заметно изменился. Мать улыб-нулась мне.

— С Новым годом, мам, — произнес я сдавленно. – Может, мандаринов купить?

— Хочешь мандаринов? – снова улыбнулась мать.

— Ну да! Да и какой Новый год без мандаринов! Будешь!? – предложил я.

— Буду! – произнесла мать, радостно сжимая пальцы рук, глаза ее заблестели.

— Щас сгоняю в магазин! – выпалил я и кинулся одеваться. Хотелось верить, что все в нашей семье наладится. В канун новогоднего праздника всегда особенно верится во все лучшее. На следующий вечер я заглянул на пару часов в «Чистое небо». Выпив всего один стакан виски с колой, да и то зря, я вынырнул из подвала на улицу и втянул в себя свежий морозный опьяняющий воздух и медленно пошел привычным маршрутом.

Саму новогоднюю ночь я провел дома. Я сидел в интернете, лопал мандарины и в один из моментов зашел на сайт ВГИКа. Я не знал, чего я искал. Вернее знал, но боялся себе в этом признаться, чувствуя какую-то детскую неловкость. Мне нравилось кино все больше и больше. Именно создание кино. Я провисел на этом сайте долго, потом перешел на какой-то схожий по тематике, еще на какой-то. Так я лазил по сайтам про кино, пока не кончились все мандарины. На часах было без пятнадцати три. Я лег спать. Всю ночь мне снились разные кинофильмы. Я в них участвовал.

 

— А ты не женат? – спросил меня Плюшевый, держа в подрагивающих руках стакан с виски. Он всегда пил чистый. Мы стояли в гроте «Чистого неба» в один из вечеров рас-тянувшихся новогодних праздников.

— Неа, не женат пока, — замотал головой я. – А ты?

— Да ну их нахуй! – отмахнулся эмоционально тот. – Где ее искать, жену-то!? Тут что ли!? – обвел Плюшевый стаканом в руке заведение. – Тут одни бляди!

Я беззвучно засмеялся, хорошо понимая знакомого. Парень был одет в темно-синие джинсы, белую рубашку с голубым отливом и тонкими синими полосками, поверх кото-рой был надет хорошо знакомый мне коричневый свитер.

— А ты-то че не женишься? – посмотрел он на меня.

— А я тот самый идиот, один из сотни, которому повезло! – сказал я, продолжая ух-мыляться. Меня доставали с вопросом о женитьбе все подряд, и я выработал один эффек-тивный ответ и повторял его автоматически, как заезженную пластинку.

— В смысле? – произнес знакомый и глотнул виски.

— Ну вот представь большое минное поле… – начал не без удовольствия я свою бай-ку. – И на одной его стороне стоят сто молодых парней, лет по двадцать… И все страстно хотят жениться… И вот они побежали по минному полю к другому краю… бегут и возраст идет… двадцать один, двадцать два, двадцать три… и все подрываются на минах. Кто в двадцать, а кто в двадцать девять, уже почти на том краю поля. И только один, идиот или счастливчик, не подорвался и добежал до конца поля – так вот он, это я!

— Ааа! – протянул Плюшевый, не ощутив всей полноты аллегории и погрустнев.

Мы проболтали с ним еще минут десять и разбрелись по разным углам заведения. Я зашел на танцпол и сел в уютную нишу на стул у барной стойки. Минут пять я наблю-дал за посетителями, пытаясь поймать вновь ту волну настроения, ощущений, с которой я сидел на этом стуле всего два-три года назад. Чуда не случилось – я не вошел в одну реку дважды. Фантомы эйфории трехлетней давности остались в прошлом, и их уже было не воскресить. Кругом были другие люди. Из завсегдатаев «Чистого неба» не было никого. Единицы, такие как Плюшевый, попадались тут изредка и кивали мне так же, как и я им, с радостью, что встретились глазами хоть с кем-то из прежних. «Старое поколение ушло, новое пришло», — пронеслось у меня в голове. Я понял, что совсем скоро наступит момент, когда я последний раз зайду в «Чистое небо» в очередной тщетной попытке поймать фан-томы прошлого. И я даже возможно не буду знать, что он будет последний. Просто боль-ше не приду. Мне стало грустно. Я допил содержимое стакана и, стараясь не встречаться ни с кем взглядом, вышел на улицу.

За все новогодние праздники я был в «Чистом небе» раза три. Я даже внутренне приготовился, что встречу там Наташу с новым парнем. Но не встретил. Оно и к лучшему. Хоть я и пробежал свое минное поле, получив по пути много контузий от любовных взры-вов, но синдром войны так и не сделал меня совершенно бездушным. Что-то внутри еще теплилось, и я решил это сохранить на будущее.

Мы вышли на работу 9 января. Едва отработали пару дней, как начались морозы. Настоящие морозы. Такого понижения температуры я не помнил уже лет десять. Ртуть в градуснике сползла в «минус» тридцать и там застряла. Первую неделю все терпели. Скрип снега под ногами превратился в писк. Выхлопные газы машин не растворялись сра-зу в воздухе, а густо клубились на выходе труб. Деревья, покрытые снегом, застыли в ка-ких-то нелепых скрюченных позах и так замерли, будто промерзли насквозь. Природа словно терпела морозы, как и люди. Я даже стал каждый день смотреть на заводскую тру-бу, торчащую из города на расстоянии нескольких километров от моего дома. Я смотрел в надежде, что дым, валивший из нее, в какое-то утро наклонится и пойдет под углом к тру-бе. Но нет – дым шел вертикально вверх, мы были в самом эпицентре холодного антицик-лона, и спасительная смена погоды затягивалась. Мы почти сразу купили в офис обогрева-тель – хороший масляный радиатор за две тысячи рублей. В комнатке стало теплее, на-ступление инея сквозь щели старого окна остановилось. К концу второй недели морозов, я даже будто к ним адаптировался. И ощутил всю прелесть разницы работы в офисе и на складе. Я с ужасом представил, что не будь у нас работников, то пришлось бы околачи-ваться на складе мне с Сергеем, как прежде с отцом. «Минус» тридцать. Сеня с сыном вы-бегали на склад только по работе, сделав дело, тут же возвращались в свой тесный киль-дим и бесконечно отпаивались чаем. Очки Сени индевели на носу так сильно, что стекла превращались в две непрозрачные белые блямбы, делая Сеню похожим на кота Базилио с белыми же заиндевевшими волосами под носом, вместо усов. Раза три за месяц Петя не смог утром завести «газель», из-за чего у нас случались вынужденные выходные. Отец морозы пережидал дома, поставив свою «газель» на прикол во дворе дома.

К концу месяца в «стабфонде» скопилась приличная сумма – вернулись деньги за проданную большую партию парфюмерии перед Новым годом.

— Роман, что будем делать с деньгами? – спросил как-то напарник.

— Не знаю, Серый, можно в дело вложить, можно все-таки попробовать где-нибудь купить себе офис, потому что сидеть в этой будке бесконечно это нереально… – сказал я.

— Ну, а как ты предлагаешь купить офис?

— Не знаю, можно купить нежилое помещение какое-нибудь и переехать туда… но у нас нет таких денег, чтоб сразу всю сумму выложить… это надо собирать… – размышлял я вслух. – А можно, вон, как я сделал, вложить деньги в долевку, купить, например, ту же квартиру на первом этаже и использовать ее, как офис…

— Да, нормальная тема… – задумался Сергей, теребя пальцами толстые губы.

Мы сидели втроем в офисе и пили чай.

— Ну да, вполне… – кивнул я. – Там как раз для подписания договора вся сумма не нужна, вносишь тридцать процентов и подписываешь договор и все…

— … и цена метра замораживается, да, как у тебя было в договоре? – задумчиво же-вал губы Сергей, соображая, обдумывая мысль и смотря на меня своими голубыми глаза-ми, получившими зимой сероватый оттенок.

— Ну, раньше так было, как сейчас, я не знаю! – развел я руками. – Серый, да можно прям щас сесть и доехать до «Шанса», узнать какие сейчас условия там! Все равно сидим без дела…

— Ну да… – протянул Сергей, встрепенулся. – Ну че!? Может поедем, съездим!?

— Да поехали! – кивнул я.

Мы прыгнули в «мазду» и покатили в офис строительной компании. Подъехали.

— Роман, ну я не пойду, ты там всех знаешь, эту, как ее… – начал Сергей.

— … Анну Петровну, — произнес я.

— Да! Поговори с ней, че она скажет! И потом решим, какие будем делать телодви-жения, да!? – Сергей глянул на меня, хлопнул ладонью по набалдашнику ручки передач.

— Да, давай, — кивнул я и пошел в офис, оставив напарника в машине.

Я быстро переговорил с Анной Петровной. Она, как и я, обладала хорошей зри-тельной памятью и тут же улыбнулась мне. Я тоже был рад ее видеть. Ситуация с догово-ром долевого строительства в этой строительной компании практически не изменилась – лишь пункт о фиксировании цены за метр до конца строительства объекта ушел. Стало как у всех – если метр дорожал, то невыкупленные метры тоже дорожали. Цена? Двадцать шесть с половиной тысяч рублей за метр. «Подумать только, полгода назад было в два ра-за меньше, вот, вернуться бы на год назад, взять деньги из фирмы, да купить еще одну квартиру, хотя бы однушку…» — пронеслось в моей голове мечтательное.

— Третью часть вносите! – пальцы Анны Петровны запорхали по калькулятору. – И мы подписываем с вами договор!

— Я не один буду покупать, с компаньоном, мы с ним посовещаемся, и я тогда снова приеду, хорошо, Анна Петровна? – подытожил я наш обстоятельный разговор.

— Хорошо, подъезжайте! – кивнула та и взяла со стола трезвонивший мобильник.

Я вернулся в машину.

— Ну че? – посмотрел на меня нетерпеливо Сергей.

— Так, ситуация следующая! – начал я. – Сейчас строятся два дома – один тут вот рядышком, прям около моего дома, кирпичный, десятиэтажный… я видел его, там уже три этажа стоят… окончание строительства – конец 2009 года. Второй дом в жопе, тоже кир-пичный, конец строительства в то же время…

— Не, там не годится! – запротестовал Сергей, едва услышал место стройки дома.

— Я тоже так думаю, — кивнул я. – Этот вот дом, что около моего, он интересен…

— И че, есть там нежилые помещения на первом этаже? – шмыгнул носом Сергей.

— Нежилые есть, но все уже выкуплены… Не успели… Есть три квартиры жилые…

Я развернул лист бумаги с планом первого этажа здания. Дом строился в форме цифры «7». Нежилые помещения располагались с внешней стороны основания цифры. Внутренние стороны дома-семерки образовывали двор, и первый этаж был занят либо квартирами, либо вторыми сквозными выходами тех самых нежилых помещений. По внешней стороне верхней части «семерки» на первом этаже шли сплошь жилые квартиры. И все тоже были распроданны.

— Только одна квартира осталась на первом этаже, — сказал я, ткнув пальцем в угол «семерки». – Вот тут… двушка, шестьдесят два метра, видишь, одна комната выходит ок-нами во двор, прям к подъезду в углу, а кухня и зал выходят на ту сторону… наружу… и там, при желании, можно сделать входную группу и получится нормальный офис или да-же магазин там можно сделать…

— А на той стороне что? – всматривался в схему Сергей.

— Ну там напротив дом, девятиэтажка, панелька, параллельно стоит… до нее метров пятьдесят-шестьдесят… – сказал я по памяти.

— А между ними что?

— Подземные гаражи вроде… она сказала так… и все.

— А в их сторону можно будет строить выход? – озвучил и мои сомнения напарник.

— Бля, Серый, я не знаю! – засомневался я. – Это надо будет у нее еще раз уточнить, и нам с тобой лучше поехать туда на стройку и на месте самим все посмотреть своими глазами… Я-то уже примерно представляю, что там и как, но все равно схожу, посмотрю повнимательнее… И тебе надо туда доехать и своими глазами все увидеть…

— Ромыч, да че там смотреть!? – отмахнулся тот. – На голые стены что ли… ты по-смотришь и достаточно будет…

— Ну, не знаю… Серый, мы все-таки не мешок сахара покупать собираемся, а квар-тиру… Я бы на твоем месте все-таки доехал и своими глазами посмотрел, что и куда там выходит, — сказал я, не понимая, как можно так легкомысленно относиться к вложению крупной суммы денег, тем более, в квартиру с таким специфическим расположением. И даже почувствовал едва уловимое раздражение из-за возникшего ощущения, будто я чуть ли не за уши тащу Сергея в покупку недвижимости. Вырисовывалась странная закономер-ность – я предложи, я сходи договорись, я сходи посмотри объект на месте… а он даже не хочет лишний раз шевельнуться. И шевельнуться не для кого-то и не ради кого-то, а для себя, чтобы оценить риски вложения денег. Я не понимал такого подхода и именно из-за этого начал раздражаться. «Блять, что за разгильдяйство, оторви ты жопу, посмотри квар-тиру… прям не заставишь!» — подумал я, глянув на надутое важностью лицо напарника.

— Серый, одно дело – я посмотрю, другое дело – вдвоем! Мы же вдвоем собираемся деньги вкладывать, надо обоим смотреть, — сказал я.

— Ладно, как-нибудь вместе съездим, — буркнул тот, раздражаясь следом.

— Ну че решим? – сказал я.

— Роман, давай еще подумаем пару дней, время терпит, нам особо не горит же… – произнес Сергей и завел машину, салон начал прогреваться.

Мы вернулись к вопросу в понедельник, а чуть ранее, в субботу 27 числа я прогу-лялся к строящемуся дому. Весь день мела неприятная метель. Дом располагался крайне удачно для меня – точно на линии движения от родительской квартиры к моей строящей-ся. Ближе к последней. От нее до дома было около пяти минут ходьбы по тропинке через небольшой сосновый лесок. От родительской квартиры – две остановки, пешком минут двенадцать. В городе шел строительный бум. Мой район преображался на глазах, дома росли как грибы. Я вышел в путь, миновал гипермаркет и пошел вдоль дороги к строя-щейся «семерке». Параллельно дороге тоже строился большой кирпичный комплекс, ого-роженный серыми бетонными плитами забора. Между дорогой и забором этой стройки тянулась временная узкая, в полтора метра шириной, дорожка из бетонных плит. По ней я и пошел. Дорожка была длинной метров в триста и занимала половину пути. Я миновал ее и пошел по гравию. Дом в форме «семерки» тоже был обнесен забором, над которым вид-нелись возведенные три, а местами и четыре этажа. Я пошел вдоль забора по дороге, до-шел до угла, вершины «семерки», и свернул к дому, тут же уйдя в снег почти по колено. Я огляделся. Стройки, стройки, стройки… Выходной, тишина, никого, только ветер неустан-но облизывал остов здания и забор. Я нашел глазами въезд в будущий подземный паркинг и прикинул расположение всего подземного комплекса. Нашел глазами окна нужной квар-тиры. Гараж, судя по выступающим над землей на два метра контурам его крыши, шел па-раллельно дому. Два окна квартиры выходили точно на его крышу. Забор сильно ограни-чивал обзор. Но, все, что надо я увидел и… засомневался. «Вряд ли разрешат делать вход-ную группу на крышу подземной парковки, скорее всего по строительным нормам это за-прещено…» – подумал я и, простояв в снегу пару минут, потопал обратно.

— Ромыч, ну че, будем покупать квартиру или нет? – сказал Сергей в понедельник утром, едва мы переделали текущие дела и принялись за чай.

— А ты как думаешь? – произнес я.

— Я думаю, надо вкладываться в долевку, — шмыгнул напарник носом, грызнув са-харок и громко отпив из кружки. – Тем более, ты свою квартиру там уже строишь, с этой Анной Петровной знаком, компания вроде нормальная… Я конечно не знаю, че там и как, поэтому доверяю тебе в этом вопросе…

— Серый, да хоть доверяй, хоть нет! – развел я руками. – Не я же строю дома, я сам заключил такой же обычный договор…

— Не, ну не скажи… Ты уже тропинку протоптал, мы теперь можем по ней пойти то-же и отнести деньги, вложиться в недвижимость…

— Я ходил, кстати, на выходных к самому дому… – начал я, желая озвучить свои сомнения, чтоб после принять взвешенное общее решение.

— Ну и че там!? – среагировал Сергей, обратившись во внимание.

— Ну… – выдохнул я. – Там окна с внешней стороны выходят на крышу подземного гаража, мне через забор не очень было видно, вровень гараж идет с землей или выше, там пока непонятно… короче, надо узнать, можно ли будет в принципе там делать потом вы-ход или нельзя… просто, если нельзя, то тогда я не знаю… нужна ли нам эта квартира или нет… но другой уже нет там на первом этаже – эта единственная осталась… не знаю!

— Ну надо просто у этой твоей Анны Петровны спросить, можно или нельзя там строить и все, — сказал Сергей, с громким причмокиванием запивая чаем сахар.

— Ну надо, — кивнул я.

— Сегодня будешь ехать с работы, заедь, узнай! – предложил напарник.

— Да, надо будет заехать, — кивнул снова я.

Я так и сделал. Анна Петровна сказала, что строить там можно и проблем никаких не будет. Я успокоился, немного. «Даже если и можно будет делать выход на ту сторону, то все равно херня какая-то получается. Дебильная сторона, получается выход в сторону соседнего дома, там между домами ни дороги, ничего, глухая сторона какая-то, хотя… если что, можно будет сделать выход внутрь во двор… точно, надо будет посмотреть план дома еще раз!» — решил я для себя, но чувство неопределенной тревоги осталось.

— А ты сказал, что у нас только пятьсот тысяч сейчас? – спросил Сергей уже на сле-дующий день, вторник 30 января, когда мы твердо решили покупать квартиру.

— Да, сказал, она сначала, типа, надо тридцать процентов, я сказал, что у нас пять-сот, и мы без проблем выкупим квартиру, и она согласилась сразу, сказала «я вас знаю, вы аккуратный дольщик, по предыдущей квартире все выплатили в срок». Так что, хорошо, когда есть какой-то положительный авторитет, вопросы решать уже проще. В общем, можно ехать, она подпишет нам долевку с пятисот тысяч начального взноса!

Сергей скривился после фразы «вы аккуратный дольщик», но ничего не сказал. Он так и не поехал осматривать дом. Я помнил об этом факте, держал его в голове и даже внутренне любопытствовал – поедет или не поедет? Нет, не поехал. Странно. Человек был готов подписать документ на почти миллион своих финансовых обязательств за объект недвижимости, который даже не видел. Мало того, не захотел видеть. Я не смог тогда понять причины такого поведения.

 

— Ну че, как будем оформлять договор на двоих или на одного? – произнес Сергей, едва мы подъехали к офису «Шанса», заглушил двигатель.

— В смысле? На двоих, конечно! А как это – на одного? – удивился я вопросу.

— Ну чтоб не заниматься этим разделением зелёнок на половины, на четверти… – всплеснул руками Сергей, оторвав их от руля, — … а оформить квартиру на одного, да и не париться! Чтоб удобнее было! Мы же все равно работаем вместе, Роман! У нас же все на доверии! Поэтому я и предлагаю – оформить на одного, так проще будет, меньше бумаж-ной возни этой всей!

Сергей закрутил в воздухе руками колесо, изображая «бумажную возню».

— Ну, я понимаю… – начал обдумывать я мысль. – Только это неудобно…

— Почему неудобно!? – посмотрел на меня Сергей. – Мы же знаем, что деньги об-щие и все равно ни ты, ни я не будем продавать полквартиры, если кому-то вздумается!? Так же и будем продавать ее целиком… Поэтому я и говорю, по мне, так проще оформить на одного, да и не париться!

— Нууу… – протянул я, продолжая обдумывать слова напарника. – Я тебя понял, это проще немного, да, но… к примеру…

Я развел руками, обдумывая какой бы наглядный жизненный пример привести.

— К примеру, ну, не дай Бог, конечно! – я занес косточки пальцев над панелью авто в поисках дерева, но не найдя его, суеверно постучал себе по голове. – Тьфу, тьфу, тьфу! К примеру, с тем, на кого оформлена квартира что-нибудь случается… и что? И потом бегай, доказывай родственникам его, что в этой квартире лежит твоих половина денег!? Да это такой геморрой начнется!

— Да почему начнется-то!? Какой геморрой!? Что Анатолий Васильевич или моя Вера, разве они не отдадут деньги? – возмутился Сергей.

— Серый, я не знаю! – начал всерьез заводиться я. – Я могу только за себя говорить, а как там и кто решит, я за другого сказать не могу! Зачем это гадание на кофейной гуще!? Оформим пополам, да и все, просто договоримся с тобой, например – если один предлага-ет продать квартиру, то второй просто автоматически соглашается и все!? Ну, чтоб ни ты, ни я не тормозили друг друга в этом вопросе и без косяков чтобы! Согласен!?

— Роман, да а зачем я буду тебя динамить или косяки тебе делать!? – сделал оскорб-ленное лицо Сергей, надулся недовольно.

— Да не, Серый, я не говорю, что ты будешь мне делать косяки! Я к тому, что прос-то документы должны быть оформлены правильно, чтоб мы вот такое говно друг про дру-га в принципе не думали, понял!? – произнес фразу я и поймал себя на мысли, что начи-наю ощущать себя виноватым из-за того, что вообще мог такое предположить, в моем тоне уже стали слышны извиняющиеся нотки, отчего мое раздражение лишь усилилось.

Сергей молчал, смотрел на меня немного растерянным взглядом, будто не зная, как преодолеть мои доводы.

— Поэтому лучше оформить все как надо,  — добавил я, улыбнулся.

— Ладно! – встрепенулся Сергей, отмахнулся сдавшись. – На двоих, так на двоих…

— Ну че, тогда уговор – если один соберется продать свою половину, то второй ав-томатически соглашается и никаких пряпятствий не чинит? – произнес я и протянул Сер-гею руку, замер в ожидании.

Секунду тот смотрел на меня, глянул на руку, хмыкнул: «Блин, Роман…»

— Серый, — потряс я рукой в воздухе, призывая к рукопожатию. – Договорились?

— Договорились-договорились… – произнес тот, пожал торопливо мою руку, хмык-нул, качнул головой. – Роман, с тобой так сложно…

— Да че со мной сложно-то!? – удивился я и вновь уловил извиняющиеся нотки в себе и снова обозлился на них, не понимая, зачем я извиняюсь вообще, ведь предлагаю всего лишь оформить документы правильно, нормально.

Сергей открыл дверь и, пыхтя, полез из машины. Я полез со своей стороны. Зимняя одежда мешала, я перекатился набок и выкинул ноги на снег, поймав инерцию, выскочил следом весь. Я глянул на недовольное лицо напарника, и мы вошли в здание.

— Сколько будете вносить!? – произнесла своим обычным четким тоном Анна Пет-ровна, занеся авторучку над бумагами, когда мы оба уже сидели в ее кабинете.

— Пятьсот, — сказал я спокойно.

— Можем даже пятьсот десять… – сказал торопливо Сергей, вынимая трясущимися руками пачки денег и довесок в десять тысяч, глядя растерянными глазами на меня. – У меня еще в общаке есть десятка, можем пятьсот десять заплатить…?

— Так сколько!? – отчеканила Анна Петровна, водя между нами взглядом.

— Пятьсот десять, — произнес я спокойно, отчего-то не без удовольствия глядя, как мелко трясется на стуле Сергей, словно чиновник низкого ранга, оказавшийся на приеме у крупной «шишки».

Анна Петровна шустро оформила все документы, указала нам, где подписать. Я во-дил ручкой по листам одного экземпляра договора и вновь осознал, что наблюдаю за Сер-геем. Руки напарника била мелкая дрожь. Он держал авторучку и старательно выводил свою подпись на листах другого экземпляра. Подпись выходила аккуратная и довольно убористая, с мелкими завитушками в середине и скромным павлиньим хвостиком в конце. Едва мы закончили, Анна Петровна провела рокировку экземпляров, и мы повторили про-цедуру. Затем женщина вскочила, убежала торопливо к директору и вернулась через пару минут с его подписями. Печати и все – договор готов. Мы оплатили деньги в кассу, полу-чили каждый по чеку в двести пятьдесят пять тысяч и вернулись в машину.

— Ну и как мы будем хранить эти договора, чеки? – все еще дулся Сергей, метнув на меня обиженный взгляд. – Вместе или каждый у себя?

— Каждый у себя, зачем вместе? У тебя своя копия договора, у меня своя, чеки твои у тебя, мои у меня будут – все нормально! – произнес я, укладывая чек и договор в файл.

— А как мы будем дальше закрывать метры в квартире, вместе или по отдельности!? – все продолжал Сергей излучать недовольство.

— Да как угодно можно…

— Не, я к тому, равномерно будем закрывать или кто-то быстрей, а кто-то медлен-нее?

— Да не, ну равномерно, конечно! – удивился я такому ходу его мыслей.

— Не, ну, мало ли!! – всплеснул руками Сергей. – Вдруг ты скажешь «я буду свою половину быстрей закрывать, а ты свою потом…»

— Серый, я такой херни точно не скажу! – хмыкнул я, удивляясь сказанному. – Мы купили квартиру напополам и будем вместе носить деньги поровну, вот и все!

Сергей промолчал, кинул небрежно свой файл с документами на заднее сидение и завел машину. Мы вернулись на работу.

«Договор 109 от 1 февраля 2007» – записал я вечером в своем ежедневнике на чис-той странице, следующей за записями по моей квартире в «долевке».

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: