«Манипулятор», глава 037 (2ая половина)

0
152

Мы договорись с Наташей встретиться в субботу восемь вечера в центре. Мне дома было невыносимо, я смылся оттуда в пять, доехал до центра и потопал от гостиницы к проспекту. Пройдя его весь неспешным шагом до конца, я развернулся и пошел обратно. До встречи с Наташей еще была уйма времени.

В одном из летних кафе сидела Инна с двумя подружками. Я увидел ее метров за тридцать. Та помахала приветливо рукой. Я подошел к столику под навесом, поздоровался с девушками и сел около одной, напротив Инны и третьей девушки.

— Гуляешь? – посмотрела на меня Инна, как всегда с изучающим прищуром.

— Да, вышел в центр, посмотреть, кто тут есть и что тут делается, — кивнул я.

— Один? – щупала меня взглядом девушка.

— Ну да… пока один… – откинулся я на спинку стула, подальше от пронизывающего взгляда Инны, — … а там видно будет…

— Не женился еще? – произнесла та, не отводя глаз.

— Пока нет… – сказал я, чувствуя себя все больше будто на допросе. – Успею еще…

— Ну да, — ухмыльнулась Инна. – Какие твои годы!

Девушка посмотрела на меня, в едва уловимой мимике ее лица промелькнуло то ли разочарование то ли легкий сарказм, наконец, отвела глаза, потупив их вниз на свои руки, лежащие на столе и держащие красный мобильный телефон.

— Да ты и не женишься никогда… – махнула она обреченно рукой, словно подведя окончательный и бесповоротный итог своим размышлениям, посмотрела на подруг, ух-мыльнулась, добавила едко уже для них. – Он же у нас избранный!

Я почувствовал себя неловко. Попытался представить себя со стороны Инны. Ин-тересно, как я выглядел оттуда? Я смотрел на Инну. Та на меня. Ее подружки ничего не понимали в нашем диалоге, а мы оба читали между строк. Так Инна дала понять, что ра-зочаровалась во мне и вообще, думала обо мне лучше, а я оказался жалким трусом. Я не пытался переубедить девушку. Зачем? Это ее мнение, пусть думает так. Инна же, почув-ствовав мое безразличие и спокойствие, не утерпела и по-женски задела, опять же между строк.

— Девушка-то у тебя хоть есть? – произнесла она и схватила мои глаза вниматель-ным взглядом. Я бы не смог выносить такой взгляд всю жизнь.

— Есть, — спокойно ответил я и улыбнулся лишь уголками глаз и рта.

Инна принялась переваривать мой межстрочный ответ, я наблюдал. Мой телефон, словно вступив со мною в союз, выкрикнул из кармана штанов – Hit me! – и забил бара-банную дробь. Я вытянул телефон на стол, тот начал петь:

 

Can you keep up

Baby boy, make me lose my breathe

Bring the noise, make me lose my breathe

Hit me hard, make me lose my (hah, hah)

 

— Да, алло, привет! – поднес я телефон к уху и уставил взгляд на Инну, та обрати-лась в слух. – Я? Да тут, в центре, в кафе сижу со знакомыми девчонками, встретил слу-чайно, сижу, болтаю с ними… Да не, ну просто знакомые… Ну, просто шел мимо, они меня увидели, я их, они сидели тут за столиком, я подошел и вот сижу, жду тебя…

Я удивился, впервые в голосе Наташи явно звучали нотки ревности. Я понял, что попал в дурацкую ситуацию – рассказал Наташе, где я действительно и с кем, а в ответ по-текла необоснованная ревность.

— А ты где сейчас? – перехватил я инициативу. – Идешь как раз в центр? … А, ну да-вай, я тебе навстречу как раз пойду, и на углу у гостиницы встретимся!? … Да у гостиницы на этой стороне. … Все, хорошо, иду навстречу. … Давай, пока…

Я распрощался с девушками и пошел навстречу Наташе.

Через десять минут я был на том самом углу, где ночью начинались владения Вади-ка и прочих таксистов и «бомбил». Наташа шла навстречу по пешеходному переходу. Она улыбнулась мне с середины дороги и торопливо пробежала оставшееся расстояние между нами. Золотистые туфли на высокой шпильке, телесного цвета шелковые бриджи и схоже-го цвета обтягивающая майка на тоненьких лямках – Наташа выглядела минималистично эффектно. Ее большая красивая грудь сопровождала каждый шаг волнующими мужской взгляд движениями. И цвет кожи. Легкая врожденная смуглость. Та самая, которая любого делает привлекательнее.

— Привет! – произнесли мы почти одновременно и поцеловались в губы.

— Так! – уперла Наташа театрально руки в боки и отставила одну ногу, цокнув шпилькой. – Что это там за подруги такие, с какими ты там рассиживаешься по кафе!?

Это было даже приятно – я вдруг почувствовал себя нужным, улыбнулся и отшу-тился, сказав, как есть – что просто встретил знакомую и коротал время за столиком, до-жидаясь встречи с Наташей.

— Не надо сидеть ни с какими подругами! – произнесла резко та, скрестила руки на груди, лицо ее вмиг посерьезнело.

Во мне внутри тут же сработал защитный механизм. Запретительная фраза. Я на-прягся и приготовился к противодействию.

— Да ладно, Наташ, ерунду не говори! – улыбнулся я с усилием, пытаясь удержать ситуацию в шутливом русле. – Просто посидели, ничего такого…

— А, просто посидели!?? – Наташа стала еще серьезнее и отступила от меня на пол-шага. – Я, значит, ему звоню, а он сидит уже с какими-то там подругами… бывшими!???

Я вдруг осознал, что девушка не шутит, и ее реально переклинило на случившемся факте. Странно. Разумная ревность, да, это приятно. Но… я понял, что точку меры Наташа пролетела стремительно, в ее глазах появилась паника.

— Да хватит тебе, Наташ… – повторно улыбнулся я. – Просто пообщался со знако-мой девушкой… У меня же есть друзья, знакомые… Что, я с ними общаться не могу?

— Не можешь!! – выпалила Наташа и достигла в лице и тембре голоса едва ли не крайнего состояния волнения и паники.

Я молча развел руками, был совершенно ошарашен. Серьезность ситуации пере-росла внутри меня в комичность.

— И как же мне жить в таком случае, общаться из девушек только с тобой, да?

— Да!! Только со мной можно общаться!! – заистерила Наташа.

Можно-не можно. Где-то я уже это проходил. Я закипел мгновенно – был сыт жен-скими запретами по горло и больше не собирался их терпеть.

— Знаешь что! – сказал я негромко, но с нажимом, с усилием подавив в себе вспыш-ку гнева. – Я буду общаться, с кем захочу и когда захочу! И если ты не можешь понять, что все мое общение с другими девушками носит исключительно приятельский характер, то это твои трудности!

Наташа молчала, смотрела на меня испуганными глазами. Я решил не становиться жестким сверх меры и не обострять отношения, смягчил слова, добавил:

— Я просто шел по проспекту, знакомая сидела с подругами за столиком, увидела меня, махнула рукой! У меня было еще время до нашей с тобой встречи, я пошел и просто пообщался со знакомой! Все! Обсуждать тут нечего!

Наташа стояла напряженная как струна.

— Ой, все! Ладно! – вдруг вернулась она в нормальное живое состояние, улыбну-лась, тут же приблизилась ко мне, обняла рывком и сжала сильно руки вокруг моей груди. – Никому тебя не отдам!

В моей голове сразу случилась феерия чувств – подумалось, что вот, наконец-то, я встретил ту самую девушку, которая произносит такие важные слова. Что все предыдущие неудачи в отношениях стоили такой удачи. И что об удаче я и не мечтал, хотя, мечтал, ко-нечно. Все смешалось, настроение устремилось ввысь за облака, я обнял Наташу, мы мед-ленно пошли по улице, о чем-то нежно воркуя, и провели в тот раз отличный вечер. Хотя, по правде сказать, все наши встречи всегда случались легкими и приятными. Мы гуляли вечерами по центру, ходили в кино, катались на речку загорать и купаться – вели себя со-вершенно как устоявшаяся пара, раз и навсегда определившаяся с выбором. Интересная штука – постоянные отношения. Как только они возникают, сразу все «бывшие» и «дав-нишние» и просто, казалось бы, без интереса крутящиеся рядом девушки начинают про-являть к тебе интерес. Одни названивают, другие стреляют глазками, третьи прут в лоб, четвертые начинают поставлять компромат на твою девушку, пятые соблазняют – ощу-щение такое, что вдруг и разом ты всем становишься нужен и интересен. Где вы были раньше, спрашивается? Смешно.

 

На следующей неделе я встретил Эдика, бывшего студента, что возил нас с Вовкой до Вадика. Мы столкнулись с ним случайно днем в центре. Эдик был при параде – кос-тюм, галстук, портфель – определенно директор. Все, что рассказал Вадик, Эдик подтвер-дил. Он говорил, глаза его сияли счастьем, осанка приобрела заметную важность – Эдик примерял на себя роль хозяина жизни. Я слушал его вполуха – устроился работать гене-ральным директором, взял машину в кредит под залог квартиры, семейной жизнью дово-лен. По глазам Эдика я понял, что никакие предостережения из моих уст он не захочет слышать. Парня опьянял резкий взлет. Мы распрощались через десять минут, пожали ру-ки и разошлись в разные стороны. Больше я Эдика не видел.

 

— Роман, а ты ж все встречаешься с этой своей, как ее…? – Сказал Сергей, вдруг пе-рейдя с нашей обычной трепотни о кино на личное.

— С Наташкой что ли? Да, встречаюсь, — кивнул я.

— Просто я подумал, могли бы вместе где-нибудь посидеть… Взял бы свою Наташку да поехали бы на шашлычки – я с Верко́м и ты со своей Наташкой…

— Не знаю, да можно… я как-то об этом не думал… – пожал плечами я, глянув на Веру, та занималась работой  на своем месте и слушала наш разговор вполуха.

— Ну, у тебя ж Наташка красивая!? – вдруг задал непонятный вопрос Сергей и вни-мательно посмотрел на меня.

— Ну… – опешил и улыбнулся растерянно я, вновь глянув на Веру. – Ну… красивая, да… ниче такая!

Вопрос показался мне настолько забавным, что я даже негромко хохотнул пару раз. Вера с ироничным удивлением глянула на мужа.

— Ром, скажи – у меня все девушки красивые! – подшутила она.

— Серый! – выдал я тут же, плывя в улыбке. – У меня все девушки красивые!

— Вот и бери свою красавицу сегодня после работы, и поехали на шашлыки! – отки-нулся в кресле Сергей. – Просто захотелось что-то поесть нормального шашлыка! А то мы вроде живем на даче, а давно уже шашлычка не жарили что-то, да, Веро́к!?

— Ну да… – кивнула Вера, поморщила носик, улыбнулась. – Шашлычка и я б съела!

— Вот! Тем более! Поехали, Ромыч! – насел Сергей.

Не особенно горя желанием, я все же согласился.

Мы выехали с работы в пять, заехали по пути в парочку магазинов. В парке оказа-лись ближе к семи. Спустились на машине к водохранилищу, расположившись метрах в двадцати от воды. Я вышел из машины. Тишина природы сразу надавила на уши. Ветер неспешно шевелил деревья, кустарник и камыш. Голоса птиц сопровождали умиротво-рение. В кармане штанов ожил телефон.

— Да на шашлыках я, Вов! – сказал я, ответив на вызов.

— Кто это? Вован? – произнес вышедший из-за руля Сергей, глянув на меня сквозь стекла очков. – Скажи, пусть подъезжает к нам на шашлыки!

— Рамзес, блять, да какие проблемы!!!? – заорал Вовка в трубку, едва я озвучил ему приглашение. – Щас приеду, блять!!! Где там этот ваш сраный парк!!!?

Я объяснил. Вовка появился минут через сорок, косолапо спускаясь к нам из аллеи деревьев от асфальтовой дороги. К тому времени мы уже полностью расположились – рас-чехлили стол со стульями, развели костер. Я не заметил, как на голове Сергея объявилась тюбетейка. Он извлек ее откуда-то из багажника, натянул на затылок и стал проявлять всяческую активность – смеялся, шутил, раздавал указания жене, интересовался состоя-нием костра. Вовка, выкрикнув «здорова, Рамзес!», хлопнул своей ладонью мою, сдержан-но пожал руку Сергею и кивнул Вере, буркнув что-то себе под нос. Ловкими руками Сер-гея из багажника «мазды» на стол переместились металлические стаканчики, стопки.

— Это я в «Путешествии» взял… – пояснил Сергей, ввернув название магазина. – Я вообще все обычно там покупаю… И топорик тот вон из «Путешествия» и фонарик…

Сергей хвастался, называя недешевый магазин товаров для туризма. Я посмотрел на Вовку, тот был серьезен. Я отметил про себя, что между Сергеем и Вовкой отношения так и не развились дальше формальных. Я знал Вовку достаточно хорошо, чтобы уловить – тот не шел на сближение с моим напарником. Сергей? С виду он тоже не стремился за-дружиться с Вовкой. Между ними ощущалось легкое нейтральное напряжение.

— Не, я коньяк не буду! – сказал Вовка, завидев бутылку в руке Сергея. – Пиво буду!

Я открыл бутылку пива себе и еще одну для Веры. Сергей, налил себе стопку.

— Сереж!??? – посмотрела на него жена.

— Да ладно, Верок, я всего одну стопочку, мяса сейчас поем, все нормально будет… – отмахнулся тот от укоризны жены. – Тем более мы около дома, тут ментов нет…

Все чокнулись, сделали по глотку пива, Сергей выпил коньяк залпом, произнес:

— Ну что? Пора шашлык жарить?

Мы с Вовкой нанизали мясо на шампуры и разложили над огнем. Hit me! – выкрик-нул мой телефон, и я полез за ним в карман штанов. Приехала Наташа. Она спускалась сверху, заблудилась, я пошел ей навстречу. Джинсовый костюм и «казаки» – Наташа вы-глядела изящно. Джинсы так плотно облегали ее бедра, что обтянули даже икры. Футбол-ка-топик, подпираемая изнутри большой грудью, раздвигала джинсовую куртку нарас-пашку. Пышная копна волос подпрыгивала при каждом шаге. Я поцеловал Наташу в бело-снежную улыбку. Мы обнялись и пошли к костру. Впервые я увидел, как выдержка изме-нила Вере – та вперилась глазами в грудь Наташи и, как не пыталась отводить их, ничего не выходило – я замечал ее взгляд там снова и снова. И читалось в нем лишь одно чувство без каких либо примесей – зависть.

Следующий час Сергей вел себя как добровольный тамада, я, то ворковал с Ната-шей, то занимался с Вовкой шашлыками, Вера хлопотала около стола, поддерживая разно-шерстные темы вялых бесед. Общение не клеилось. Мы, словно части разной человечес-кой глины, не соединялись между собой даже под нажимом общего времяпровождения. Наташа держалась ближе ко мне и Вовке, Вера и Сергей – другая часть компании. Лишь я балансировал между всеми, пытаясь объединить разное. Шашлыки пожарились и съелись. Сергей вдруг взял стул и ушел с ним к воде, найдя в высокой прибрежной траве свободное место, сел спиной к нам и стал смотреть на воду. Компания распалась окончательно. Вов-ка маялся от скуки, постоянно скребя в затылке. Вера, доведенными до автоматизма дви-жениями семейной жизни, убрала со стола. Через полчаса Сергей вернулся. В глазах всех читалось желание скорейшего окончания посиделки. Помог дождь – стал накрапывать. Все забегали, покидали привезенное с собой в багажник и, уже спасаясь от западавших с неба крупных капель, шмыгнули в машину. Пошел ливень. Едва мы выехали из парка, он кончился. Компания разделилась. Остаток вечера я, Вовка и Наташа провели втроем – мы погуляли по центру и ближе к ночи оказались в «Чистом небе».

 

К середине июля мы практически продали десять тонн дихлофосов. Нужно было заказывать следующую партию. Сергей накидал заказ, небольшой, всего на три тонны.

— Серый, а че ты так мало заказываешь? Самые продажи же впереди! Щас в конце июля-начале августа как раз дихлофосы попрут… нам не хватит! – уставился я на напар-ника, держа в руках перед собой лист с записями.

— Роман, да мы нормально уже затарили всех! – сказал он, расслабленно отмахнув-шись. – Щас все пока прожуют остатки из первой партии, уже и конец июля! А на начало августа нам как раз, три тонны за глаза! Во!

Сергей провел ручкой у себя под горлом.

— Бля, ну мало же… – удивился я. – Я бы побольше заказал, тонн десять прям можно было бы, такой же заказ сделать, как и первый, как раз на вторую половину лета…

— Бля, Роман, зачем??? – скривился Сергей. – Что мы с ними делать будем!? Это точно дихлофосам зимовать придется!

— Да и хуй с ними! – выпалил я. – Пусть зимуют! Нам-то че!? Мы деньги за них платить не будем, да и все! Напишем письмо, объясним, что и как, я думаю, завод пойдет навстречу, тем более там этот твой… дружбан… прикроет нас, если что!

— Ну а если скажут выкупать товар!? – сморщился Сергей, будто от вкуса лимона.

— Ну… выкупим, скажут, выкупим! – ответил я. – Деньги мы зарабатываем, сумма там будет не такая уж и большая… Ну останется коробок триста… сколько это? Пусть сто пятьдесят тыщ! Фууу, бля! Да это хуйня! Выкупим, нехуй делать!

Я отмахнулся от возможной трудности, поняв совершенную ее незначительность.

— За то по весне заработаем дополнительные десять-пятнадцать процентов на пере-оценке… Тоже заебись! – добавил я, вздернув для убедительности брови вверх.

— Не, давай, так закажем! Ну зачем нам перетариваться, чтоб потом выкупать ненужный зимой товар и зарывать деньги в него до весны!? – уперся Сергей.

— Ну, давай так закажем… трехтонник… – пожал плечами я, устав от спора. – Но вот увидишь, останемся без товара в самый разгар…

Мы заказали три тонны дихлофосов и стали ожидать контейнер к концу месяца.

 

В середине июля, в пятницу 14 числа мне стукнуло двадцать девять лет.

— Поздравляю! – пожал мне руку Сергей в офисе в обед того же дня, после того, как я сказал, что приглашаю его с женой в развлекательный комплекс в субботу к восьми ве-чера, где заказал столик.

— Поздравляю с днем рождения! – улыбнулась Вера и, смущаясь, протянула руку. – Желаю тебе любви, счастья, денег побольше заработать и всего-всего!

— Роман! – полез Сергей тут же в свой «чемодан», извлек раздутый кошелек, отсчи-тал пять тысячных банкнот. – Не знаю, чего тебе дарить! Поэтому это тебе от нас с Верой, купи сам себе, что захочешь!

Я поблагодарил обоих и сунул деньги в карман. В пять мы уже укатили с работы, вновь обдав пылью очкастую вахтершу, продолжавшую исправно здороваться и прощать-ся с тех пор, как ее племянник стал трудиться у нас.

В семь тридцать у кинотеатра я ждал Наташу. Она снова выглядела минималистич-но и сногсшибательно – те же бриджи телесного цвета и майка в тон на бретельках. Днев-ная жара, перешедшая к вечеру в городскую духоту от нагретого асфальта, уже вторую неделю заставляла всех носить лишь необходимый минимум одежды. Наташа, завидев меня метров с двадцати, улыбнулась и пошла быстрей. Золотистые босоножки на шпиль-ках звонко цокали по тротуарной плитке. Я поцеловал Наташу в губы, обнял. Меня накры-ло волной свежести ее тела и едва уловимым ароматом духов. Захотелось забыть о празд-новании дня рождения, уединиться и провести вечер лишь вдвоем с Наташей. Едва мы с ней подошли ко входу комплекса, как следом нарисовался Вовка. Он затрепал мою руку в рукопожатии до боли в плече, проорал мне в лицо кучу искренних приятных слов и в ла-донь той же руки впечатал с размаху свернутые зеленые купюры.

— Дарю, Рамзес!!! Поздравляю тебя, буржуй!!! У такого человека день рождения!!! Разве я мог не прийти!!! Давайте… Где этот твой компаньон, подельник!!!? – Вовка закру-тил головой. – А, не пришел еще!!!? А, ну хуй с ним!!! В общем, давайте с ним вместе… желаю тебе… чтоб развили ваш бизнес, чтоб ты, буржуй, все здесь скупил в этом сраном городе!!! Чтоб вообще весь этот город скупил нахуй с потрохами!!! И… да…

Вовка заметил, как Наташка смеется, видя его представление, прячет улыбку за мое плечо, держа меня под руку.

— … да… вот!!! Блять, сбился!!! – Вовка зачесал свой и так взъерошенный затылок. – В общем, Рамзес, чтоб все у тебя было и ничего за это тебе не было!!!

Я обнял друга, поблагодарил. Втроем мы поднялись на второй этаж, я оставил Вов-ку и Наташку за столиком на уютных диванчиках, стоявших подле него полукругом, сам спустился обратно, вышел на улицу и замер на ступеньках входа. Через несколько минут из темноты парка вышли Вера и Сергей. Вера была одета в тех же тонах, что и Наташа. Телесного цвета тонкие бриджи до середины голени, светлые сабо на ногах и белая прита-ленная футболка. Сергея я даже не успел разглядеть – Вера сделала три шага по ступень-кам вверх, поравнялась со мной, взяла мое лицо руками и поцеловала в губы.

— Поздравляю! – произнесла она негромко.

Я опешил, смутился, чтоб не подать виду тут же собрался, но лицо вспыхнуло жа-ром. Сергей поднялся по ступенькам секунды через три, я уже справился с удивлением от поступка Веры. Напарник вальяжно и расслабленно протянул руку, едва уловимо пожал мою, произнес в полуулыбке: «Поздравляю…»

Я проводил их наверх. Официанты щедро заполнили столик тарелками с едой, фруктами, принесли пару бутылок водки, пиво – праздник начался. Вечер прошел совер-шенно шаблонно – повторно от каждого я выслушал поздравления, сопровождаемые питьем водки – лишь Вовка пил пиво, затем начались вялые разговоры. Общение почти не клеилось. Сергей и Вера сидели слева от меня и Наташи, Вовка справа. Если в посиделках у воды в парке Сергей был активным заводилой, то тут сидел молча и расслабленно, валь-яжно откинувшись спиной на диванчик и раскинув руки в стороны поверх его спинки. Че-рез полчаса алкоголь растворил общее напряжение. В десять вечера загрохотала музыка, из-за столиков на танцпол в середине клуба потянулись жиденькие струйки посетителей. Мы сидели с Наташей обнявшись, шептались весь вечер и целовались, ощущая витавшее между нами предвкушение ночи. Сергей, поглядывая на наши нежности, ухмылялся, по-качивал головой и еще больше со скучающим лицом расползался спиной по дивану. Вера же напротив, насмотревшись на наши с Наташей нежности, ощутила в себе женщину, об-няла мужа, прижалась к нему и пару раз попыталась поцеловать Сергея в губы. Тот всякий раз морщился и недовольно отворачивал лицо. Вера при этом виновато улыбалась и тыка-лась губами в его равнодушную щеку. Вовка взял мой фотоаппарат и принялся фотогра-фировать. Следующие полчаса фотоаппарат переходил из рук в руки, запечатлевая всех нас по нескольку раз. За час до полуночи Сергей принялся регулярно зевать. Все устали. Даже Вовка притих, сидел молча на диване и стеклянными глазами наблюдал представ-ление на сцене. Пора было расходиться. Всеми мы вышли на улицу за полчаса до полуно-чи. Сергей пожал мне руку, Вера деликатно помахала рукой уже от машины – они уехали.

— Че, прогуляемся? – посмотрел я на Вовку и Наташу.

— Да, пошли! – кивнул Вовка.

Мы неспешно пошли через парк к кинотеатру. После двух часов клубной музыки тишина городского парка ложилась на уши благодатным бальзамом. Чуть за полночь мы оказались у гостиницы. Машина Вадика стояла в общем ряду у обочины. Вовка уехал на ней. Мы с Наташей прошли еще пару остановок и поймали такси. Через двадцать минут мы уже входили в подъезд ее дома. В ту ночь я впервые остался у Наташи. Уже засыпая я думал о том, что моя жизнь все же выбирается из темной полосы в светлую – моя кварти-ра строилась, совместный с Сергеем бизнес быстро рос, я встречался с красивой и умной девушкой. Что еще нужно ощутить молодому человеку в день его рождения? Наконец-то положительные события в моей жизни стали преобладать над отрицательными – напря-женными отношениями с отцом и невменяемым поведением матери. Но я надеялся, что все разрешится и наладится и в нашей семье. Я рефлекторно сильнее обнял горячее сон-ное тело Наташи, притянул девушку к себе, зарылся лицом в ее волосы, расслабил мышцы и тут же уснул посреди гулкой пустой комнаты на единственном матраце на полу.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: