«Манипулятор», глава 042 (1ая половина)

0
133

ГЛАВА 42

 

— Че-то ты какой-то замученный!? – улыбнулся я, едва Сергей и Вера вошли в офис, я привычно поздоровался с Верой звонким хлопком ладоней, плюхнулся энергично обрат-но в кресло за столом, обратил уже оттуда внимание на отекшее лицо напарника, сонно сползшего в кресло у двери и начавшего зевать.

— Роман, не поверишь, я просто весь выжатый… – буркнул Сергей, с трудом разлеп-ляя недовольно выпяченные губы. – Все из-за этой подготовки к дню рождения…

— А! У тебя ж день рождения! Завтра, да!? – повернул я голову к календарю, висев-шему на гвозде на стенке шкафа, и нашел цифру «1» декабря месяца.

— Ну да… – буркнул Сергей.

— О! Серый, поздравляю! – протянул я тому руку и сжал в ней теплую пухлую сон-ную ладонь напарника.

— Спасибо, Ромыч… – буркнул повторно Сергей уже с нотками удовлетворения.

— А че, вы отмечать как-нибудь будете или…? – завертел я головой, переводя взгляд между Сергеем и Верой.

— Да не! Мы так… – Вера поморщила носик и махнула рукой. – В домашней обста-новке на выходных… просто посидим… родители… Ромка…

— Да, решили в этом году не устраивать никаких кафе за десять тысяч! – всплеснул руками Сергей, оживившись, шмыгнул носом. – Дома соберемся… хочешь, приходи!

— Да не, вы там в кругу родни… семейный праздник… отмечайте… – отмахнулся я, смутившись. Я никогда не любил находиться на чьем-то празднике в узком семейном кру-гу, всегда ощущая себя в такие моменты пятым колесом в телеге. – Я тебя так поздравлю, денег отсыплю… А кто там еще будет? Кого-нибудь из друзей будешь еще приглашать?

— Дашка с Сергеем точно будут, да? – посмотрела Вера на мужа вопросительно.

— Да, Мелёха точно будет с Дашкой! – кивнул Сергей. – Может и Федот заедет… да приходи, Ромыч, че ты!? Бери свою Натаху и приходи!

— Да не, Серый! – замотал головой я, внутренне упираясь все сильнее. – А с Наташ-кой мы все… больше не встречаемся…

— Что, уже все!? – в голосе Веры просквозило неподдельное сожаление.

— Да, Вер, все… прошла любовь, завяли помидоры… – кивнул я и развел руками.

— Нууу… жаль… – Вера посмотрела на меня глазами, полными женского сожаления по несостоявшимся чувствам. Женщины ведь, те, которые любили в своей жизни хоть раз, всегда жалеют о несостоявшейся любви. И уже с мягким укором в глазах Вера добавила:

-Такая девочка была хорошая…

— Да, — кивнул я, расплываясь в ответной улыбке. – Хорошая… мне тоже нравилась…

— А может… – поморщила та носик, — все-таки не все…?

— Всё, Вер, всё… – продолжал я кивать улыбаясь.

— Жаааль… ну… – Вера словно вынырнула из океана женских чувств обратно в тесный офис, махнула рукой. – Ну, не мое это дело! Сами решайте там с твоей Натахой…

— А че расстались-то? – произнес Сергей, цепко смотря на меня.

— Ды просто… – пожал я плечами, не считая нужным сильно распространяться. – Ей было все равно, мне было все равно… так и расстались…

— Ааа… – протянул Сергей, задумался, словно усваивая новую информацию.

— Ладно, это все ерунда! – встрепенулся я от анабиоза воспоминаний. – Вер, спиши с нас с Серым премию по пять тыщ! Серый…

Я полез в карман, отсчитал сумму и вручил напарнику, добавив:

— Поздравляю! С днем тебя… Че-нибудь сам себе купишь, побалуешь себя!

Сергей повторно сказал «спасибо» и убрал деньги в свой толстый кошелек, разду-вавшийся, как мне казалось, день ото дня все сильнее.

— И правильно, что дома решили отмечать, — сказал я, смотря на напарника, тот откинулся на спинку кресла и закинул сцепленные в замок руки на голову сверху. – Нет смысла деньги просирать… я тоже последний раз отметил и хорош…

— Ромыч, да дело даже не в деньгах, — сказал Сергей, продолжая держать руки на голове. – Просто не хочется, чтоб получалось, как в прошлый раз – мы отдыхаем в кафе, выходим на улицу подышать, и какие-то в хавно пьяные заезжают на тротуар и тебя чуть не сбивают машиной с ног! Потом приходится бить рожи этим мудакам, бабы визжат – убивают! Все это действует тебе на нервы, и праздника уже не получается!

— Да ладно, там особенно ничего такого не случилось, — отмахнулся я благодушно и тут же встрепенулся от нахлынувших воспоминаний. – Хотя да, вот машиной этот козел нас чуть не снес, еще сантиметров двадцать и вдавил бы мои ноги в стену! Машина реаль-но остановилась в десяти сантиметрах от меня! Бля, и он в говно был пьяный! Просто в говно! Я вообще не понимаю, как он машину вел! Он вылез – на ногах еле стоял! Даже разговаривать не мог, прикинь! Ты его че-то спрашиваешь, а он только мычит в ответ! Вы потом с ним еще полчаса ходили в обнимку, я аж околел стоять там… бррр!

— Да какой – в обнимку! – выпалил Сергей, оживившись и скинув руки с головы. – Мне там пришлось его херячить, все руки потом болели на следующий день и опухли!

Я на секунду опешил, услышав что-то определенно новое.

— Серый, да ладно, какой – херячить!? – уставился я на напарника недоумевающим взглядом, с трудом сдерживая улыбку. – Вы там просто ходили полчаса, держали друг друга за грудки, и ты ему там че-то пьяному втирал! А он даже ответить ничего не мог – тупо мычал по пьяни и все!

— Да какой – ходили!!!??? – вскочил с кресла Сергей, вмиг оказавшись посреди ком-наты, стоя с раздувающимися от возмущения ноздрями, шумно сопя и испепеляя меня гневным возмущенным взглядом. – Ты не знаешь, и не говори!! Я его там херячил все вре-мя, он весь был в крови, у меня кулаки были в крови, с него кровища лилась с лица на ме-ня, когда он упал потом на меня на ступеньках!!

— Серый!??? – я чуть не потерял дар речи, слушая откровенную небылицу. – Какая – кровища!??? С кого она там лилась!??? Че ты рассказываешь!??? Никто никого не бил! Я стоял в десяти метрах от вас, я все видел! Вы просто тупо двадцать минут ходили держась друг за друга, потом ты споткнулся об ступеньки, упал, он на тебя, потом ты спихнул его с себя, он вцепился в твою цепь, я думал, порвет ее, так держался за нее… потом ты снова в него вцепился, потянул на себя, он встал, вы снова начали топтаться, держа друг друга за грудки, ты в него вцепился, он в эту твою куртку…

Я махнул рукой на висевшую на вешалке рыжую «аляску» Сергея, продолжил:

— И вы снова пошли на дорогу, там упали, уже ты на него, лежали так минут пять, потом всем это надоело, все тупо замерзли, вас разняли и мы спустились вниз в кафе, все!

— Че ты вот врешь!! – навис Сергей над столами, поглядывая на Веру, запинаясь и продолжая кипеть возмущением. – Не знаешь, так и не говори!! Я потом в кафе зашел, у меня вся одежда была в крови!

Сергей  зажестикулировал руками, изображая пятна крови на своей груди, плечах. Речь его была сбивчива. Прорывая паузы гневом, Сергей бросал взгляды на меня и Веру.

— Да в какой крови, Серый!??? – я перестал злиться столь явной лжи, меня начал за-бавлять разыгрывающийся откровенный цирк. – Ты вернулся совершенно чистый, на тебе не было ни капли никакой крови! У тебя одежда даже не надорвалась нигде, так, чуть рас-тянулась, может быть, и то не сильно! Хоро́ш тебе выдумывать…

— Кто выдумывает!!??? – почти заорал Сергей. – Ты если не видел, то молчи!

— Да как не видел!??? – таращился я совершенно ошарашено на него. – Мы там втроем стояли – я, твой брат и этот, как его… дружбан твой! Мы поэтому и стояли спокой-но, потому что драки никакой не было! Со мной еще чувак рядом стоял, который приехал с этим здоровым на машине вместе… Он хотел еще полезть, я ему сказал, чтоб не лез, он и озяб, остался рядом стоять…

— Не, ну если ты не знаешь, как было дело, не надо говорить вот такое!! – гневно сдвинув брови, продолжал наседать Сергей, совершенно уверенный в своих словах.

И я вдруг замолк. Мне расхотелось спорить. После совершеннейшего удивления наступила растерянность и не понимание, что вообще с этим спором делать. Разговор за-шел в тупик, подойдя к точке, после которой грозился перерасти в серьезную перебранку. Сергей врал. Откровенно и не смотря ни на что, врал. И это сбило меня с толку, повергнув в растерянность. Я отступил, поняв, что не смогу доказать очевидное и лучше оставить си-туацию, как есть.

— Ну, ладно… – улыбнулся я, разведя руками. – Раз ты так считаешь, что херячил то-го длинного, значит, так тому и быть.

Сергей сразу подостыл на долю эмоций, гневно на меня глянул, сделал пару шагов по комнатке, плюхнулся обрано в кресло, скрестил руки резким движением, надул оби-женно губы и добавил все еще гневно, метнув в меня недовольный взгляд:

— Я знаю, что там было и как! Поэтому, не надо говорить того, чего не видел!

Напарник шмыгнул носом и нервно отвернулся. В офисе повисла напряженная ти-шина. Минут через десять работа перевернула очередную страницу нашего общения и не-заметно привела трудовой день к концу. Сергей, возможно даже из-за наших препиратель-ств, не поехал домой через мою улицу, а озвучив причину, довез меня лишь до «Интерна-та». Я дождался маршрутки, втиснулся в переполненный «пазик» и, пока тот неимоверно трясся по забитой Окружной, думал о дневном споре с Сергеем. Ситуацию я нашел забав-ной. Я крутил ее со всех сторон, но до конца так и не смог понять – Сергей мне врал осоз-нанно или верил искренне в то, что все случилось именно, как он рассказывал. Я прокру-чивал спор в памяти снова и снова – странный эффект неясности не растворялся. Понача-лу я железно понимал, что Сергей врет и врет осознанно. Причину я усмотрел простую – напарник держал марку «настоящего мужчины» перед женой. Это я понимал. Но эмоции, убедительность и напор, с какими он отстаивал свой вариант событий, меня смущали все больше и больше. Версия, что Сергей сам верил себе, медленно перевешивала. Но, дойдя до некой точки, процесс анализа застрял, оставив меня в полном смятении – я так и не по-нял, что же было главным мотивом столь тотальной лжи. Причем лжи мне, непосредст-венному свидетелю событий. Я заснул, так и не разрешив загадку, задвинув ее в дальний угол сознания.

 

На следующее утро на работе первым оказался я. «Мазда» подкатила к палисадни-ку в начале десятого. В офис зашла Вера, одетая в свое плотное, но все же не зимнее паль-то, следом – сияющий глазами Сергей. Вере пальто очень шло – нежно розового цвета, оно точно облегало ее фигуру, лишь подчеркивая стройность и грацию. «И это несмотря на рождение двух детей», — подумал я, хлопнув ладонью в ладонь Веры в традиционном нашем приветствии. Сергей плюхнул портфель в кресло у двери, снял «аляску», повесил ее на вешалку, начал заниматься чайником. Вера, сняв пальто и зябко потерев руки, вклю-чила компьютер и потрогала рукой толстенную трубу батареи под окном. Я машинально прикоснулся к трубе со своей стороны.

— Что-то не очень, да? – улыбнувшись, поморщила носик Вера.

— Да, так себе… – кивнул я, держа руку на теплой трубе. – Терпимо, но не жарко…

— Да вот же! – согласилась Вера тоном прирожденного оптимиста, лишь натянув высокий во́рот свитера повыше.

— Че, холодные!? – произнес весело Сергей, кивнув на трубы отопления.

— Да так… жить можно, — поморщился я.

— Но обогреватель бы не помешал! – звонко вставила Вера, тут же поежившись в своем кресле для полноты утверждения.

— Кстати, да, Веро́к! – закивал энергично Сергей, посмотрев на меня. – Можно было бы купить обогреватель.

— Да я не против… – пожал плечами я. – Давайте подумаем… Если будем мерзнуть с такими батареями, то поедем и купим…

Чайник лениво забурлил.

— Так, Веро́к, что там у нас с электронкой!? – энергично начал работу Сергей. – Есть заказы от аптек!? «Форт» остатки прислал!?

— Сейчас гляну, Сереж… – произнесла та.

Сергей так же энергично раскрыл портфель, пошурудил там руками, закрыл, полез в карман «аляски». Я все еще пребывал в утреннем полусонном состоянии, из которого меня  вывел резкий хруст какого-то механизма. Я вздрогнул, поднял голову на звук. Сер-гей стоял посреди комнаты, держа в руках раскрытую «раскладушку» «Нокиа», ту самую, которую мы вдвоем разглядывали в «Метро».

— О! Ты купил что-ли ее!? – среагировал я.

— Да! – выдохнул с довольным видом Сергей. – Решил себя хоть раз побаловать на день рождения! Надоело ходить с тем дурацким телефоном!

— А! Ну и правильно! Сколько ж стоит!? Тринадцать семьсот!? – уточнил я.

— Да, — буркнул важно Сергей, склонив голову вниз, погрузился в меню телефона.

Я вдруг отчего-то подумал, что вся эта громкая возня с портфелем, энергичное ла-занье по карманам своей куртки и, как финальный аккорд, открывание телефона с демон-стративно громким звуком – были устроены Сергеем именно как прелюдия к презентации дорогой покупки. Я даже ухмыльнулся, но тут же мысленно осадил себя, решив, что с та-ким придирчивым отношением к действиям Сергея, мне недалеко и до паранойи.

 

А в понедельник 4 декабря Сергей пришел на работу с сильно отекшим лицом, про-изнеся избитую фразу, что он «после этих отмечаний, как выжатый лимон». От напарника сильно несло кислым – перегаром после употребления спиртного. Я понял, что употребле-но им было немало, и рабочий понедельник Сергей провел в вялом состоянии, выпив для успокоения разболевшейся головы таблетку цитрамона.

 

На следующий день мы с Сергеем получили от Веры очередные экземпляры месяч-ных отчетов. Я, с присущей дотошностью и скрупулезностью, принялся внимательно изу-чать каждую цифру. Все экономические показатели нашей фирмы росли от месяца к меся-цу, радуя глаз и карман. В ноябре пошли хорошие продажи солей, компенсировав осеннее падение продаж дихлофосов и других товаров летнего сезона. Обороты были чуть ниже, но благодаря огромной наценке на соли, прибыль держалась на среднем уровне. Пошел рост продаж парфюмерии, образовав небольшой всплеск к ноябрьским праздникам и обе-щая первый основной пик продаж к Новому году.

— А ты че, не будешь разве смотреть? – удивился я, увидев, как быстро избавился Сергей от своей копии отчетов, не глядя сунув бумаги в портфель.

— Дома вечером посмотрю, — отмахнулся тот и уселся обратно в кресло.

Я вдруг ощутил, что оскорбился таким ответом Сергея. Задумался на секунду и об-наружил причину своей реакции – напарник не собирался смотреть отчеты дома, он вооб-ще не собирался их изучать. «Если и пролистает, то так, мельком», — подумал я и ту же на-чал себя мысленно накручивать с приобретенной от отца занудностью. Логическая цепоч-ка сама выстроилась в голове – если он не хочет смотреть отчеты, значит, они его не инте-ресуют, значит, и работа его не интересует, значит, так он относится к фирме, к общему делу. Я вдруг подметил очередную особенность Сергея – тот не был целеустремлен. И от-сутствие такой важной, в моем понимании, черты, сразу проецировалось на образ ведения дел, на образ жизни. Я понял, что такое дотошное рвение к работе, какое проявлял я, Сер-гею было не свойственно. Его отношение носило будто неглубокий характер. Из разряда – товар продается, бизнес идет, прибыль зарабатывается, ну, что еще надо, зачем еще сидеть и ковыряться в каких-то цифрах в бумажках, все же хорошо!? И я даже вдруг на миг пред-ставил такую картину – в одной упряжке скачут два рысака, тянут за собой воз, только один тянет изо всех сил, а другой будто тоже тянет, но так, ровно настолько, лишь бы ид-ти вровень и лишь бы через упряжь не передалось, что он не дорабатывает. И все эти мыс-ли какой-то одной вспышкой, одним клубком чувств и ощущений пронеслись сквозь меня, задев сознание и посеяв там смуту. Я, сделав усилие, вернулся к раскрытым листам отчетов на столе и продолжил изучать строчки, столбцы и цифры в них.

— Вер, а че здесь в графе «поставщики» стоит «Лобов С.М.»? – поднял я голову, по-смотрел напротив, перевел взгляд на напарника. – Серый, мы ж вроде ни тебе, ни мне ни-чего уже давно не должны? Какие-то двенадцать тысяч стоят… Мы тебе разве должны?

— Да нет вроде… – встрепенулся тот, удивленно посмотрел на меня, перевел взгляд на жену. – Вер, а че это за долг у фирмы перед Лобовым?

— А что за долг? – встрепенулась и Вера, нахмурила лоб, запорхала пальцами по клавиатуре. – А, да, есть… странно… А фирма ж все, ничего не должна, да?

Вера посмотрела на нас обоих.

— Нет, — покачал отрицательно головой я. – Все давно выплатили еще год назад.

— Вер, ну исправь! – всплеснул руками Сергей. – Ромка правильно говорит, все уже и мне и ему давно выплатили. Сделай нормальные отчеты!

— Ой, сейчас… сейчас все переделаю! – засуетилась та и принялась исправлять ошибку, через несколько минут принтер засвистел и выдал обновленные экземпляры отче-тов. – Вот, держите, мальчики! Теперь все правильно!

— А с этим что делать? – Сергей недовольно вынул первый отчет из портфеля. – Он все, уже не нужен?

— Давайте сюда! – Вера протянула обе руки к нам, получила бумаги и сунула их в стол, добавив с улыбкой. – На черновики пойдут!

Сергей сунул новый отчет в портфель на место старого. Я пробежал глазами по своему экземпляру и удовлетворенно сунул его во внутренний карман джинсовой куртки, висевшей тут же на вешалке.

 

Во вторник 12 декабря «мазда» подкатила под окна офиса лишь к десяти утра. Петя уже грузился на складе в свой первый рейс, я же провел в офисе в одиночестве целый час, за который успел передумать обо всем понемногу. Думалось об отце, о купленной кварти-ре и о том, как она из безусловного нашего с ним общего успеха превратилась в камень раздора. Почему отец пошел на жесткую конфронтацию со мной? Ведь вопрос долга мож-но было решить не так грубо. С чего он решил, что я, его сын, способен, выражаясь язы-ком Сергея, «кинуть» отца на деньги? Ладно, если бы я хоть раз в жизни поступал подоб-ным образом и дал повод так о себе думать. Но ведь ни разу. Во мне кипела обида. Я ощу-щал тот плевок в меня – обвинение в потенциальном присвоении денег – совершенно не-заслуженным. Между мной и отцом пролегла первая серьезная трещина, хоть и тонкая и почти невидимая, но в нее уже упали семена взаимного недоверия, которые со временем кроме негативных всходов ничего дать не могли. Мне хотелось надеяться, что вопрос с долгом утрясется сам, как только я верну деньги в оговоренном размере, и наши отноше-ния с отцом восстановятся. Я твердо решил доказать отцу, что он ошибся на мой счет. И как только я это решил, образ Москвы в моем сознании, бывшей так близко, рядом, на расстоянии лишь двух-трех лет, отдалился.

«Что ж, придется подождать лишних пару лет», — решил я, прикинув, что примерно за такое время смогу вернуть долг отцу.

Дверь комнатки распахнулась, ввалился Сергей, бухнув сходу на стол театрально стопку бумаг, убедился глазами, что я оценил движение, улыбнулся, протянул руку, по-здоровался. Следом вошла Вера, затянув собой вихрь зябкого воздуха из коридора.

— Дверь закрывай! – выпалил я весело.

— Мерзнешь!? – поддержала настрой Вера, улыбнулась, поставила сумку в свое кресло, принялась расстегивать пальто.

— Че это такое? – потянулся я к стопке бумаг.

— Выписки из банка, — сказала Вера.

— Еле получили выписки, прикинь! – сказал Сергей, наливая воду в чайник и нажи-мая кнопку. – Чай кто будет!?

— Я буду! – пискнула Вера.

— Все будут, — добавил я. – А че еле получили выписки?

— Да у нас же полномочия гендира закончились 10 декабря, а нового не назначили! – выдала Вера, опередив мужа, чем заслужила недовольный взгляд.

— А у нас 10 декабря, да? – уточнил я, копаясь в памяти.

— Да, 10 декабря 2003 года назначен я был на три года, а теперь надо новое решение писать… – сказал Сергей, шмыгнув носом. – Кому сколько сахара!?

— Мне не надо… — отмахнулась усевшаяся в кресло Вера, наклонилась и ткнула под столом кнопку пуска. – Я без сахара попью…

Компьютер заработал.

— А тебе… замгендир!? – расплылся в улыбке Сергей.

— Мне так, давай пять, я тоже вприкуску попью! – заулыбался в ответ я. – Научился у тебя пить вприкуску!

— У меня еще не тому научишься! Га-га-га! – закинул голову в смехе напарник.

Через пару минут кружки разошлись по рукам, в комнате наступила тишина. Лишь слышались мерные глотки, все трое аккуратно тянули в себя горячий чай.

— Ромыч, ну че, надо назначать заново генерального директора и нести эту бумагу в банк, а то мы со счетом уже работать не можем… – произнес Сергей. Он сидел в кресле у двери, положив руки на подлокотники, держа на весу в одной руке кружку, а в другой двумя пальцами надгрызенный кусочек рафинада.

— Назначим… – отгрыз я от своего кусочка сахара уголок и сделал глоток чая. – В чем проблема…

— Ну, мы как и договаривались, назначим снова меня, да? – кивнул вопросительно напарник.

— Ну да… – повторил я укус и глоток. – Мы ж договорились…

— А, ну все! – откинулся назад Сергей. – Я просто уточнил…

Я молча отправил остатки первого куска сахара в рот и запил.

— Вер, ну, набери тогда на компьютере такую же бумагу, как у нас была… тогда… – перевел взгляд на жену Сергей.

— А какая была бумага тогда? Я не знаю, у меня ее нет! – развела руками та.

— Щас я тебе дам! – недовольно поморщился Сергей, поставил кружку на полку шкафа, положил сахар рядом, полез в портфель, выудил оттуда лист бумаги, протянул жене. – Вот, сделай точно такое же «Решение», только номер два оно будет у нас… две копии… одну в банк, вторую нам.

Клавиатура застучала. Мы допили с Сергеем чай, бумага была готова. В документе говорилось, что на следующие три года, до 10 декабря 2009 года на должность генераль-ного директора нашей фирмы вновь назначается Лобов Сергей Михайлович. Я, как учре-дитель, подписал бумагу, Сергей следом под моей подписью поставил свою, поставил пе-чать на обеих копиях и убрал листы в портфель.

— Роман, ну ты ниче по поводу назначения гендира!? – произнес он участливым то-ном, пытаясь выказать свою деликатность.

— Да ниче… – улыбнулся я.

— Не, ну мало ли! – деликатничал чрезмерно Сергей, отчего возникло чувство нена-туральности заботы. Ведь он сам был инициатором продления его полномочий еще на три года вопреки нашим договоренностям о чередовании. А теперь, после получения моей подписи, проявлял учтивость. Мне не понравилось и я, как всегда в таких случаях, завуа-лировал недовольство в сарказм.

— Ну, надеюсь, в следующий раз через три года я уж смогу побыть генеральным ди-ректором? – хмыкнул я, уставившись вопросительно на напарника.

— Роман, а оно тебе нужно? Ты и так у нас серый кардинал! Без твоего согласия все равно ни одно решение не принимается! – встречно густо полил лестью мой вопрос Сер-гей, оставив его без ответа.

— Ха! Серый кардинал, говоришь!? Интересное сравнение, — ухмыльнулся я, отведя глаза от прямого взгляда в пол. – Ладно, куда деваться, придется быть серым кардиналом!

Я совершенно спокойно отнесся к желанию Сергея, остаться генеральным директо-ром на следующий срок. Оно мне виделось несущественным и даже детским, я не придал значимости все этой формальной возне напарника и потому решил уступить и потрафить его самолюбию. «Все равно без меня нельзя совершить ни одно действие в банке, там тре-буются две наши подписи для проводки любой операции, этого мне достаточно, если вдруг что…» — подумал я, подытожив.

— Надо будет завтра нам, Ромыч, в банке встретиться с утра часиков в девять… – произнес Сергей в продолжение разговора после некоторой паузы. – Там надо им какие-то бумаги подписать по этому поводу и по поводу наших подписей в банке… у нас же две подписи… да, Вер, подписи еще обе надо будет заверять заново?

— Да, Сереж… – произнесла Вера, не отрывая взгляда от монитора, занятая работой. – И подписи тоже…

— Ааа… подписи… да, надо… – закивал я. – Ну, тогда завтра с утра в банке…

— Слушай, Ромыч, может, и подпись тогда одну в банке сделаем? – распрямился в кресле Сергей, скрестил руки на груди и посмотрел на меня. – А то че тебе каждый раз из-за этой второй подписи кататься в банк?

— Да, а какая разница? – посмотрел я на напарника, пожал плечами. – Я не так часто из-за нее туда и езжу… ну, иногда бывает… Да не, пусть будет две!

Я отмахнулся и тоже откинулся на спинку кресла. Сергей мгновение смотрел на меня, шмыгнул носом, произнес:

— Смотри, а то мы как раз завтра будем там и можем заодно и сделать одну подпись, и тогда тебе вообще не придется в банк ездить, мы с Верко́м все там сами будем делать!

— Да не, — мотнул я головой, — пусть две будут.

— Ну, как хочешь… – надул губы Сергей. – Я предлагаю, как лучше чтоб было тебе, а то ты без машины и кататься с одного берега на другой ради какой-то подписи…

— Да я понял, Серый… – кивнул я. – Пусть две будут… Мы же одну можем в любой момент сделать, если че?

Я перевел взгляд на Веру, инстинктивно, уже привыкнув, что четкие и однознач-ные ответы по таким вопросам можно получить именно от нее.

— Да, Ром, в любой момент можно сделать одну, — произнесла та.

— А, ну если так…! – всплеснул руками Сергей. – Ну, тогда завтра в банке, в общем!

 

На той же неделе в середине декабря мы сделали крупный завоз парфюмерии. Предновогодние оптовые продажи уже пошли вверх, нам надо было постараться зарабо-тать в этот период по максимуму. Сергей составил заказ и, увидев сумму, охнул.

— Роман, заказ на восемьсот тысяч выходит! – посмотрел он растерянно на меня, си-дя в кресле за столом и корпя над заказом. Одна его рука держала ручку, пальцы второй зависли над калькулятором и мелко дрожали. Сергей смотрел на меня секунду и принялся жевать губу.

— Ну и что? – пожал плечами я. – Восемьсот, так восемьсот! Главное, чтоб они отгрузили. Москва отгрузит?

— Думаю да, — кивнул Сергей.

— Ну и все! – резюмировал я, вскинув брови и улыбнувшись. – Они отгрузят, а мы продадим и просто нарубим денег!

— У Романа всегда все просто! – посмотрел Сергей на жену, вложив во фразу густой коктейль эмоций. В нем я распознал – возмущение, восхищение и зависть моей легкости принятия решения и уверенности в успехе. Я уловил оттенки эмоций сразу, как чувствуют разные вкусы мороженного состоящего из нескольких цветов.

— Ну а че усложнять-то!? – вставил я, не дожидаясь реакции Веры. – Заказали, при-везли, продали, бабки получили – всё!

— Ну понятно! – кивнул Сергей и обреченно выдохнул, встрепенулся. – Че, отправ-ляем такой заказ, да!?? На восемьсот тысяч!??

Напарник положил свою пятерню на лист с расписанным заказом и вопросительно уставился на меня. Он смотрел таким взглядом, будто понимал, что заказ надо делать именно таким, какой он нужен, но сам решиться не мог и если бы не мое давление, то Сергей тут же бы уменьшил заказ в половину до психологически безопасной ему суммы. И потому он смотрел на меня с немой мольбой в глазах либо о жестком решении в пользу крупной, страшащей его суммы, либо о мягком согласии на уменьшение заказа.

— Да!! – выпалил я, упершись ладонями в подлокотники, будто собрался выжаться на них вверх, как на брусьях, и подался всем телом вперед. – Делаем такой заказ!!

— Вер, на, делай заказ, отправляй… – обреченно протянул лист жене Сергей и сник.

 

Партия парфюмерии пришла 18 декабря в понедельник, и мы за три дня раскидали ее по оптовым клиентам. Продажи уже шли вовсю. За неделю мы продали три четверти привезенной парфюмерии, заработав на ней более двухсот тысяч. Наличку уже было неку-да девать. Мы досрочно расплатились за поставленную партию, и все равно на руках оста-лось более трехсот тысяч рублей.

— Роман, ну че будем делать с наличкой? – произнес Сергей в конце той же недели, сидя за столом, держа раскрытый портфель на коленях и разложив на столе пачки денег.

— Серый, да хуй ее знает! – выпалил я, покручиваясь в кресле у двери, засмеялся и развел руками. – Не знаю, честно!

Сергей смотрел на меня, закусывая губы изнутри, чтоб не заулыбаться в ответ.

— Давай подумаем, — добавил я. – Но сейчас Новый год через неделю, а там празд-ники, так что… сейчас мы ничего с ними сделать не сможем… только после праздников…

— Тогда можно положить их в стабфонд, — предложил Сергей.

— Че еще за стабфонд!? – прыснул смехом я, не удержался и тут же засмеялся в го-лос. – Серый, ты обсмотрелся что ли экономических новостей!?

В то время действительно по телевидению и в газетах постоянно мелькало слово «стабфонд», сопровождавшее чуть ли не все экономические и политические новости.

— Да не, — надулся тот сразу обидой. – Я просто предлагаю излишки налички пока складывать где-нибудь отдельно, чтоб не делить их пополам и каждому из нас не держать у себя по двести-триста тысяч и не таскать их без конца с собой!

— Да я и не таскаю… – пожал плечами я. – Я их дома положил, они там и лежат…

— Ну это ты не таскаешь! А мне приходится таскать! Я постоянно расплачиваюсь из своего общака то за то, то за это! – еще более обиженно высказал претензию Сергей.

— Ну… что правда, то правда, Серый… – согласился я. – Ну, тогда давай положим их в стабфонд, тебе будет поудобнее, мне без разницы… А где ты предлагаешь этот стабфонд держать?

— Можем счет открыть в банке на кого-нибудь из нас или я могу положить деньги на свой счет, у меня уже есть там же в банке, где и наш счет фирмы… – сказал торопливо Сергей. – Если деньги нужны будут фирмы, просто возьму их в одном окошке и отнесу в другое и все…

— Ну да… можно и так… не таскать же и в самом деле такие суммы в портфеле… – снова согласился я, кивнул. – Береженого Бог бережет! Хорошо, клади деньги тогда на свой счет, а после праздников решим, что с ними делать.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: