«Манипулятор», глава 039 (2ая половина)

0
112

В пятницу 8 сентября резко похолодало. В четверг мы катались с Сергеем по горо-ду еще в шортах, а в пятницу мне пришлось ехать на работу уже в штанах. «Вот и лето кончилось», — подумал я и ощутил, как в очередной раз накатила ежегодная грусть. Впере-ди маячила осень, сокращающийся световой день и зима. Лето не успело уйти, как уже после обеда в пятницу я вновь захотел, чтоб оно началось. Хотелось одного – промотать за секунду осень, зиму и весну, запустив жизнь снова лишь с апреля. Мы успели распро-дать дихлофосы как раз впритирку с ухудшением погоды. Природа, словно ждала нас – едва мы отгрузили последнюю коробку, как подул северо-западный ветер, и небо потяже-лело серыми плотными облаками. На следующий день намечался праздник – очередной День города. Сергей, сославшись на него, предложил взять по пять тысяч из «общака» на празднование. Я согласился.

— Ух, как тут тепло! – воскликнул я радостно, нырнув на заднее сидение «мазды» после работы. – Прям еще лето тут у вас!

Так и было. Переезд еще не работал, «мазда» стояла около него на обочине перед зарослями бурьяна. Мы дошли втроем до машины по тропинке, сели и поехали по домам.

— Вы на дачу? – уточнил я.

— Да, Ром, мы там жить еще долго будем, до октября точно, — сказала Вера, чуть повернув голову назад ко мне. – Если с погодой повезет, конечно, и дождей не будет.

Я сидел в машине и ежился, пытаясь сильнее вжаться спиной и боками в теплое си-дение, напитавшееся летом и все еще его удерживавшим. «За выходные сидение остынет, тепло выветрится, и последние частички лета испарятся безвозвратно», — думал я, тоскли-во глядя в окно. Так не хотелось отпускать лето…

За ночь похолодало еще сильнее, и в субботу я уже вышел на улицу в джинсах, футболке с длинным рукавом и осенней холщевой куртке. Позвонил Вовка и проорал в трубку, что он по мне соскучился, а больше него соскучилась Лера, и что они уже гуляют в центре и чтоб я поскорей приезжал к ним. Через час, в четыре, я был в центре. Встрети-лись. Лера переминалась с ноги на ногу как гусыня – выпирающий восьмимесячный жи-вот уже не скрывался никакими складками одежды.

— Ого! – вырвалось у меня непроизвольно, и Лера тут же залилась стеснительной краской. – Уже скоро?

— Да! – кивнул Вовка. – Через месяц уже рожать! Появится на свет еще один Ромка!

Вовка посмотрел на меня прищурясь, комично изображая подозрительность, сузил глаза до щелок, добавил вкрадчиво:

— Вот и посмотрим, на кого он будет похож… а то тут есть подозрения…

— Бля, Вован, вот ты дурак! – сказал я и отпихнул в шутку друга, тот захыхыкал.

Лера закраснелась еще больше, глянула на мужа, произнесла смиренно:

— Ну дурак, че еще скажешь!

Вовка скалился, получая какое-то мазохистское удовольствие от сценки.

— Да лан, я пошутил! – брякнул он, посерьезнел в долю секунды, но не взаправду. – Я там проверял! Все там нормально! Там качественная работа!

Лера продолжала смотреть на мужа тем же взглядом. Ее чувство юмора было ори-гинальным и мне все больше нравилось, я бы назвал его – умением смеяться молча. Леру выдавали только ироничные глаза. Когда становилось смешно взахлеб, Лера улыбалась и лишь скромно хмыкала. Она была поразительно сдержанной девушкой, сносившей, каза-лось бы, с абсолютным пониманием все Вовкины кривляния, идиотские фразы и выкрута-сы. Я даже подумал, что если бы вдруг Вовка разделся донага и пошел так по центру горо-да, то Лера шла бы рядом со спокойным выражением лица, и лишь ее глаза говорили бы удивленным встречным прохожим – да, это мой муж… да, ведет себя, как идиот… но даже если он и идиот, ну, что ж… это мой муж, уж извините, если беспокоит вас.

И при этом она бы не считала Вовку идиотом. Такой парадокс.

— А че, когда тебе уже рожать, Лер? – сказал я.

— В октябре… – сказала она.

Мы так и прогуляли весь вечер, фотографируясь, находясь в отличном настроении и дурачась с Вовкой по любому поводу и без. Наташа в тот день работала. И с нашими от-ношениями что-то случилось. Они замерли в точке неопределенности. Я не мог это объяс-нить, но чувствовал. Глаза Наташи по-прежнему мне улыбались, лицо отзывалось привет-ливой улыбкой, но во взгляде появился вопрос. Словно Наташа о чем-то думала. И это бы-ло связано со мной.

Я не потратил за выходные практически ни копейки и отнес премиальные пять ты-сяч вместе с ранее накопленными деньгами в счет оплаты квартиры. В понедельник 11 сентября в ежедневнике появилась очередная запись – «11.09.06   15.680   1м2   50м2».

 

— Роман, ну че будем делать с этими приглашениями на корпоратив? – произнес Сергей, держа в руках два продолговатых листка. Крупная компания-производитель уст-роила собрание для представителей фирм, торговавших ее продукцией. Я всегда относил-ся равнодушно к таким искусственным мероприятиям.

— Да а че с ними делать надо? – сказал я.

— Ну ты же не пойдешь туда? – уточнил Сергей.

— Неа, а че там делать? Имитировать радость общения? – покачал я головой.

— Ну че, тогда я выбрасываю? – занес приглашения над урной Сергей.

— Ды выбрасывай, — пожал я плечами.

Сергей замер, задумался.

— Слушай, Ромыч, а может, мы с Верко́м тогда сходим? Ты-то все равно не пойдешь, ну че приглашениям пропадать? – выдал он, снова замер в ожидании ответа.

Я пожал плечами, сказал: «Ды идите».

— Это все равно будет в пятницу, — оживился Сергей. – Мы здесь работу всю сдела-ем, я тебя домой закину, и мы уж тогда поедем туда с Верко́м, посмотрим, что там да как… А в понедельник я тебе потом все расскажу… че да как там было. Хорошо?

— Ды хорошо, — кивнул я.

— Ну все! – выдохнул живо Сергей. – Решили! Пойдем, Веро́к, с тобой в пятницу на корпоратив, поняла́!? А то давно не бывали на таких сабантуях!

— Поняла́, — улыбнулась Вера, завидев сияющее лицо мужа.

 

В середине месяца уволился племянник вахтерши, мы остались без грузчика. Но, ненадолго. В тот же вечер расторопный Сеня зашел крадучись в офис и предложил взять грузчиком его сына. Нам было все равно.

— Сень, он у тебя как вообще? Крепкий? – поинтересовался я.

— Да как… крепкий…? – замялся тот, зыркнул на меня, на Сергея. – Не такой, конеч-но, как ты или Сергей! Вы-то ребята крепкие! Качаетесь, наверное…

— Роман у нас качается, да! – произнес Сергей с едва ощутимой иронией, которую я, стал улавливать не сразу, а где-то спустя год совместной работы. Я словно подстроился под напарника и стал различать множество оттенков его поведения и речи.

— Сень, ну, коробку солей он поднимет-то!? – сказал я улыбаясь.

— Поднимет! – сконфуженно произнес Сеня и залился краской.

— Тогда приводи своего сына, Сень! Пусть работает! – подытожил Сергей. – Хоть завтра пусть выходит и работает…

 

— Надо было тебе, Ромыч, тоже идти на корпоратив с нами! – выпалил Сергей в понедельник утром, весь сияя настроением.

— Да как бы я туда пошел, если приглашения было два? – удивился я, сидя за столом и наблюдая, как Сергей оживленно расхаживает в тесном пространстве нашего офиса.

— Да там всех подряд пускали, — отмахнулась Вера. – У нас эти приглашения никто и не спрашивал.

— Ааа… – протянул я, посмотрел на Сергея. – Ну и че там было интересного?

— Да так, пришли, посадили нас в каком-то актовом зале, начали рассказывать о том, какая у них замечательная продукция, как все ее покупают…

— А кто там был то? – перебил я Сергея.

— Ой, да все там были! – сказала Вера. – И из «Арбалета», и из «Мангуста», и из «Оптторга» эта твоя знакомая…

— Славик с Катюхой был, Саша Дубко тоже, кстати… – продолжил Сергей, вдруг встрепенулся. – Блин, Саша! Это пипец!

— Че такое? – заулыбался и я в предвкушении.

— Там сначала презентация была, а потом конкурсы начали устраивать, ну, напри-мер, кто закажет на свою фирму сто упаковок моющего средства, тот получит плазменный телевизор! – Сергей развел руки в стороны, изображая размеры подарка.

— Большой, — сказал я.

— Дааа! Телевизор вот реально примерно такой! И Саша как давай заказывать! Хи-хи! – Сергей утер уголки глаз. – Короче, выиграл он этот телевизор, а там следующий кон-курс! Какой-то пылесос, а потом кухонный комбайн! Хи-хи! И Саша снова заказал и еще пятьдесят упаковок и еще… восемьдесят што ли…

Я посмотрел на Веру, та, улыбаясь, утвердительно качнула головой.

— Саша все конкурсы эти выиграл! – продолжал Сергей. – Он там, то ли двести, то ли триста коробок этого моющего купил!

— А зачем он покупал? Нахуй ему эти пылесосы и телевизоры нужны? – удивился я. – Он и так бы этот товар получил по обмену и еще и дешевле… Заработал бы денег и купил себе телевизор, какой надо, а не какой предложили…

— Ну не знаю… так вот… – развел руками Сергей, продолжая давиться смехом.

— Че-та на Сашу не похоже, — все удивлялся я. – Он дядя прижимистый, у него снега зимой не допросишься, а тут его самого, как лоха развели…

Сергей сел в кресло у двери и, махнув рукой, уже спокойным голосом произнес:

— Ну а потом фуршет был небольшой и дискотека в холле…

— Ниче се! – вытаращился я. – Там еще и танцы у вас были!?

— Дааа! Я тебе говорю, тебе надо было идти! Там было пару нормальных баб, как раз, какие тебе нравятся… – оживился Сергей, растопырил пальцы рук, будто держа в каж-дой ладони по арбузу. – С вот такими сиськами!

— Сереж, — раздался укоризненный голос Веры.

— Да ладно, Вер, — отмахнулся тот, встретившись взглядами с женой. – Че я такого сказал? Ромке нравятся такие бабы, я и сказал, что там такие были…

— Ну и до скольки все это было? – сказал я.

— Да часов до девяти наверное, — задумался на секунду Сергей. – Ну да, мы в девять как раз и поехали домой… Илюха из «Арбалета» эт конечно дааа…

— Че такое? – поплыл я снова в улыбке.

Сергей встал посреди комнаты, расставил ноги на ширину плеч, закрыл глаза, запрокинул голову назад, произнес: «Стоит такой… танцует… под этим делом…»

Сергей посмотрел на меня, щелкнул пальцем себя по шее.

— Че, он пил што ли!??? – вытаращился я в изумлении.

— Да там все понемногу выпили, на столах же водка была! – сказала Вера, поморщи-ла носик и добавила. – Но этот нормально там набрался.

Я хмыкнул, перевел взгляд на Сергея.

— Стоит такой… Все уже расходятся, музыку выключили, никто не танцует, и Илю-ха один посреди зала, — продолжил тот, вновь запрокинув голову и мерно покачиваясь на расставленных ногах и имитируя интонацию пьяного человека. – Эээ… я не понял! Где музыка!???

Я засмеялся, ясно представив менеджера Илью, каким его знал – тихого, скрытно-го, лысеющего, с бегающими глазками и подобострастными движениями. И контраст с рассказанным Сергеем забавлял, но и давал пищу для размышлений. Уже оказавшись ве-чером дома, я почему-то мысленно вернулся к этому эпизоду. И вдруг ясно ощутил всю глубину безысходной тоски, какой всегда были полны глаза Ильи. И только в момент опьянения все внутренние тормоза его разжались, и наружу вышло то самое, сдерживае-мое – Эээ… я не понял! Где музыка!???

«Бунт маленького человечка», — подумалось мне.

 

— Блять!!! – взорвался я, обернувшись назад в «мазде» и внимательно смотря на вахтершу в очках, которую мы только что миновали, выезжая вдвоем с Сергеем с террито-рии завода. Тетка стояла у въездных ворот, там, где всегда и, как обычно, курила.

— Вот пизда кривая!!! Не поздоровалась, Серый!!! Прикинь!!???

— Га-га-га! – запрокинул тот голову.

— Прикинь!!?? Я ей – здрасьте! – кивнул!! А она… пизда, блять, старая, охуевшая!! – аж затрясло меня от неприкрытого факта лицемерия. – Ебало свое задрала в очках и хуй даже посмотрела, Серый!! Блять, сделала вид, что не заметила!! Нахуй так делать!??

— Га-га-га, Роман, наивный! – ржал напарник, с явным удовольствием наблюдая мои фонтанирующие эмоции, наслаждаясь ими.

— Блять, Серый, да что это за хуйня такая!!??? Как она так может!!?? Ну раньше не здоровалась, думал, ну хуй с ней, может, блять, человек не сразу с другими сходится… Но вроде начала здороваться и на тебе – все, пиздец!! Снова ебало воротит!! Да как так!!??? – я сел прямо, машина тряслась по грунтовке к обновленному переезду, усиливая мое вол-нение. В душе поднялась столь сильная буря эмоций, что начала болеть голова.

— Роман, ты все удивляешься… – успел произнести Сергей.

— Да, Серый, я, блять, удивляюсь!! А как не удивляться!!?? Это ж пиздец какой ци-низм!! Блять, да у меня в голове не укладывается, как можно себя так вести – здороваться или не здороваться с человеком только потому, что тебе выгодно или нет, это делать!!?? Как так!!?? Ну ладно, я могу понять, когда, вот она не здоровалась, а потом надо было устроить племянника и она начала с нами здороваться! Ну ладно, это я еще могу понять! Но как она может, буквально на следующий день, как он уволился, снова перестать здоро-ваться!?? Как!??

Я замолк чтоб перевести дух. Сергей молчал, улыбался, поглядывал на меня, как на комика, дающего забавное бесплатное представление. Я его понимал. Действительно, я нечасто показывал при напарнике сильные эмоции из-за своей сдержанности. И Сергей с явным удовольствием и любопытством наблюдал мою другую ипостась.

— Это что получается, типа она нами попользовалась и все!? И теперь мы нахуй не нужны, а раз нахуй не нужны, то можно уже и не здороваться и воротить снова свое еба-ло!? Блять, да кто она такая!? Какая-то старая одинокая жаба, живет, блять, в какой-то будке! Работает в такой же вонючей будке на, блять, развалившемся заводе среди воню-чих мисок с едой для собак и, блять, даже здороваться ей впадлу с нами!?? Бля, она охуев-шая какая-то! … Пизда старая! … Да и хуй с ней! … Бля, почему люди такое говно!? Неу-жели так сложно быть нормальным человеком!?

— Роман, люди все такие… че ты хочешь? – сказал философски Сергей.

— Я хочу, чтоб люди были нормальными! Если с ними здороваются, то надо здоро-ваться! Блять, Серый, что я ей такого сделал!? Я что ее обокрал? Нахамил? Унизил?

— Роман, ну ты ж видишь какая у нее жизнь… И какая у тебя… Ты совладелец фир-мы, у тебя свой бизнес, купил квартиру себе, а она…?

Сергей глянул на меня успокаивающе, подействовало.

— Да это понятно, Серый… – выдохнул я, словно пытаясь продышать тот осадок в груди, что возник после поступка вахтерши. – Но это не повод так себя вести… Надо оста-ваться человеком в любой ситуации…

— Ну а ты ей замсти как-нибудь, да и все! – лукаво улыбнулся напарник.

— Замстить? – удивился я.

— Ну да, она тебе, например, будет что-нибудь говорить вот с таким недовольным ебалом, а ты ей скажи – а за то от вас пахнет старой женщиной – и все… – сказал Сергей.

Меня переклинило на фразе напарника. Я замолк, обдумывая ее. До меня медленно начало доходить. Нет, не смысл фразы, а ее тонкая изощренность. Сергей выдал абсолют-но изощренно-выверенную фразу, бьющую эту побитую жизнью тетку в самое слабое место. Я проиграл ситуацию в голове – одинокая сорокалетняя неинтересная женщина, живущая, по сути, в трущобе, не имеющая никаких шансов встретить нормального муж-чину, как-то улучшить свою жизнь, понимающая, что все, жизнь ее как женщины, закан-чивается… и заканчивается так вот бесславно, как на помойке… и она слышит такое. Меня передернуло. Произнесение такой фразы фактически стало бы крайне болезненным полу-смертельным уколом. Нет, не для тела. Для души! Сергей предлагал на гадость ответить еще более изощренной гадостью…

— Блин, Серый… – повернулся я лицом к напарнику с вытаращенными от осознания глазами. – Ты че!? Это же пиздец, такое сказать ей! Блять, Серый, ну ты и… Ха-ха! Серый, как… как у тебя голова работает!? Надо же… надо же такое придумать! Да ты че!? Это ж ее убьет на месте!

— Га-га-га! – закинул тот голову назад, получая нескрываемое удовольствие от моей реакции. – Ну вот и скажи ей!

— Бля, Серый, я понимаю, что ты предлагаешь, но я не смогу такое сказать…

— А я б сказал! – скривил губы напарник в удивлении.

— Не, Серый, такое нельзя говорить… – замотал я отрицательно головой. – Это уж надо быть совсем подонком…

Оба умолкли. Машина подкатила к переезду, но преодолеть его не успела. Колоко-ла запели, семафор принялся перемигиваться красным, шлагбаумы с обеих сторон опусти-лись, из асфальта с жужжанием полезли металлические барьеры и замерли, став почти на попа.

— Ого! Вот это номер! – удивился я, таращась во все глаза на новое оборудование переезда. – Гля, какую херню установили! Все, теперь, если нет паровоза, хер проедешь через переезд… такие заграждения… как противотанковые!

Переезд действительно сделали хорошо, дорогу подняли до уровня рельс. Теперь машина прокатывалась по ним легко, не подпрыгивая в тряске и не выкручивая колеса. Улучшения переезда на время отвлекли мои мысли, но едва по нему в город покатила с гудками и свистками электричка, как мысли вернулись – внутри вновь все закипело. Электричка укатила, барьеры опустились, шлагбаум поднялся, мы тронулись.

— И все равно я не понимаю такого поведения…  – тяжело выдохнул я. – Ну это, да-же если просто подумать, очень тупо так себя вести! Мы же с ней видимся каждый день, вдруг, ей еще что-нибудь понадобится опять!? И что!? И как вот она!? Она же все, уже не сможет к нам подойти и попросить! Не, может она и сможет, но мы же уже ей не поможем и не пойдем навстречу!? Вот чем она думает, Серый? Ну надо же свои действия как-то вперед просчитывать…

Мы тряслись от переезда по грунтовке к асфальту.

— Роман, ды это ж бабы! Они все тупые! – воскликнул тот. – Они на день вперед ничего просчитать не могут, а ты че-то от них хочешь, чтоб они стратегией занялись.

— Ну не все они тупые… Твоя же Вера не тупая, — сказал я. – Она вполне нормальная и умная и думает вперед…

— Ну хорошо, некоторые, допустим, могут на день вперед подумать. А чтоб на два-три уже таких нет… Она и эта обычная курица, за что вот ее любить!?

Ну эт ты прав… – кивнул я. – Любить ее точно не за что.

«Мазда» взобралась на асфальт.

— Я баб вообще не люблю, — скривился Сергей, притопил газу. – Да и Верка́ тоже.

Я промолчал, Сергей тяжело вздохнул.

— Слушай, Ромыч, надо нам с тобой посоветоваться… – сказал он, глянул на меня, встретил вопросительный взгляд, продолжил. – Вот смотри… У нас же щас начали выва-ливаться лишние деньги из оборота, ну, ты понимаешь – работа идет, все платим вовремя, а заработанные деньги уже некуда девать, они тупо лежат на счету и все…

Сергей был прав. Наша фирма благодаря высоким оборотам и большой наценке быстро сократила долговую нагрузку и вышла на уровень равновесия – когда вся новая прибыль уже накапливалась излишками.

— Я тя понял, Серый! – кивнул я. – Лежащие без дела деньги – это непозволительная глупость. Слушай, ну, давай думать, куда их деть! Можно, например, еще взять хорошую дистрибуцию и увеличить обороты… и так и делать – как деньги появились, добавили еще какой-нибудь завод!

— Да не, Роман, ну куда нам еще товар!? Зачем!? – Сергей посмотрел на меня непо-нимающе и так скривился, словно услышал именно ту мысль, какую меньше всего хотел слышать. – У нас и так склад забит!

Склад был действительно полон – двести пятьдесят квадратных метров, сплошь уставленных поддонами с двухметровыми столбами из коробок.

— Серый, забит, ну и что!? – удивился я. – Там на заводе полно пустых складов, можно еще один арендовать за те же деньги и все…

— Не, Роман, я считаю, это не то… – морщился Сергей. – Можно же чем-нибудь дру-гим заняться. Я не знаю, вот, так же, как и вы с Анатолием Васильевичем – вложиться в недвижимость, например. Или купить землю…

Мы подкатили к перекрестку у церкви и свернули влево, покатили по центральной дороге через поселок и рынок. Справа мое внимание привлек недострой – начатое здание из белого силикатного кирпича клинообразной формы утюга. Оно примыкало торцом к жилому четырехэтажному зданию и застыло в своей постройке на уровне чуть выше окон. По сути, из земли торчали лишь фундамент и стены. Здание густо заросло бурьяном.

— Вот интересная развалюха, Серый! – брякнул я, вспомнив одну лазейку в законе. Коротко – если на участке земли есть начатое строительство, то приоритет по оформле-нию участка в собственность имеет владелец такой стройки. Это мне сказал знакомый юрист из своей практики. «Кидаешь два строительных блока на участке, — говорил он, — а потом оформляешь землю под якобы начатым строительством в собственность». Я сказал об уловке Сергею.

— Слушай, а че, нормальная тема! – загорелись тут же его глаза. – Давай попробуем! Начнем телодвижения по этому вопросу…

— Ну да, мне тоже нравится, — кивнул я. – Довольно приличный кусок земли можно оттяпать, да и само здание, если его достроить вровень с соседним домом, то этажа три точно получится… площадь примерно метров шестьдесят-семьдесят там, получается, об-щая около двухсот будет… вообще нормально! Нехилый офис. На первом этаже магазин-чик, на втором менеджеров посадим, а на третьем сделаем себе по кабинету – будет у нас там штаб!

— Блин, Роман! – почти взвизгнул от радости Сергей, глаза его наполнились каким-то детским восторгом. – Мне так нравятся эти твои военные словечки! Штаб!

— Ну, все! – рассмеялся я. – Раз нравится, значит, будем строить штаб!

Вторую половину сентября мы как раз провозились с этим недостроем. Сделали запрос по объекту и участку под ним, заказали геодезическую съемку участка. Сергей даже слегка внешне изменился – усилились важность в походке и значимость во взгляде, которые тут же испарялись, едва мы оказывались в здании с табличкой «Областная тех-ническая инвентаризация». Мимикрия его поведения меня стала забавлять. Важный и значимый в неважных и мелких ситуациях, Сергей становился маленьким и скромным именно там, где требовались активные действия. Коридоры больших учреждений и вовсе, словно лишали его сил. Сергей слонялся по ним растерянно, а когда мы вдвоем оказыва-лись перед заветной дверью, не сразу и робко стучал в нее и просительским тоном произ-носил – Можно? Так было и с кабинетом, который мы посетили несколько раз по делам того участка. Наш запрос вела тихая интеллигентная женщина лет сорока. В последнее посещение нам открылись неприятные факты – недострой фактически невозможно было купить, последний владелец этого здания, фирма, обанкротилась и закрылась, вопрос собственности повис в воздухе и мог быть решен только в очень высоких кабинетах. Мы с Сергеем тут же скисли – мечта о «штабе» растворилась в воздухе.

— Вы только, пожалуйста, не забудьте оплатить геодезическую съемку, — произнесла женщина деликатно, протягивая нам результат съемки, официальный документ на двух листах со схемой замеров участка. Женщина в предыдущее посещение пошла нам навст-речу – заказала съемку без предварительной оплаты с нашей стороны, что было наруше-нием и проявлением ее доброты. Теперь же она слегка волновалась, сказав, что получит нагоняй, если оплаты не будет.

— А сколько там к оплате? – уточнил я.

— Тысяча рублей, — сказала она.

— Ой, да это ерунда! – махнул я рукой, добавив успокаивающе. – Не переживайте, мы сегодня-завтра оплатим эту тысячу. Спасибо вам за работу. Жаль, что так вышло. По-лучается, впустую просуетились, эх!

— Да, вот так… – развела руками женщина, явно нам сопереживая. – Но вы же не знали, что так будет… Приходите к нам еще, подыщем вам другой участок…

Сергей молча взял документ, сунул в свой портфель. Мы распрощались и вышли из кабинета в коридор. Спустились по лестнице, вышли на улицу, направились к машине.

— Надо будет не забыть оплатить съемку, — сказал я, плюхнувшись в «мазду».

— Да пошла она нахер! – выпалил Сергей, раздраженно проворачивая ключ в замке зажигания и нервно дергая рычаг передач.

— Серый…??? – удивленно онемев на пару секунд, посмотрел я на напарника. – Как это пошла нахер!??? Она же работу сделала, мы получили документ, надо его оплатить!

— Да что она сделала!? Какой толк от этой бумажки!? Она же сказала, что мы не мо-жем купить эти развалины! Ну а тогда, получается, ничего она и не сделала!

— Серый… – я продолжал сидеть как ошарашенный. – Она и не занимается такими вопросами, она всего лишь занимается обмерами земли… Свою работу она выполнила… Мы должны заплатить… Тем более, она пошла же нам навстречу, эта контора выполняет работы только по предоплате…

— Ну! Я не считаю, что мы должны ей че-та там оплачивать! – выдал резко Сергей и включил заднюю передачу.

Я ничего не ответил, умолк в оцепенении. Мы поехали, машина влилась в уличный поток, все внимание Сергея забрала дорога. В моем мозгу, словно что-то блеснуло и я, как ослепленный, сидел и несколько минут просто приходил в себя. Я обдумывал поступок напарника. Сергей открыто и цинично, как он выражался «кинул» человека. У меня не укладывалось в голове – женщина пошла нам на встречу, нарушила порядок, по сути, подставила себя… и в ответ на свою доброту получила такой плевок.

Я стал развивать мысль дальше. «Она, наверняка, получит выговор, а с ним и штраф, недополученную от нас тысячу удержат из ее зарплаты. За что ей такое? За ее доброту???» Внутри меня все взорвалось, я закипел тут же, каким-то невероятным усили-ем сдержал возникший порыв – мне захотелось добраться до офиса и заставить Сергея заплатить эту тысячу. Я был уверен абсолютно, что он согласится сразу, лишь повозму-щавшись для проформы. Хотя ему будет жаль этих денег. Но я знал точно, что смогу без проблем продавить свое решение. «Да, конфликт! Ну и что! Важнее быть честным! Надо сохранять лицо фирмы! Как он этого не может понять, что так нельзя себя вести!? Ведь в бизнесе самое важное – репутация! Сколько раз мы с отцом, когда еще вели дела вдвоем, выезжали лишь на безупречной репутации, получая самые выгодные условия сотрудни-чества. Репутация – один из столпов успеха в бизнесе! Успеха долгосрочного, ведь мы же не шаромыжники какие-то с фирмой-однодневкой! Зачем себе же создавать такими пос-тупками негативную репутацию!? Нам же будет хуже! Стоп!»

Мои мысли остановились… «Нам?» Снова вспышка в мозгу… «Нам! Двоим!» Я горько ухмыльнулся, отвернувшись к окну. Интересная штука получалась – нагадил на фирму один, а пятно ложилось на двоих. «И никому потом не докажешь, что ты тут не причем. Все! Мы же работаем вдвоем! Как в упряжке! Как две лошади. Одна сделала что-то не так – нагрузка сразу перекладывается на другую. И какой выход?» Я разговаривал сам с собой, внутренний монолог поглотил меня полностью… «И как же быть? Исправить, подтереть это пятно за напарником? А если снова случится подобное и что? Так и подти-рать до конца жизни? А чего ради? Я что ему нянька? Позволить и дальше ему поступать так?» Тут мое сознание развернулось в сторону прошлого… Снова вспышка. «А поступал ли Сергей так же раньше? Поступал, или я не замечал?» Я, как рыбак, который выбирает из воды донку на резинке, потянул за случившийся эпизод все подобные из прошлого. Предыдущие факты, как крючки с уловом стали выныривать из моей памяти на яркий свет осознания. «Были случаи! Мелкие, несущественные, но были! Или я их неверно оцени-ваю? Почему мелкие? Ведь они как капли – кап-кап-кап – разъедают все. Фирму, отноше-ния». В моей голове пронеслось несколько похожих эпизодов, из тех, что запомнились. И, что поразительно, все они были вроде как малозначимые. Как маленькие источники не-приятного запаха, когда пахнет рядом неприятно, но не настолько, чтобы уйти с занимае-мого места – места уютного и комфортного. И человек морщится, но терпит. И поведение напарника в нескольких схожих эпизодах оказывалось таким – неприятным и неприемле-мым, но настолько слабым по воздействию, что я всегда предпочитал стерпеть. И, как я понял в тот момент, решение терпеть принималось даже неосознанно, просто преодолева-лось чувство дискомфорта, не более. Я тяжело вздохнул, мысли начали терять энергию эмоционального хаоса и, остывая, упорядочиваться. Я осознал, что открыл для себя нехо-рошую особенность характера Сергея.

И еще… вспомнив предыдущие похожи случаи, я понял, что раньше как раз тем и занимался, что устранял негативные последствия для нашего бизнеса такого поведения напарника. И сидя в машине и поглядывая на надменное и неприятное выражение лица Сергея, с обиженно надутыми чрезмерными губами, я принял решение – больше не «под-тирать» да ним. «Пусть ошибки и негативные воздействия накапливаются», — решил я и заставил свою совесть заткнуться по поводу по-свински неоплаченной тысячи.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: