«Манипулятор», глава 034 (1ая половина)

0
7

ГЛАВА 34

 

Пятничным утром 24 марта в коридоре за дверью офиса раздался частый топот ног и приглушенные голоса. Говорили Сергей и Вера, они приехали на работу позже обычно-го – на часах было почти десять. Я, сидя за столом, оторвался от бумаг, прислушался. Дверная ручка опустилась вниз, дверь приоткрылась, и в офис вошли два ребенка. Следом зашла Вера. Дети, едва войдя, замерли как вкопанные. Вера втиснулась в комнату за ними следом, закрыв проход мужу.

— Вер, ну, войдите! – раздался раздраженный голос Сергея за дверью. – Как я вой-ду! Вы стали прям в двери!

Дети стояли и глазели на меня. Такие смешные. Я им улыбнулся. Девочка, старшая, одетая в розовую курточку и красную вязаную шапочку, хлопнув пару раз глазами, приня-лась вертеться и жеманничать. «Годика три-четыре», — решил я навскидку. Мальчик, оде-тый в серо-зеленую пухлую зимнюю курточку и близкого цвета вязаную шапочку, стоял на своих неуверенных ножках, замерев и покачиваясь одновременно. Не моргая он смот-рел на меня во все свои светло-голубые глазки. «Полтора», — прикинул я.

— Ну, поздоровайтесь с дядей! – сказала Вера и по-матерински аккуратно подтолк-нула детей сзади, освобождая дверной проем. – Лиль, пройди чуть вперед.

Вертлявая девочка пропустила мимо ушей слова матери, задвигалась, начала при-топывать ножками, будто танцуя, подошла к столу. Ее брат не двигался – все глазел на меня удивленными глазами, наконец, моргнул.

— Драсьте! – бросила девочка, выпустив меня окончательно из фокуса внимания и переместив его на предметы на столе, схватила авторучку.

— Здрасьте! – хохотнул я. – Вы чьи такие!?

Вера подвинулась вперед, сзади в офис втиснулся Сергей, держа в одной руке порт-фель, другой поправляя наползший на голову капюшон «аляски».

— Блин! – гоготнул он, встретившись со мной глазами, подпихнул животом жену. – Вер, ну пройдите, а!

— Наши, скажите, мы наши! Да, дети!? – сказала Вера и переставила сына на шаг вперед. – Сереж, сейчас!

— Привет, Ромыч! – напарник протянул мне руку, вновь гоготнув, протиснулся к шкафу. – Вот так вот у нас сегодня, да! Приехали всей семьей на работу, называется.

— Вижу, вижу! – закивал я, не сводя глаз с самого маленького. Тот встрепенулся, отвел взгляд в сторону и начал осматриваться.

— Скажите – здрасьте, дядя Рома! – сказала Вера.

Самый маленький глянул на меня, бесшумно как рыбка шевельнул пухлыми губ-ками и перевел взгляд на шкаф.

— Вас как зовут, а!? Как!? Ну-ка, скажите дяде! – Вера говорила, на ходу ловко сни-мая верхнюю одежду.

— Драсьте, дядя Рома! – сказала девочка, совершенно не отрываясь от изучения на-стольных принадлежностей, заглянула под стол, добавила. – Лиля…

— Лёня, Лёнь, а Лёнь! – позвала Вера, ловя рукой за капюшон самого маленького. – Лиля поздоровалась! Сказала дяде, как ее зовут! Как тебя зовут, а!? Скажи дяде!

Маленький закрутился в мою сторону, увлекаемый рукой мамы. Посмотрел на меня бесстрастным взглядом, выпятил нижнюю губку, чуть шевельнул ей и отвернулся.

— Лёня его зовут! Леонид! – сказал Сергей, снял куртку, шмыгнул носом. – Ромыч, ну, нам не с кем было детей сегодня дома оставить! Пусть побудут уж здесь пару часиков, я думаю, Верок щас сделает все свои дела по-быстрому, и мы ее с детьми отпустим, да!?

— Серый, да пусть побудут, я разве против!? – кивнул я, продолжая следить за действиями обоих детей. Лиля была вылитая копия Веры. Лёня – непонятно. Его слишком маленькие черты лица представляли из себя нечто среднее из внешности обоих родителей.

— Не, ну, я спрашиваю! – развел руками Сергей. – Вдруг ты против…

— Серый, да они уже все равно тут! – хмыкнул я. – И они нисколько нам не мешают, да, Лёня!?

Я улыбнулся ребенку, когда тот, услышав свое имя, чуть замедленно развернулся, поймал мой взгляд и отпустил почти сразу, потеряв интерес.

— Пусть будут, конечно! – закончил я фразу. – Куда уж теперь деваться…

Вера засуетилась – включила компьютер, сняла верхнюю одежду с детей, усадила Лилю рисовать за стол, дала той фломастер и лист бумаги, посадила Лёню себе на колени за стол и принялась делать свою работу, которую выполнила за час.

— Ну что, Ромыч? – напарник посмотрел на меня усталым взглядом, дети весь час вели себя шумно и порядком утомили даже меня. – Веру отпускаем?

— Да, Серый, конечно! – закивал я тут же. – Пусть едет домой, занимается детьми, мы все тут сами сделаем!

Вера быстро одела детей и, взяв их за руки, попрощавшись, вышла. Дверь закры-лась. Шаги в коридоре стихли. В офисе наступила тишина. Сергей плюхнулся в кресло жены, провел рукой по лбу, будто вытер пот, шумно выдохнул. Я улыбнулся.

— Да, Роман, и так каждый день! – кивнул напарник, обводя уставшим взглядом комнату. – Я с утра уже как выжатый лимон…

— Чаю попьем, лимон!? – хохотнул почти беззвучно я, расплываясь в улыбке.

Сергей кивнул.

 

В понедельник 27 марта я отнес в «Шанс» сто сорок тысяч рублей и выкупил еще десять метров своей будущей квартиры. Причем, я с трудом уговорил отца, пойти на та-кой шаг. Разговор состоялся в воскресенье. Отец вроде как даже упирался, предлагал по-дождать и отнести деньги позже. На мой вопрос – чего ждать? Он ответить не смог, мах-нул рукой и сказал: «Ладно, неси!»

— Только отнеси за десять метров, сто сорок тысяч и хватит! Оставшиеся деньги отнесешь в апреле! – уточнил отец и, заметив мое недоумение, добавил. – Там же пока нет подорожания!?

Я отрицательно покачал головой.

— Вот пока нет подорожания, пусть эти деньги полежат на книжке! – сказал отец, преодолевая мое непонимание, добавил. – Пусть полежат! Так надо! Потом отнесешь…

— Ну, хорошо, — пожал я плечами.

Анна Петровна привычно направила меня в бухгалтерию, где я и оформил вноси-мую сумму. Перед уходом я зашел к ней в кабинет.

— Есть для вас новости! – сказала женщина прямо. – Наш директор планирует с се-редины апреля поднять цены, поэтому, смотрите, если есть желание, можете на этой неде-ле или в начале той внести еще какую-то сумму по старой цене! У вас какой договор? Сумма же фиксирована?

— Да, фиксирована! И подорожание на два процента каждый месяц вне зависимости от роста цен! – отчеканил я, слегка занервничав.

— Это хорошо! Значит, у вас подорожает всего на два процента!

— А насколько будет подорожание? – спросил я, подавив внутреннее волнение.

— Да кто его знает! – пожала плечами Анна Петровна, игнорируя зазвеневший мо-бильник. – Семь процентов точно, а там, может, и все десять!

Мобильник не сдавался, ползая по ее столу волнами вибросигнала.

— Алло, да! – схватила его женщина, но не успела, сигнал прервался. – Ладно пере-звонят! Сейчас вообще ситуация непонятная!

Последнюю фразу она снова адресовала мне, отложив телефон в сторону и сложив руки  перед собой в замок. Телефон зазвонил снова.

— Говорят, что в этом году, летом, цены вообще прыгнут в два раза! – выдала Анна Петровна, схватила телефон и принялась разговаривать.

Я замер как прибитый к стулу. До моих мозгов начало доходить сказанное. В два раза! Я представил себе такой дикий скачок цен, начал волноваться, тут же вспомнил, что застрахован договором от любого роста цен повышением стоимости всего в два процента ежемесячно. Все равно стало не по себе. Анна Петровна общалась по телефону, погляды-вала на меня – я ее не слышал, думал и над сказанным. «Вдвое! Восемьсот пятьдесят и сразу миллион семьсот – хоп! Нихуя себе!» — скакали мысли в моей голове.

— Это правда такое подорожание будет, Анна Петровна??? – выдавил из себя я, едва женщина отложила мобильник.

— Да кто его знает! – бодро выпалила та. – Директор говорит, что будет! А он у нас довольно неплохо владеет ситуацией! Так что… если есть деньги, можете побольше закрыть метров, даже, чтоб эти два процента поменьше платить…

— Хорошо, спасибо, Анна Петровна! Учту! Да, наверное, принесу еще…

Мы перекинулись парой дежурных фраз, распрощались. Я вышел на улицу, сел в маршрутку, поехал в офис – все будто на автопилоте.

— Че, отнес денег еще в квартиру!? – сказал Сергей, внимательно изучив мое лицо.

— Да, отнес… — кивнул я, продолжая пребывать в легкой прострации.

— Сколько ж?

— Сто сорок тыщ… за десять метров… — сказал я и плюхнулся в кресло у двери.

За окном через пыльные стекла ярко бликовало весеннее солнце. Вера сидела на своем месте, Сеня с новым грузчиком были на складе, Петя – в рейсе.

— Это ж сколько тебе осталось? – поинтересовалась Вера.

— Половина… чуть меньше… — прикинул я в уме.

— Да эт отдашь! – махнул рукой Сергей. – Мы ж зарабатываем!

— Да не, я не переживаю, я о другом думаю… — произнес задумчиво я и вдруг ощу-тил, что в офисе стало прохладнее обычного.

— Отопление отключили, — развела руками Вера и улыбнулась.

— Что-то рановато! – хмыкнул я. – Хозяева завода экономят, прям!

— Да ладно! – отмахнулся Сергей. – Хер с ним! О чем ты там думал!?

— Ааа… это… — кивнул я и рассказал все, что услышал от Анны Петровны.

— Да это бред какой-то! – отмахнулся Сергей. – Не будет такого скачка цен! С чего ему быть? Ну, будет обычное подорожание и все…

Сергей меня не переубедил, но и волнения мои окончательно улеглись – любое из-менение цены, хоть стократное, меня коснулось бы лишь на известные проценты. Вечером дома я рассказал новость и отцу и напомнил о подорожании в следующем месяце.

— Па, слушай, ну я считаю, надо отнести все наши деньги и закрыть метры по-максимуму! – выдал я сходу, едва закончив с новостями.

Лицо отца заходило скулами под кожей – он сидел на кухне, закинув ногу на ногу.

— А что, нельзя попозже отнести? – Посмотрел на меня колючим взглядом он. – Скажем, в конце апреля?

— А смысл!?? – Удивился я. – Просто попадем на два процента и все! Сколько там у нас осталось на твоей книжке в банке, сто пятьдесят!?

Отец кивнул: «Сто пятьдесят…»

Я к своему удивлению ощутил его неудовольство. Отец отчего-то смотрел на меня взглядом полным подозрения, неприятия. Взгляд был будто оценивающим, будто отец вы-искал во мне что-то такое, чего раньше не замечал или не придавал значения. И это откры-тие его неприятно поразило, сузило глаза и посеяло в душу подозрительность.

— И два процента с них – три тысячи! – преодолел я тяжелый взгляд отца, не обра-щая на него внимания, думая лишь о теме разговора. – Мы просто тупо отдадим на три тысячи больше позже и все! А смысл!?

Я развел руками, стоя посреди кухни.

— Потому что мне могут понадобиться деньги! – произнес отец.

— Нууу… — растерялся я, задумался, сдвинул брови. – А зачем тебе деньги???

— А ты думаешь, деньги нужны только тебе!? – жестко сказал отец.

— Па, да я не думаю… — растерялся я сильнее от того, что отец без видимых причин к чему-то обострял диалог. – Я просто спрашиваю… я совершенно без задней мысли…

— Буду делать будку для «газели»! – сказал отец решительно, после паузы, будто со-брался и выдал то, что требовало усилий.

— Что за будку!??? – не понял я.

— Будку для перевозки фруктов и овощей, видел термобудки на грузовиках!?

— Ну да, видел, — кивнул я, поняв, о чем тот говорит. – Это ты тент хочешь снять, а в кузов такую будку сварить, да?

— Да, именно! – цыкнул отец, глянул в окно, встал и поставил чайник на плиту.

— О! Ну нормальная мысль! А че, ты собрался фруктами заняться!?

— Ну а что ты мне предлагаешь, до конца жизни у вас на подхвате быть и бегать предлагать эти моющие средства!? – вновь полез в пику отец.

— Па… — снова растерялся я, не находя логики во его фразах. – Я не предлагаю тебе быть у нас на подхвате, мы же вместе эту тему обсуждали! Ты согласился… Да, мы оба по-нимали, что толку большого там не будет… но… если бы ты сказал «нет», то и вопрос бы закрыли еще тогда и все! Я просто не очень понимаю тебя…

— Чего ты не понимаешь!? – не изменил тона отец, прислонившись бедром к подо-коннику. – Ты деньги зарабатываешь, а я остался не удел! У меня заработков нет, если ты не в курсе! Пенсия и все! Ну и то, что заработаю извозом! Этого хватает только на еду! Мне надо как-то себя кормить и содержать!

— Па! – совершенно растерялся я, понимая отчетливо, что во всем диалоге сквозит красной нитью одна мысль – я виноват во всем, что произошло с отцом. Впрямую мне та-кое не говорилось, но не понимать тон беседы мог только идиот. – Да я разве против, чтоб ты зарабатывал!? Я тебе еще тогда предлагал, осенью – бери деньги, склад бесплатный есть! И завози любой товар!

Отец молчал. Смотрел на меня и молчал.

— Ты ж сам не стал их в оборот пускать! – развел руками я, рассказывая ту логику событий, какую я понимал сам. – А потом мы так же вместе решили, что будет нормаль-ным, если вложим деньги в квартиру, чтоб они не пропали! Я не против, чтоб ты зараба-тывал! Ну, нужна тебе будка, пожалуйста, делай! Кто против то!? Просто ты мне об этом раньше не говорил, вот и все!

— Вот я тебе говорю! – махнул рукой отец, повернул на плите чайник, нервничая.

— Па, понятно, что говоришь! Но ты как-то это говоришь, как ультиматум… — сказал я, держа весь разговор отца глазами, тот отвел взгляд. — … но ведь можно было и заранее сказать… Просто сказать заранее…

— Заранее я не мог сказать… — невнятно буркнул отец, словно начав оправдываться. – Я решил вот… недавно!

— Ну… хорошо, — пожал плечами я. – Решил недавно… сколько ж надо на эту будку?

— Ну… — отец выключил засвистевший чайник, приготовил себе кофе, помешал лож-кой сахар и в который раз совершил известный ритуал – вынул ложку из чашки, поднес к губам, подул на ложку, облизал ее и положил на стол, аккуратно, вымеряя перпендикуляр по его краю. – Тысяч пятьдесят примерно. Я так подсчитывал…

— Пятьдесят… — в голове заработал калькулятор. – Это мы можем в квартиру отнести еще сто, да?

Отец сел на стул, закинул ногу на ногу и закивал, синхронно болтая и ногой.

— По четырнадцать это семь метров, значит… — считал я вслух. – Семь и десять и первые двадцать два – тридцать девять метров закроем. И остальные… двадцать два мне уже самому придется закрывать. Триста тысяч…

Я замолк на пару секунд, осознавая действительность, принял ее, как есть, сказал:

— Пятьдесят тыщ больше, пятьдесят меньше, какая разница – все равно платить!

— Вот и я тоже так думаю! – закивал отец, явно удовлетворившись услышанным, отпил глоток кофе, и его нога снова задвигалась в такт голове.

Волнение, возникшее внутри меня в середине беседы, к концу улеглось оконча-тельно. Я собрался уходить, повернулся вполоборота и отчего-то машинально спросил:

— Это ты с Василием этим своим собрался заниматься?

— С Василием, да, — кивнул отец, его лицо вновь приобрело легкий оттенок жесткос-ти, словно я покусился на часть его жизненного пространства. Во взгляде отца даже чи-тался легкий вызов, он добавил: «А что!?»

— Да не, ничего… Просто спросил… — мотнул головой я и ушел в свою комнату.

 

Я продолжал встречаться с Наташей – белокурой точеной красавицей. Наши отно-шения текли настолько размеренно, что можно было подумать, будто мы давно и глубоко женаты. Мы встречались регулярно, большей частью я встречал ее после работы, подходя к салону сотовой связи к закрытию. Либо, в ее выходные дни, встречались в центре города – гуляли и грелись по кафешкам. Только в последнюю неделю марта погода расщедрилась окончательно – солнце высушило улицы города, обогревая нас лучами во время прогулок.

— А с Артуром у вас что-то было? – спросил я ее в пятницу 31 марта. Мы брели по проспекту, перемещаясь между кинотеатрами в выборе интересного фильма. На западе солнце уже коснулось крыш домов, освещая город сквозь длинные тени ярким заревом. Я не знаю, зачем начал расспрашивать Наташу про прошлые отношения. Ревность? Вряд ли. Я, на удивление даже самому себе, был совсем не любознательный в плане прошлого де-вушек, с какими завязывал отношения. Такие расспросы мне казались неприличными. Од-нако сам я отвечал на подобное вполне охотно, но до определенного предела. Пока вопро-сы не превращались во въедливый допрос. Причиной расспросов Наташи была хитрая со-щурившаяся в фальшивой улыбке физиономия Артура. Отчего-то я был уверен, что этот смазливый тип успел добраться и до нее.

— С Артуром? Который начальник охраны? – посмотрела на меня внимательно де-вушка, прикрыв один глаз от лучей солнца. – Нет, ничего не было. Мы с ним виделись только у «Чистого неба» и все… Да и то, это так, чтоб отвлечься. У меня как раз только закончились отношения с парнем… Вернее, они тогда не закончились, все как-то сложно там было!

Наташа замерла на последнем слове, даже замедлила шаг. Я понял – она не очень желала говорить на данную тему. Помня свое же отношение к «въедливому допросу», я стал предельно деликатен.

— А, это такой светлый высокий парень, да!? – как можно легче и беспечнее задал я вопрос, словно и ответ меня не очень интересовал.

— Да, он… а ты его знаешь!? – напрягшись, удивилась Наташа.

— Да не, Наташ! – махнул я правой рукой, под левую меня держала девушка. – Я просто видел вас раз или два! Как раз вообще увидел тебя впервые! Вы сидели, вернее, он сидел сбоку от входа клуба, а ты стояла около него, держала за голову, вы о чем-то разго-варивали… Я еще, помню, подумал – ох, какая красивая девушка, мне бы такую!

Я тихо засмеялся. Наташа ответила своей шикарной улыбкой, расслабилась.

— Да, это он, — кивнула она, поспешно добавила. – Но мы недолго встречались. У нас ничего не получилось.

Кивнул и я, уловив все переливы интонации во фразе Наташи. Сначала она оправ-дывалась, а в последней фразе не смогла скрыть горечь. Видимо, парень ей тот действи-тельно нравился. Я ощутил легкий укол ревности. Который тут же прошел. Все-таки тот парень производил впечатление более-менее приличного. Не ровня Артуру, который, бу-дучи смазливой дворняжкой, метил каждый женский кустик.

— Я просто видел раз, той осенью, как вы с Артуром вместе после закрытия уходи-ли, вот и подумал, что вы встречаетесь! – сказал я.

— Мы не встречались… — начала оправдываться Наташа, вдруг запнувшись о свои же слова. – Вернее, мы пытались встречаться… это был всего раз, когда мы ушли вместе… у нас ничего не получилось… мы решили, что лучше не надо…

Наташа говорила, клеила фразу из первых попавшихся слов. Фраза вышла корявой, сбивчивой, неправдоподобной. Девушка явно недоговаривала. Я «включил дурака» – сде-лал вид, что не заметил.

— А, ну да! – закивал я энергично. – Я всего раз-то вас и видел вместе идущими! Верно! Потом, смотрю, вы уже так – порознь!

Наташа благодарно закивала.

— Да, мы просто прогулялись и все… — сказала она.

— Артур тебя провожал что ли!? – копнул я глубже.

— Да нет, мы и не гуляли особенно, мы просто пошли к нему, посмотрели кино вдвоем у него, и я поехала домой, — вдруг вывалила Наташа факты, с которыми я не знал что делать, опешил.

— Ааа… ты у него дома, что ли была!?? – удивился я, внутренне напрягся. Ехидная улыбка Артура замелькала перед глазами.

— Да, он пригласил просто посмотреть кино вместе, — откинула рукой назад вьющу-юся прядь волос  Наташа, открыв моему взгляду обострившиеся черты серьезного лица.

— А, ну понятно! – брякнул я нарочито как можно беспечнее.

Мы подошли к пешеходному переходу, молча дождались зеленого сигнала свето-фора, молча перешли на другую сторону и продолжили путь. Пауза затягивалась.

— А так, у тебя давно отношения были нормальные, ну, такие, чтоб более-менее длинные? – собрался с духом я и продолжил ковыряться в прошлом Наташи.

— Были отношения… тем летом закончились… два года встречались… — сказала она, выпустив мою руку и запахнув посильней воротник пальто. Я сунул свои руки в карман джинсов, мы чуть отстранились друг от друга и пошли параллельно уже так.

— О! Нормально… два года… — сказал я, помедлил, добавил. – А чего расстались?

— Мы сначала с ним год провстречались, а потом… в общем, я познакомилась с дру-гим молодым человеком, с мужчиной… а тот, мой парень… был всего на год старше меня, а этот постарше… — говорила отчетливо, но довольно сумбурно Наташа, подбирала слова на ходу.

— Насколько постарше? – произнес я.

— Взрослый мужчина, ему было за сорок… — сказала Наташа.

— Ого! – вырвалось у меня. – Ничего себе! Это ты с двумя встречалась, получается, одновременно что ли, да!?

— Да, так вышло, что мне оба нравились… — продолжала довольно спокойно Наташа. – Я не говорила, естественно, парню, что еще встречаюсь с кем-то…

— Ну, понятное дело! – закивал я, продолжая разыгрывать простачка, ощущая, как волосы на затылке зашевелились от неудобных подробностей, сказанных между делом, просто и походя. – Зачем ему знать, не думаю, что он бы обрадовался!

— Да, мы расстались с ним и из-за этого… — устало произнесла Наташа.

— А, то есть он узнал про того… второго!? – поежился я.

— Да, узнал… я, в общем, как-то запуталась там… — Наташа снова поправила волосы, огорченно взмахнула рукой. – Решила, что ничего мне этого не нужно… В общем, я с обо-ими рассталась и поняла, что больше так лучше не делать!

— Ну… — выдержал я паузу, улыбнулся. – Хороший вывод… мне нравится…

— Просто тот был неплохой мальчик, но у него совсем как-то ничего не было… то есть, он просто еще молодой был совсем… двадцать три года было, когда мы познакоми-лись… а этот… мы с начала вообще просто были друзьями… сидели у него в машине, об-щались… он мне помогал несколько раз…

— Ой, Наташ, ну, было и прошло! Чего теперь вспоминать то!? – выдал я, понимая, что дальше слушать не желаю. Мало ли, что еще мог услышать.

Мы зашли в кинотеатр. Через десять минут начался фильм, а еще через пару часов Вадик повез нас к дому Наташи. Я проводил ее до подъезда, чмокнул в щеку и вернулся в машину.

— Домой? – произнес Вадик.

— Да, домой, — кивнул я, машина завелась, мы поехали, я произнес дежурное. – Че, какие у тебя дела? Эдика видел?

— Да, кстати, видал на днях! – оживился Вадик.

— О! Ну и че он!? Где пропадает!? – оживился и я.

— Устроился директором в какую-то фирму строительную! – воскликнул Вадик.

— Директором!??? – посмотрел я удивленно на него, оторвав взгляд от окна. – Он же только институт закончил! У него ни опыта, ничего нет, какой из него директор!?

— А вот так! – хохотнул Вадик. – Довольный такой был, когда виделись! Там хозя-ева фирмы вроде какие-то армяне, его сразу поставили директором, разрешили купить машину хорошую в кредит! Правда обеспечением кредита стала его квартира!

— Что-то странно все это как-то… — задумался я. – Берут вчерашнего студента дирек-тором в фирму, тут же вешают на него кредит по авто, да еще и цепляют к кредиту квар-тиру. На засаду похоже! И он на все это согласился!?

Я посмотрел вновь на Вадика, тот хохотнул, сказал, не отрывая взгляда от дороги:

— Ну да, довольный такой был, когда мы разговаривали! Катается на новом «Опе-ле»… в пиджаке… при галстуке! Деловой!

— Деловой… — повторил я задумавшись. – Что-то на подставу похоже, директором поставили, чтоб было кому подписи на документах ставить, кредитом сразу нагрузили, чтоб не сбежал… Ох, Эдик, опять в какую-то жопу залез, чует мое сердце!

— Да эт его дело! Я ему тоже сказал, что что-то все как-то уж больно хорошо скла-дывается! А ему все равно! Что ты Эдика не знаешь что ли!? – сказал Вадик.

— Ну… вообще да, дело его… — кивнул я.

 

4 апреля я внес за строящуюся квартиру последние деньги из наших с отцом запа-сов – девяносто восемь тысяч. На книжке у отца осталось чуть больше пятидесяти тысяч. Напряжение между нами усилилось, я чувствовал нежелание, с каким отец снимал деньги с книжки и отдавал мне. Его лицо при этом выражало недовольство, оно замерло в обыч-ной каменной форме еще в кассе банка. Отец даже не стал брать деньги, кивнул мне, ска-зал «бери» и сунул сберегательную книжку во внутренний карман куртки. Я выгреб день-ги из лотка кассы и распихал по карманам.

— Спасибо, па, — буркнул я, испытывая совершенную неловкость, будто насильно за-брал у отца все его деньги. Я не понимал его настроения. Мы обсудили вопрос участия в долевом строительстве, оба согласились, что дело это нужное, но… отчего мне приходи-лось каждый раз с усилием выскребать из отца деньги, я не понимал. Своими взглядами, полными укора и жесткости, он словно давал понять, что я занимаюсь делом рискованным и ненужным и, что сам внутренне мой шаг не одобряет, но соглашается лишь под моим обычным энергичным давлением. В общем, ситуация обставлялась отцом так, будто я пус-тился в очередную авантюру и… и если что-то пойдет не так, то виноват во всем буду я один. Это я понял отчетливо и внутренне согласился со своей участью.

Я вышел из банка с карманами полными денег, огляделся по сторонам, сказал отцу, вышедшему следом: «Вместе поедем в «Шанс» или как?»

— Поезжай сам, — сказал отец и потянулся за сигаретами. – Мне там нечего делать…

Я кивнул и пошел вправо на остановку, отец отвернулся и пошел влево – домой. Через десять минут я был в офисе строительной компании и получил очередной чек на де-вяносто восемь тысяч, выкупив еще семь метров своей квартиры.

— Че, опять деньги относил в квартиру!? – произнес Сергей, едва мы поздоровались, я расстегнул куртку, снял шапку и привычно нажал на кнопку чайника.

Вера сидела за своим столом. Сергей читал газету. В таком положении я их застал, войдя в офис. Газета? Первый раз я увидел газету в руках у напарника.

— Да, опять, — кивнул я и плюхнулся в кресло у двери. – Че, какие тут у вас дела!? Петя уехал? Эти гаврики где, на складе!?

— Гаврики! – засмеялась коротко Вера.

— Ну да, че-то вспомнилось такое слово! – хмыкнул я.

— Гаврики, да, на складе! Петя уехал! – бодро сказал Сергей, потянулся и широко зевнул словно бегемот, откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди, шмыгнул носом. – Надо нам заказ составить на «Аэросиб», Ромыч, ты помнишь!?

— Канеш помню! – выпалил я, почувствовав прилив настроения после гнетущего утра в обществе отца.

— Канешно помню… — передразнил меня напарник и подался вперед, упершись лок-тями в стол, выудил лист бумаги из вороха других и протянул мне. – Держи! Посмотри своими глазами! Я заказ накидал, но, мы же с тобой все вместе решаем, поэтому надо, чтоб и ты посмотрел, мож я че упустил…

Я пробежал глазами заказ. Он был составлен грамотно.

— Да все так, Серый! – кивнул я, возвращая бумажку. – А сколько по весу выходит?

— Где-то около пяти тонн! – сказала Вера, чуть сморщив носик.

— А че так мало!??? – удивленно перевел я взгляд с нее на напарника. – Серый!???

— Ну а сколько ты предлагаешь заказать!? – слегка взвился тот, развел руками.

— Тонн десять… в самый раз будет, я думаю… — пожал плечами я.

— Роман, да нет такого контейнера в десять тонн! – выпалил раздражено Сергей.

— Ну и что, у них же есть доставка автотранспортом! Десять тонн точно привезут! Пять не привезут, а десять привезут! – закивал я, не отводя взгляда от возмущенного лица напарника.

Тот опешил на пару секунд, поймал мысль и тут же выдал ее:

— Вот откуда ты знаешь, что привезут!? Может, не привезут!?

— А ты позвони… — спокойно сказал я, кивнув на телефон. – Просто возьми и узнай.

Сергей растерялся, замолк и, явно не зная, что сказать и продолжая злиться, вдруг произнес: — Вер! Какой там телефон в «Аэросибе»!?

Та шустро сунула руки в стол, вынула блокнот, выверенным движением открыла почти сразу на нужной странице, ошибившись лишь на две, перелистнула их и продикто-вала номер. Сергей, тыкая сильно и раздраженно в кнопки факса, набрал комбинацию цифр. Пять минут телефонного разговора и выяснилось – я был прав.

— Ну, видишь! – развел я руками, едва Сергей закончил и умерил раздражение.

— В общем, да, есть у них автодоставка, даже от пяти тонн, но у нас десять, поэтому вообще без проблем! – Сергей посмотрел мне в глаза. – Увеличиваем заказ до десяти!?

Я утвердительно моргнул глазами. Сергей вздохнул, за пять минут исправил цифры в заказе и протянул лист снова мне: «На, посмотри…»

— Ну, так нормально, — кивнул я. – Как раз половину раскидаем сразу с началом се-зона, а половина на складе останется про запас… Как со склада половина запаса уйдет, так будем и следующий заказ делать. Как думаешь, Серый, за сколько продадим это?

— Десять тонн!? – посмотрел на меня тот скептически. – Тысячу коробок дихлофоса и четыреста остального? Ну… я думаю, это на весь сезон и даже еще зимовать останется!

— Да ладно!??? – удивился я. – Мы бы и в прошлое лето продали тысячу, у нас он просто кончился, а новый мы уже не успевали завезти.

— Да что ладно!? – Сергей вновь всплеснул раздражением. – Ты знаешь, сколько мы в «Саше» самое большее продавали дихлофоса за сезон!? А в «Саше» мы продавали его очень хорошо!

Напарник выдержал паузу, ожидая от меня какой-то реакции или вопроса.

— Без понятия, Серый! – удивленно пожал я плечами.

— Две с половиной тысячи! – поднял тот палец вверх для весомости слов. – И это очень много! Мы продавали больше всех по региону! Больше торговал только «Арбалет» со своими дихлофосами!

— Ну, «Арбалет», понятно! – закивал я уважительно.

Оба замолкли на минуту.

— Я думаю, мы быстро их продадим и где-нибудь в конце июня еще закажем, — ска-зал я, поднял указательный палец, смотря напарнику в глаза. – Вот увидишь, Серый!

Тот не успел ответить – в дверь постучали, вошла коренастая вахтерша, принесла новый договор аренды от владельцев завода, отдав его Вере, тут же вышла.

— Че там, Вер? – поинтересовался я, наблюдая, как та бегает взглядом по договору.

— Да все, то же самое! Не понимаю, зачем он нужен, хм, ну ладно! – махнула рукой та, закрыла документ и протянула мне. – На, сунь в папку к остальным договорам!

Я, по своему дотошному любопытству, открыл договор, пробежал начало глазами, ухмыльнулся и произнес:

— Ааа… в лице конкурсного управляющего… вот в чем дело! Теперь понятно!

— Ну ка, дай хляну! – протянул руку Сергей и получил от меня документ.

— Ммм… ну да… — добавил он, пробежав глазами те же строчки и вернув договор.

— Да ты подпиши, а то надо же будет отдать их экземпляр! – напомнил я.

— А, ну да! – спохватился Сергей, что вызвало мою улыбку.

Напарник странно неловко взял авторучку и торопливо расписался, будто желая скорей покончить с неудобным и неприятным делом. Сделав последний нервный широкий штрих, Сергей закрыл договор и, сказав «на, сунь туда», резко протянул его мне.

Я продолжал улыбаться неясной мысли, мое подсознание ее понимало, я – нет. Сергей уткнулся в развернутую газету и принялся «сосредоточенно» читать. Я убрал в папку наш экземпляр договора, второй положил на полку.

— Вер, это для этих… если зайдут… — добавил я.

— Я поняла, Ром, — произнесла та.

— Мож чаю попьем!? – предложил я, вспомнив, что совершенно прошляпил давно вскипевший чайник и нажал кнопку повторно.

— Да! Давай! – встрепенулся Сергей и резко свернул газету.

Чайник гулко забурлил, шум внутри него стал нарастать.

— Ну а че, ты вот думаешь, что этот конкурсный управляющий, что-нибудь изме-нит!? Что он дает!? – вдруг произнес Сергей, повернувшись в кресле в мою сторону.

Я улыбнулся. Тут же сообразив, чему улыбаюсь. Меня осенило простое – таким не-хитрым приемом Сергей скрывал свое незнание предмета обсуждения. Я покопался в па-мяти в поисках похожих ситуаций, смутно осознал, что они были, но явственно ни одну не вспомнил. Мне вдруг захотелось язвительно подшутить над понятым фактом. Но я сдер-жался, решив всего лишь слегка походить вокруг да около.

0

Автор публикации

не в сети 2 дня

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: