«Манипулятор», глава 038 (1ая половина)

0
138

ГЛАВА 38

 

После дня рождения я обнаружил в карманах дополнительные десять тысяч рублей. В начале недели из авансовых семи тысяч добавил пять и получил пятнадцать – как раз стоимость одного квадратного метра строящейся квартиры. Во вторник 18 июля после ра-боты я ехал на заднем сидении «мазды» и пялился в окно.

— Серый, останови мне напротив «Шанса»! – сказал я за пару остановок.

— Че, понесешь деньги в квартиру!? – посмотрел на меня тот в зеркало.

— Да, подсобрал тут немного… – сказал я, гуляя глазами по проносящемуся пейзажу за окнами. – Вы ж мне с Вовкой понадарили денег!

— А Вован тоже, что ли деньги подарил? – сказал Сергей.

— Да, тоже пятак, как и вы, — кивнул я.

— А Натаха твоя что подарила? – добавила Вера, слегка обернувшись.

— Натаха!? – удивился я вопросу и тут же не меньше удивился ответу, возникшему в голове, который я не обдумывая произнес: «Да ничего не подарила! Да, а какая разница!? Потом подарит! Она девчонка – пришла и нормально!»

Но мне стало неловко. Я на мгновение застрял между привычкой говорить правду и неожиданно всплывшим фактом отсутствия хоть какого-то подарка от Наташи. Странно, но я совершенно не заметил такого факта, лишь вопрос Веры озадачил меня, смутил и по-ставил в тупик. Я осознал свою неловкость, уши предательски вспыхнули жаром, я даже начал оправдываться, понял, как глупо выгляжу и просто замолк.

— Так че, сколько ты в квартиру-то сейчас понесешь? – спас меня от паузы Сергей.

— Да, там чуть-чуть, пятнашку! Один метр всего выкуплю! – сказал я.

— Это еще пятак с аванса добавишь, да? – догадался Сергей.

— Ну да, а откуда ж еще!? – развел руками я.

— Ну! Мало ли! – заулыбался Сергей, зажевав улыбку, чтоб не расползлась. – Вдруг у тебя еще какой бизнес, по ночам там без меня на стороне деньги заколачиваешь!

— Да неее… – улыбнулся и я. – Скажешь тоже… Нет никакого бизнеса на стороне… Вот, что с тобой зарабатываем, отсюда и ношу в квартиру…

— Где тебе, здесь? – произнес Сергей и, получив утвердительный ответ, подкрутил к обочине, остановился.

Мы распрощались до завтра, «мазда» покатила дальше на дачу.

— Здрасьте, Анна Петровна! – сказал я, едва оказавшись в офисе строительной ком-пании и заглянув в открытую дверь кабинета.

— Здравствуйте, вы ко мне!? – шустро выпалила та, крутясь между столом и шкафом позади с увесистой папкой в руке.

— Да не, я деньги за квартиру принес в бухгалтерию! – замахал я руками.

— Ааа… – протянула женщина, сунув папку в шкаф и юркнув в кресло. – Вот видите, как вовремя мы с вами подписали договор! А то бы сейчас уже не купили квартиру по тем ценам!

— Да, это верно, шестнадцать тысяч это не четырнадцать… – кивнул я.

— Какие шестнадцать!??? – уставилась на меня поверх уже нацепленных на нос оч-ков Анна Петровна. – Двадцать одна тысяча уже за метр!

Я опешил, простоял пару секунд в ступоре, сделал машинальный шаг в кабинет и сел на стул напротив ее стола, произнес: «Как двадцать одна??? За метр!???»

— Да! А вы что, разве не в курсе!? – Анна Петровна зашуршала бумагами на столе, в поиске нужной. – Неделю назад цены по всей стране скакнули! Я не знаю, может быть где-то и есть еще квартиры по тем ценам, но в нашем городе точно нет – все застройщики цены уже подняли!

Я молчал и хлопал глазами.

— Да вам-то чего!? У вас же договор! Там же фиксированные два процента в месяц! – успокоила меня Анна Петровна.

— Да я знаю… – буркнул я, пытаясь о чем-то думать, но продолжая находиться в прострации. – Просто… я читал в мае в газете как раз прогноз о таком скачке цен, мы еще спорили с моим напарником, будет или не будет такой скачок…

— А че вы спорили!? – удивилась женщина. – Вот он! Уже случился!

Я молча ошарашено закачал головой.

— И это еще не все! – добавила Анна Петровна.

— Еще что ли подорожают квартиры!??? – вытаращился я на нее.

— Само собой! Тридцать точно будет за метр к концу года! – уверенно махнула ру-кой женщина. – В конце лета будет, скорее всего, очередной подорожание у нас…

— Ладно… что-то вы меня прям огорошили… – сказал я растерянно, встал. – Пойду я лучше отнесу денюжку, заплачу в бухгалтерию…

Я криво ухмыльнулся, буркнул «до свидания, Анна Петровна» и вышел из кабине-та, побрел задумчиво по коридору в бухгалтерию, расстался там с деньгами, получил чек на сумму «15120руб.00коп.», вышел на улицу и так же задумчиво пробрел три остановки до дома. Задуматься было о чем – о везении или о чуде. Я не мог определиться с выбором термина. Везение – определенно. Как так вышло, что меня посетила мысль еще во время новогодних праздников, что нужно покупать квартиру? Я отмотал воспоминания назад – интересная штука, эта мысль не просто меня посетила, а настойчиво долбила мне мозг изнутри, пока я не выполнил ее требование. Что это? Как это назвать? Наитие, интуиция? Я быстро посчитал в уме – двадцать одна тысяча за метр, квартира выходила по текущим ценам в один миллион триста тысяч! Моя, даже с двумя процентами уже обходилась мне не дороже девятисот тысяч. Четыреста тысяч на ровном месте! Половина стоимости! Пятьдесят процентов подорожания! Охо-хо! Это просто какое-то чудо! Я успел запрыг-нуть в квартирном вопросе на заднюю площадку последнего вагона уходящего поезда! Я осознал, что промедли еще полгода, и перспектива своей квартиры отдалилась бы на нес-колько лет минимум… Мне двадцать девять… квартира достроится через год… В тридцать! Я вдруг вспомнил свою мысль… Даже остановился как вкопанный! Ту мысль, пришедшую мне давно, но пришедшую столь уверенно, что я сам в нее поверил – я куплю себе кварти-ру в тридцать лет! Меня аж передернуло! Откуда я знал тогда это!? Откуда!??? Порази-тельное совпадение… Совпадение??? Или интуиция?? Или чудо? Что это было!? Я мед-ленно побрел дальше ошарашенный вдруг в мгновение сложившимся в голове пазлом.

Дома я сообщил новость отцу, разложил все по полочкам, мол, прикинь, па, если бы не отнесли деньги тогда, то все… квартиры бы не увидели… и какие мы молодцы, что так сделали…

Отец от волнения лишь закурил на балконе, задумался на несколько секунд и про-изнес лишь многозначительное «мдааа», добавив чуть позже «интересно вышло».

И больше никаких эмоций, которые, меня в свою очередь, просто рвали изнутри. Я не мог сдержать свою радость от такого невероятного везения. Все выходные я чуть ли не скакал от радости по квартире и раз за разом вновь заводил с отцом разговор об удачном и своевременном приобретении. Отец, казалось, даже не обрадовался. Он вяло поддерживал беседу, скорее из деликатности. Хотя, возможно, он просто устал после очередного рейса за помидорами и хотел просто отдохнуть перед следующим.

 

— Серый, пиздец!!! Ща я тебе новость скажу, ахуеешь сразу!! – выпалил я, ворвав-шись следующим утром в офис и сходу плюхнувшись в кресло у двери. – Это пиздец, Се-рый!! Просто – пиздец!!

— Ды что ж там такое случилось!??? – подыграл мне тот, картинно озаботившись лицом, откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди.

— Вы не поверите! – продолжал я подогревать интерес обоих, переведя взгляд с Сер-гея на Веру. – Цены-то на квартиры прыгнули!! Вот как по прогнозам должны были скак-нуть, так и скакнули!!

Я поднял указательный палец вверх для весомости слов.

— Знаете, сколько щас метр стоит в «Шансе»!? – я выдержал паузу. – Хер угадаете!

— Ну, и сколько он стоит? – буркнул Сергей.

— Двадцать одну тысячу!! – задрал я снова палец вверх. – Прикинь, двадцать одну!! Помнишь, ты тогда еще газету приносил и там график этот был, блять, где нарисовано бы-ло, что по прогнозам в 2006 году цены на жилье вырастут на пятьдесят процентов!???

— Ну, — буркнул снова Сергей.

— Вот тебе и ну – выросли! Ты еще тогда сказал – да не, нихуя не будет, обычный рост будет в двадцать процентов и все! Я еще тогда подумал, что хуй его знает, как оно будет, в любом случае хорошо, что успел договор подписать! Бля, ты прикинь, Серый!

Я аж подпрыгивал в кресле, жестикулировал руками в воздухе и замолк лишь на секунду, чтоб только перевести дух.

— Это тебе в «Шансе» что ли сказали!? – сдвинул брови Сергей и заерзал беспокой-но в кресле.

— Да, Анна Петровна сказала! – выпалил я.

— Что за Анна Петровна? – нахмурился сильнее Сергей.

— Блять, Анна Петровна – она зам директора по сбыту как раз, она продает кварти-ры, с ней подписывал я договор! Блять, пиздец! И она еще сказала, что это не все и к кон-цу года метр тридцатку будет стоить сто пудов! Пиздец – тридцать, Серый!

Я в который раз задрал палец вверх и уронил вниз.

— Это, если моя хата стоила по старым деньгам тыщ восемьсот пятьдесят, то щас она примерно… по двадцать одному… шестьдесят один метр…

Я глянул на Веру, та молниеносно пробежала пальцами по калькулятору, выдала:

— Миллион… ну… примерно миллион триста…

— Воот! А по тридцать!? – я посмотрел на напарника. – Это вообще… шестью три…

— Миллион восемьсот! – отбила пальцами по кнопкам Вера.

— Девятьсот, ну, округленно, Серый и миллион восемьсот… – я снова задрал палец вверх. – В два раза!! Нихуево, да!?

Напарник нервно принялся жевать нижнюю губу и задрыгал торчащей из-за стола левой коленкой.

— Мдааа… неслабо… – произнес он после затяжного раздумья, в течение которого смотрел на меня отрешенным и почти стеклянным взглядом.

— Да уж… – произнесла Вера и тем вывела мужа из оцепенения. Сергей встрепенул-ся, повернул голову к ней, все еще задумчиво произнес:

— А Витька Бутенко же как раз тоже успел купить две квартиры там, у нас…?

— Ну да, они говорили, что вроде как подписали договор и, как Ромка, так же носи-ли, выплачивали и вроде все выплатили или еще не до конца, в общем, я не помню! – от-махнулась Вера от малоинтересных ей подробностей, в которые Сергей, наоборот, дотош-но вцепился.

— По-моему он часть успел выплатить, а часть еще нет… – принялся копаться в сво-ей памяти Сергей. – Или за одну выплатил, а за вторую частично… Тоже не помню! Надо будет у Витьки спросить!

— А чё, он две хаты купил? – удивился я, водя взглядом между столами напротив.

— А он соседние квартиры купил на верхнем этаже… – сказал Сергей, продолжая между слов жевать губу. – Ну ты понял… на площадке три квартиры там у него и он две соседние купил и объединил… и теперь у Витьки под крышей пентхаус…

Сергей крутил рукой в воздухе, словно что-то размешивая или очерчивая круг, по-казывая жестом объединенные в единое целое две квартиры.

— Ого! Нормальная тема! Мне нравится! – закивал я. – Я б тоже так замутил, были б у меня деньги! Класс! Прикинь… две ванны, два туалета, две кухни! Это он две двушки купил или как!?

— Да не, там, по-моему, одна трешка, а вторая двушка… или вообще две трешки… – копался в памяти Сергей.

— Нихера себе он там устроил себе… реально пентхаус! – удивлялся я.

— Да! Я тебе говорю! Там у него нормально! – кивнул Сергей. – Свой автосалон…

— Ну, видишь, оказывается, берут китайские машины, и неплохо берут, раз он смог купить себе две хаты сразу! И это сейчас берут, при таком качестве, да с непривычки…

— Да, берут… Вроде продаются… они ж дешевые… – задумчиво буркнул Сергей. – А че не брать, у него джип стоит – пятьсот тыщ! Нормальный такой джип, я смотрел… Я бы себе такой взял!

— Да не! – отрицательно дернул я головой. – Я ж тебе уже говорил, щас брать нет смысла, надо чуть выждать, когда качество пойдет более-менее нормальное…

— Думаешь, сделают хорошее качество? – с интересом переспросил Сергей.

— Канеш сделают! – выпалил я. – Помучаются и сделают! А пока… я бы не стал по-купать… Сейчас это тупо выкинутые деньги…

Сергей внимательно выслушал меня с остекленело-задумчивым взглядом. Едва я закончил, он встрепенулся, вскинул руки, вздохнул с сожалением, произнес:

— Да! Вот качество… видишь… А так мне китайские нравятся… я бы, пожалуй, такой джип, какими Витька торгует, себе бы взял…

— Да ну, Серый, бред! – отмахнулся я. – Выкинешь зря деньги, да и все… И еще и не продашь потом… Будешь кататься на нем до конца жизни…

Мои слова словно огорчили напарника, будто тот собирался на днях уже делать за-думанную покупку, а я охладил его пыл. Сергей сник и замолчал.

— А Витька – молодец, хоть и намучается с этим говном щас, но за то потом, когда пойдет нормальное качество, и бизнес у него попрет в гору! – подытожил я.

Сергей выслушал фразу с кислым лицом, вздохнул, произнес, расцепив руки:

— Да, Витька – молодец…

 

Посреди недели объявился Вовка, он пребывал в предсвадебной суете, позвонил мне торопливо и спросил, смогу ли я ему помочь в субботу с переездом – он покидал свою холостяцкую съемную квартиру и перевозил скарб к Лере. В голосе Вовке промелькнула редкая для него стеснительность, ему было неудобно просить меня о помощи.

— Рамзес, да я там в «Пеликане» еще договорился с чуваками! Мы не одни там бу-дем, еще трое подойдут, ну, может четверо! Ну трое точно! Кароче, там люди будут, если можешь, приезжай, поможешь…? – Выдал он скороговоркой, а под конец застеснялся.

— Вов, да какие проблемы? Канеш, приеду! – отрезал я, не желая даже думать об отказе – другу требовалась помощь, а Вовка, в силу сильной самостоятельности, крайне редко просил о помощи.

Утром в десять в назначенный день я подошел к его дому, у подъезда уже стоял грузовик – «трехтонник» с фургоном и площадкой-подъемником сзади. Я потопал вверх по кривым ступенькам, немного защемило в груди – мне было жаль, что холостяцкая жизнь Вовки подошла к концу, а с ней завершились и все наши с ним кутежи. «Бесшабаш-ное время ушло», — подумал я, увидел распахнутую дверь Вовкиной квартиры и тут же услышал его голос. Вовка энергично ходил внутри и матерился.

— Привет, балда! – сказал я, расплывшись в улыбке.

— Рамзес, блять, здарова! – затряс мою руку суетящийся Вовка. – Щас, эти все при-дут, и начнем все это носить вниз к хуям в машину! Перезжаю я, Рамзес, все, пиздец, за-кончилась моя холостяцкая жизнь! Окольцует меня Лера через неделю и все, один ты ос-танешься у нас неженатый! Хы-хы-хы!

Я окинул взглядом квартиру, почти все вещи были уже упакованы в сумки и ко-робки. Вовка продолжал суетиться вокруг музыкального центра, я стал помогать. За пол-часа вдвоем мы покончили с приготовлениями – можно было начинать переезд.

— Блять, да где они есть!? – рявкнул, отдышавшись, Вовка. – Может, они внизу стоят там у подъезда!?

— Да может… – пожал плечами я, и Вовка устремился вниз по подъезду, я за ним.

На улице никого не было.

— Ну щас, Рамзес, еще минут десять подождем и начнем пока носить, а они тогда уж, как придут, так помогут! – сказал нервно Вовка, бегая глазами по низу, не глядя в мои.

— Вов, да не придет никто… – сказал я просто, желая прекратить нервозность друга. – Самим все придется носить… Ну, че, давай, начнем пока? Ну а придут – помогут…

— Да, Рамзес, в пизду их всех! Давай таскать! – отмахнулся от телефона Вовка, кото-рый он теребил в руке уже несколько минут, не решаясь позвонить.

Начали с легкого – с сумок, пакетов. Перенесли вещи довольно быстро, походили вниз-вверх, размялись. Под конец осталось самое тяжелое – холодильник и стиральная ма-шина. Взялись первым за стиральную машину. Четыре этажа вниз по кривым ступенькам, вдобавок тесно. Мы отдыхали по чуть-чуть на каждой площадке. Жара, мы взмокли и тя-жело задышали. Справились. Оставался лишь холодильник. Чуть отдохнув, мы потопали наверх. Холодильник спускали так же, матерясь в узких поворотах и отдыхая после каж-дого пролета. Все! Мы стояли подле машины, фургон оказался забит Вовкиным скарбом почти наполовину. Но самое интересное было впереди – выгружать предстояло в такую же квартиру в таком же доме только в центре города и на пятом, а не четвертом этаже. Услышав новость от Вовки, я застонал, но полез в кабину. Через двадцать минут мы были на месте.

— Щас, Рамзес, еще двое подойдут – дядя Леры с сыном, помогут нам! – сказал обо-дряюще Вовка, закончив звонить по мобильнику. – Щас помогут, Рамзес!

Ему все еще было неловко оттого, что из всех знакомых откликнулся и пришел лишь я. Вовка суетился, я его понимал. Жарища. Мы начали подъем вещей наверх, оста-вив самое тяжелое также напоследок. Однотипный подъезд, такие же кривые ступеньки и узкие пролеты. Через десять минут подошли на помощь двое, стало намного легче, работа пошла быстрей. Мы управились за час. Все запыхались, взмокли и устали.

— Вов, ну вроде все… – сказал я, спустившись на улицу, грузовик был пуст.

— Да, Рамзес, все! Спасибо тебе! – Вовка со всего маху схватил мою руку своей и затряс с чувством. – Все, блять, переехал! Уехал из этой сраной квартиры!

— А мне она нравилась… – улыбнулся я, вспоминая все с ней связанное. – Хорошее было время… Жаль, закончилось… Теперь не потусим так, Вован! Женишься и все!

— Да лан, Рамзес, куда я денусь-то, епть!? – вылупился на меня Вовка. – Будешь к нам в гости приходить! Мы с Лерой всегда тебе рады! Особенно Лера! Хы-хы-хы!

Вовка ощерился, снова довольный своей затертой шуткой.

— Вот ты дуралей… – хмыкнул я, покачал головой.

Мы распрощались, и я устало пошел домой, но настроение было отличное.

 

Отношения с Наташей после первой ночи, проведенной вместе, будто оживились и перешли в новое качество. Мы стали больше видеться и все чаще просыпаться вместе в ее комнате. Я так привык к отсутствию домашнего уюта, что совершенно не обращал внима-ния на пустоту съемной квартиры Наташи. Меня влек душевный уют. В семье он отсутст-вовал. А с регулярным пропаданием отца в рейсах, квартира и физически превратилась в мертвое пространство. Мать, выцветшая в лице и теле от длительного отсутствия на днев-ном свете, превратилась в дряхлую облезлую старуху с безумным пустым водянистым взглядом и ненавистническим выражением лица. Она изредка выходила из своей комнаты, тенью пробиралась к холодильнику, шарилась в нем, что-то находила, уносила с собой в комнату и там ела. Я не мог привыкнуть к ней такой. Каждый раз мне становилось не по себе, и я старался не попадаться матери на глаза.

 

26-го около девяти вечера мой мобильник в штанах затрясся – звонил отец. Я как раз гулял в центре с Наташей. Солнце почти зашло, вечер выдался по-летнему тихим и безмятежным. Отец произнес уставшим голосом, что вернулся из очередного рейса, что оставит «газель» с грузом на ночь на территории «Водного рынка» и сам останется там же, а утром начнет торговать. Мое сердце учащенно забилось – в памяти застрял образ Васи, украдкой ночью бросающего отца в незнакомом месте, и после того случая я стал волноваться за отца пуще прежнего. Мне хотелось как-то его поддержать, прям тут же оставить Наташу посреди улицы и броситься бегом через улочки города вниз к водохра-нилищу, к рынку. Я сконфузился от самого факта звонка, буркнул в трубку, что зайду на рынок сегодня, но чуть позже. Отец обрадовался. Желание пойти на рынок как можно скорее лишь усилилось. Я подавил его в себе и прогулял с Наташей еще два часа. В начале двенадцатого я уже петлял по склону старых центральных улочек вниз к водохранилищу. У «Водного рынка» я оказался без двадцати полночь. Вошел через распахнутые ворота, перешагнув через заградительную цепь. На территории рынка – просторной асфальтовой площадки с множеством небольших складов, контейнеров и бытовок, плотно заставлен-ной по периметру грузовиками разного тоннажа – висела усталая тишина. Даже местные собаки не бегали и не лаяли. За день умаялись все. Я пошел вдоль рядов машин, выиски-вая нашу «газель». Нашел быстро. Машина стояла в общем ряду. Я подошел. Глянул внутрь. Отец спал. Он лежал полубоком, головой на водительском сидении, поджав руки к груди, чтобы не упираться в ручку передач и согнув ноги, упершись одним коленом в при-борную панель, а второе устроив вертикально вдоль спинки сидения. «Чего он не поехал спать домой? Так же неудобно», — подумал я и вгляделся в лицо отца. Тот спал глубоким сном сильно уставшего за день человека, лицо осунулось, зафиксировав мышцы в напря-женно-тревожном состоянии. Я на цыпочках отошел от машины и пошел обратно. Город, перевалив за полночь, погрузился в ночную тишину. Я протопал вверх по затяжному подъему с полчаса и вынырнул из плохо освещенных улочек частного сектора в яркие ог-ни центра города. По улицам катались лишь таксисты, частные «бомбилы» да молодые люди, считавшие лучшим отдыхом перед сном неспешную езду на любимой машине в гордом одиночестве или с девушкой или в оголтелой компании под громкую музыку. По тротуарам брели усталые группки из клубов и кафе. Я не стал звонить Вадику, в голове крутилось слишком много мыслей. Ноги сами настроились на удобный ритм и понесли мою задумчивость к дому, лишь изредка притормаживая у круглосуточных киосков фаст-фуда ради стаканчика кофе.

Следующим днем я, едва оказавшись на работе и решив текущие дела, позвонил от-цу. Бодрый и радостный голос в трубке сказал, что уже вовсю торгует с восьми утра, но торговля так себе. Я сказал, что подъеду после работы вечером к окончанию торговли и в семь часов был на «Водном рынке». Машину отца я нашел в другом дальнем конце рынка. Торговля закончилась, весь товар был уже убран обратно в кузовы машин или в склады. Люди устало ходили по рынку или сидели в кафешках у въезда, запивая ужин пивом. Напротив «газели» отца, в двадцати метрах несколько мужиков устроили помывку. Толс-тый кран торчал из кирпичной кладки на уровне пояса, струя воды хлестала из него на па-ру метров вперед. Мужики по очереди подставляли под струю голые по пояс тела, кряхте-ли и охали от прохлады воды, терли суетливо руками по спине и груди, фыркали и отска-кивали в сторону. Отец, завидев меня, отошел от воды и заулыбался. Я двинулся ему на-встречу. За пять шагов до отца, между нами оказался Василий. Он, обтерев голый торс по-лотенцем, расслабленно улыбаясь сквозь усы, двинулся вразвалочку навстречу мне. Я продолжал шагать к отцу, краем глаза замечая, как рука Василия начала подниматься на-встречу мне, протягиваясь для рукопожатия. Мы сблизились. Не меняя направления дви-жения, я обогнул того, сделал еще три шага и протянул руку отцу.

— Привет, па! – сказал я и ощутил свою кисть в твердой хватке отца.

Отец был мне очень рад, пожал руку с чувством. Рукопожатие – практически един-ственное проявление чувств, какому поддавался отец. Он был крайне скуп на чувства. Сух на них как песок в пустыне. Так его воспитала мать, сказав однажды, что дети не должны чувствовать, как родители их любят. Я почти и не чувствовал. Любые мои достижения со-провождались лишь отцовским скупым рукопожатием. Я что-то делаю хорошо – рукопо-жатие или молчаливое одобрение. Или не порицание. Даже слово «молодец» не звучало. И я вырос с этим – с одобрением в форме отсутствие порицания. Такой максимум отцов-ских чувств. И потому, особенность того рукопожатия я понял сразу. Отец словно говорил мне – спасибо за поддержку. Я же обрадовался тому, что наши отношения на миг оттаяли.

— Че, па, как торговля, продал помидоры? – произнес я, сознательно стоя спиной к Василию, который после известного случая перестал для меня существовать, как человек.

— Да так… – выдохнул отец, вытирая лицо полотенцем после умывания. – Фууух… продал четвертую часть… что-то торговля не очень…

— Ну, ничего, завтра остальное продашь, — подбодрил я отца, дождался, когда тот полностью оботрется, и мы пошли к нашей «газели».

— Да, надеюсь, что продам, — сказал отец. – После обеда приехала целая фура с по-мидорами, а вчера, говорят, вообще никого не было с помидорами, можно было продавать по хорошей цене… Здесь не угадаешь… фуух!

— А этот… Васяня твой, как, продал что-нибудь? – я зыркнул по сторонам, не наблююдая того поблизости.

— Да, Вася продал почти все! – оживился отец. – Как-то он лихо крутнулся с утра! Я пока разбирался, ставил весы, вынимал ящики, к нему какие-то подошли покупатели и сразу полтонны купили. А потом часов в одиннадцать еще одни полтонны купили и так, по мелочи еще он продал… Завтра, сказал, допродаст остальное и поедет за новой партией.

— А ты? – удивился я.

— Да а я куда??? – махнул рукой отец на будку. – Продавать буду! Тут еще больше тонны… и продать надо за два дня успеть, а то потечет там все от жары…

Я пробыл с отцом около часа, мы выпили по бутылке пива в уличном кафе. Отец отказался ехать домой, остался снова на ночь в машине. Я пожелал удачи и ушел. Снова шел пешком в гору. Снова всякое крутилось в голове. Я не мог понять, почему из всех ва-риантов отец выбрал самый трудный и рискованный. Почему? Сам рули, кати за тысячу километров, сам грузи-разгружай, ночуй в машине, товар скоропортящийся, цены скачут туда-сюда – сплошные риски и неудобства. Зачем? Ведь гораздо проще организовать биз-нес, подобный уже существовавшему или еще какой понадежнее. Нет же, полез во все тяжкие… еще к этому мудаку Васе, который сразу же и бросил отца одного… Я вообще не понимал, как отец смог после такого разговаривать еще с этим козлом, я б ему руки не по-дал, что и сделал… Но я не отец, а он… так запросто общался дальше. Я не мог понять… То ли гордости не было у него, то ли чувства собственного достоинства… Я не понимал… В конце концов, ну, сели бы мы вместе, придумали какой-нибудь новое дело для отца – да и занимайся им на здоровье! «Нет… возит эти помидоры… Надеюсь, заработает на них нор-мально… Иначе, если уж и заработки будут обычные, то зачем такой огород городить… и не стоило бы».

Отец продал остатки не в один день, а за два. Отоспался субботу дома и в воскре-сенье вечером вновь поехал в рейс. Василий, по словам отца, уже успел в воскресенье вер-нуться с новой партией. Отец в среду следующей недели вернулся с двумя тоннами поми-доров. Он продавал их долго, дней пять. И сказал, что больше никуда не поедет. Отец был очень нервным, я его не трогал, но через несколько дней он мне все рассказал. Оказалось, он звонил Васе оттуда из-под Краснодара и узнавал цену на помидоры на «Водном рын-ке». Вася сказал, что цена высокая и можно везти и закупать по той цене, по какой отцу предлагали фермеры. Но Вася наврал – отец приехал, цена держалась низкой уже пару дней. Все из-за двух фур – те привезли сорок тонн помидоров и демпинговали по ценам. И все, кто возили помидоры меньшими объемами, как отец, попали на деньги. Отец продал товар себе в убыток, потеряв около пяти тысяч. Вся его летняя кампания принесла мизер-ную прибыль. Отец хорошо заработал лишь на первой партии, последующие поездки да-вали все меньшую прибыль, пока последняя закупка не вышла в минус. Отец был расстро-ен и подавлен, я ему сочувствовал, но в душе был рад, что все закончилось. Перед моими глазами стоял тот образ отца, скрюченного в кабине во сне. Я не желал ему такой участи.

 

Вовка женился. В последние выходные июля случилась свадьба. Все, как у всех – ритуалы были соблюдены полностью. Вовка попросил меня сфотографировать свадьбу, и я всю субботу пробегал с фотоаппаратом, успевая запечатлевать все значимые моменты. Церемония бракосочетания – сфотографировал, перенос невесты через мост – сфотогра-фировал. В нашем городе в центре есть старинный каменный мост, он очень короткий, буквально метров пятнадцать. И все женихи переносят невест на руках именно по этому мосту – удобно, нести ж немного. Мост заканчивается по обеим сторонам высокими фо-нарями, одетыми по пояс в кирпичную квадратную «рубашку». Лера взяла в руку бутылку шампанского, Вовка наложил свою руку поверх руки жены. Оба поднесли бутылку к углу фонарной «рубашки», собираясь соблюсти ритуал – разбить бутылку шампанского на счастье. Я приготовил фотоаппарат, народ из машин свадебного кортежа замер сгрудив-шись на мосту и рядом. Лера вяло, явно осторожничая, размахнулась и шлепнула бутылку об угол. Та не разбилась. Вовка хохотнул, на мосту его поддержала парочка смешков.

— Давай еще раз, — сказал Вовка.

Лера снова шмякнула бутылку об угол. Вяло. Бдзынь – бутылка отскочила обратно целехонькая. На мосту заржало с десяток голосов.

— Лер! – произнес Вовка, нервничая и издав извиняющийся смешок.

Бдзынь – третий вялый удар парировал каменный угол. Невеста засмеялась, мост заржал почти в полном составе.

— Дай сюда, блять, эту сраную бутылку!! – рявкнул сорвавшийся Вовка, выхватил шампанское из рук жены и размозжил бутылку об угол. – Вот, блять!! Так надо!

Лера тихо хохотнула, заулыбалась, глянула на меня в кадр. Мост облегченно вы-дохнул и полез по машинам.

Под свадьбу сняли большое полуподвальное кафе в центре. Тамада принялся отра-батывать деньги – на гостей посыпались дурацкие конкурсы и прочая развлекательная дребедень. Половина сразу накинулась на еду, вторая на водку. Через час, когда тамада выдохся, и начались танцы, я встал и незаметно вышел на улицу. Солнечный день бил в глаза щедро. Я зажмурился, вздохнул облегченно и поехал домой. Я даже успел вздрем-нуть, вернулся в кафе через четыре часа к восьми. Никто не заметил моего отсутствия. Свадьба превратилась в усталое пьяное брожение. К десяти все закончилось. Я распро-щался с молодоженами, побрел в сторону «Чистого неба», достал мобильник из кармана и позвонил Наташе.

0

Автор публикации

не в сети 11 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: