«Манипулятор», глава 029 (2ая половина)

0
136

— Сынок, как ты себя чувствуешь? – услышал я голос матери, едва открыв глаза. Она стояла подле моей кровати, чуть подавшись вперед, нервно переминая одну руку в другой, и с состраданием вглядывалась в мое лицо.

— Ничего не болит, мам, — улыбнулся я. – Есть хочется.

— Кашки будешь!? – встрепенулась мать, обрадовано засуетилась. – Будешь!? Сей-час принесу! Я полчаса назад уже ее сварила! Сейчас!

Мать юркнула на кухню и засуетилась там. Я аккуратно, стараясь не скручивать тело, подтянулся на руках и сел на кровати.

— Как ты себя чувствуешь? Получше? – вошел отец и остановился посреди комна-ты, сдвинув строго брови.

— Да, нормально, намного лучше, — кивнул я.

— Не болит желудок?

— Вроде не болит.

— Ну, хорошо, — отец заскреб в затылке пальцем и вышел из комнаты на кухню.

— Да что ты путаешься под ногами! – донеслось из коридора, мать спешила ко мне с тарелкой каши. – Осторожно, сынок, горячо!

Следующие полчаса я с аппетитом жевал кашу, мать сидела рядышком на кровати, нервно улыбалась и поглаживала мою ногу поверх одеяла.

— Ничего, сынок, поправишься, выздоровеешь! Дай Бог, все будет хорошо! – приго-варивала она, повторяя слова, будто мантру.

— Да, мам, уже лучше, — успокаивал я ее. – Я думаю, все уже прошло, обострение прошло, язва закрылась…

— Ну, дай Бог, сынок… дай Бог, чтоб все было хорошо! Ты только кушай хорошо, ладно!? – посмотрела на меня мать жалостливо и вдруг, не выдержав, расплакалась.

— Мам, да ты чего!? – опешил я, взял ее инстинктивно за руку.

— Болит у тебя, сынок… — сквозь всхлипы еле выдавила мать. – И у меня болит…

— Мам, ну что ты? – не знал я, какие слова подобрать. – Все уже хорошо… Не болит у меня же… все хорошо… не плачь…

Я гладил мать по руке, не зная, куда провалиться от стыда. Грудь заныла чувством вины за слезы матери.

— Да ну тебя… — еле выдавила из себя она, утерла лицо, сделала над собой усилие и перестала плакать. – Все, покушал?

— Да, мам, все, — протянул я ей пустую тарелку.

— Ну, все, молодец, — шмыгнула носом мать. – Скажешь тогда, когда еще захочешь кушать, хорошо?

— Да, хорошо, мам, спасибо, — кивнул я.

— Ну, все, отдыхай, отдыхай, — мать поправила мое одеяло и вышла из комнаты.

Я резко пошел на поправку. Боли прекратились вовсе. Появился здоровый аппетит. Увидев себя в воскресенье вечером в зеркало, я ужаснулся – на меня смотрело тощее тело, потерявшее около восьми килограмм за неделю.

 

— Алло, привет, ну, ты как там? – раздался в мобильнике голос Веры в полдень по-недельника второй недели. Я лежал в кровати и читал какую-то книжку из тех домашних книг, что были прочитаны ранее и не по одному разу.

— Привет, Вер! – выпалил я радостно. – Да ничего, потихоньку, спасибо! Выздорав-ливаю, сижу тут на кашах, откармливают меня! Как вы там, работаете!?

— Да, трудимся тут по-маленьку! – звонко и бойко продолжала та. – Петю отправи-ли уже в первый рейс, второй – уже набили товар… так что, все нормально… ты когда пла-нируешь появиться?

— Вер, я думаю, эту неделю еще дома побуду, отлежусь, а то у меня только пару дней назад болеть перестало, — сказал я, сидя в кровати с телефоном. – А с понедельника следующего тогда и выйду…

— Ну, понятно, — сказала деликатно Вера. – Выздоравливай тогда, приходи, как смо-жешь, мы пока сами справляемся… дать тебе Серегу?

— Да, давай! – расплылся я в улыбке. – Поболтаю с ним!

— Привет, Ромыч! – раздался бодрый голос напарника в трубке. – Как ты там!?

— Привет, Серый! – Выпалил я, еще больше непроизвольно растягивая улыбку, ра-дуясь общению с напарником. – Да нормально я! Иду на поправку, со следующей недели уже вернусь в строй! Че там вы, как!? Петя уехал в первый рейс!?

— Да нормально все! – добродушно выдал Сергей. – Можешь не беспокоиться, ле-чись там спокойно, мы с Верой все сделаем тут вдвоем!

— Слушай, ты заказ сделал в Москву на парфюмерию!? – спросил я, не заметив, как мозг из режима отдыха автоматически переключился в рабочий.

— Не, пока не делал!

— А на складе есть остатки еще товара?

— Ну так… — засопел Сергей в трубку, задвигавшись в кресле. – Есть немного, но хо-довые позиций уже ушли все давно… Да че ты переживаешь! Выйдешь на работу, сядем и сделаем заказ вместе! Это делается за пять минут!

— Да я просто подумал, раз товар уже нужен, то чего ждать то? Прикинь, неделю си-деть без товара, а то закажешь, привезешь и будешь уже продавать!? А то еще кто-нибудь привезет вместо нас его сдуру…

— Ромыч, да никто его не привезет! А если и привезет, то что!? «Темп» и «Оптторг» берут только у нас этот товар, а в «Форте», если и привезет кто, Катюха скажет…

— Ну, это да… — согласился я с доводами.

— Так что ты не парься! – энергично продолжил Сергей. – Лечись! Выздоравливай! Выйдешь на работу, сядем с тобой, сделаем сразу же заказ… тем более, че я один его буду делать, когда мы же работаем вместе!? Одна голова хорошо, а две лучше! Так что, Ромыч, все мы сделаем!

— Ладно, Серый, уговорил! – улыбнулся я, и мозг вернулся в режим отдыха.

— Ну вот! – гоготнул напарник в трубку. – Давай, выздоравливай!

— Спасибо, Серый, пока, до связи!

— Пока.

К вечеру вторника я чувствовал себя еще лучше. С удивлением обнаружил, что не курю уже больше недели, и совсем не тянет.

— Брошу курить, — сказал я матери, когда та в очередной раз присела на мою кровать с тарелкой куриного супа. – Надоело… не хочу…

— И правильно, сынок, бросай, такая гадость эти сигареты! И мне бросать надо! Ты ешь, ешь! Кушай, давай! Тебе есть надо хорошо, а то, вон, какой худой стал!

Время текло медленно – я ел, читал и спал. В голову лезли разные мысли. И все больше какие-то новые, совсем мне непонятные, будто четко еще не оформившиеся в го-лове, но зародившиеся и растущие в ней.

— Ма, я пойду, прогуляюсь, — сказал я в среду, позавтракав второй раз около полу-дня необыкновенно вкусным и питательным куриным бульоном.

— Иди, сынок, сходи, ты как себя чувствуешь? – уточнила заботливо мать.

— Мам, да все хорошо, пойду, подышу воздухом…

— Сходи, сходи…

Я осторожно оделся, словно тяжелораненый, идущий на поправку, и вышел на ули-цу. Свежий прохладный воздух пахнул мне в лицо – ощущалась близость зимы. Первого снега еще не случилось, природа доживала последние бесснежные деньки. Я натянул шап-ку, поднял воротник черного пальто и зашагал по дорожке в сторону торгового центра, с удовольствием оставшись наедине с собственными мыслями. Я так ослаб за время болез-ни, что шел с усилием, почти сразу тяжело задышав. Прогулка возвращала меня к жизни. Я шагал и думал. Несмотря на прохладный ветер, мне было уютно и спокойно. Вдруг пой-мал себя на мысли, что моя болезнь поспособствовала частичному возврату нашей преж-ней семьи, сплотила ее. Мать, забыв о своих настроениях, устремилась на помощь и целы-ми днями заботилась обо мне, быстро поставив на ноги. Отец со свойственной ему сдер-жанностью и сухостью тоже не оставался безучастным – по первому требованию матери отправляясь в аптеку или магазин. Родители словно объявили некое перемирие, забыли о предыдущих взаимных обидах и претензиях. Я подошел к торговому центру, уже слегка уставший и продрогший. Вошел внутрь. Люди сновали туда-сюда, перемещаясь на эска-латорах между тремя этажами центра, создавая атмосферу радостной суеты. То, что было мне нужно. Я сразу почувствовал себя уютнее. Мне нужна была радость, позитив, эмоции. Я поднялся на эскалаторе на третий этаж. Книжный магазин. Ноги сами понесли меня к нему. Я зашел внутрь. Книги, полки уставленные ими сплошь. Книжный запах, тишина, умиротворение. Я заскользил взглядом по названиям, больше автоматически, чем вдумчи-во. Мысли были заняты чем-то другим, неосознанным. Я искал книгу, понятия не имея ка-кую. Я искал ее не глазами, а наитием. Нашел. Взял книгу в руки. Раскрыл ее. В стихах… Хм. Пробежал глазами несколько строк. Интересно. Читалось легко. Я купил ее. В душе тут же поселилась радость, та самая, как и у любого, кто совершил верное действие. Я по-нял, что купил именно то, за чем шел! Улыбаясь покупке, я спустился на эскалаторе, вы-шел на улицу и, глубоко вдыхая свежий воздух, радостно пошел домой, с полным осозна-нием того, что самое важное дело дня сделано. И позже, уже дома, вернувшись в кровать, поев и отдохнув от прогулки, я раскрыл книгу и принялся читать:

  1. Земную жизнь пройдя до половины, 1-1

Я очутился в сумрачном лесу,

Утратив правый путь во тьме долины.

 

Телефон, который я купил для общения с Лилей, стал жечь мне руки. Я не мог его ни держать, ни видеть. Но, привыкнув к новому виду связи, отказываться от него уже не хотел. В одну из очередных прогулок я купил новый. Черный аккуратный телефон, очень ловко и приятно помещавшийся в ладони. «7600», — прочитал я на ценнике и оплатил по-купку. Предыдущий телефон я закинул в самый дальний угол в стол, забрался в кровать и удовлетворенно продолжил чтение.

 

— О! Какие люди! – расплылась в улыбке Вера, войдя в офис и увидев меня в поне-дельник 28 ноября на привычном месте в кресле за столом. – Привет! Выздоровел!?

— Да! – заулыбался в ответ я и выставил вперед ладонь для ритуального приветст-вия, Вера тут же звонко хлопнула по ней своей ладошкой. – Выздоровел! Привет, Серый!

Вошедший следом напарник, наигранно нахмурил брови и покачал головой, увидев наш ритуал, протянул мне руку. Я пожал ее.

— Выздоровел? – оставил наигранные серьезные нотки в голосе он.

— Как новенький! – развел руками я, плывя в улыбке.

— Отдохнул заодно, да!? – сказала Вера, включая компьютер. – Какие новости, рас-сказывай!? Или пролежал все дни дома?

— Сначала лежал, потом оклемался! – пожал плечами я, вдруг вспомнил. – Курить бросил! Во! Прикинь!?

— Да ты чё!!!??? – выпалил Сергей тут же, усевшись в кресло у двери, скрестив при-вычно руки на груди и дернув удивленно головой вбок.

— Ого! Поздравляяяю! – произнесла Вера.

— Две недели уже не курю! – закивал я.

— И не тянет? – уточнила Вера.

— Неа! – замотал головой я. – Ну так… не тянет, в принципе, но иногда такие мысли проскакивают, но я их сразу отгоняю подальше…

— А я тоже как-то сразу бросил! – сказал Сергей. – Как и ты, решил и бросил. И, прикинь, — Сергей поднял вверх многозначительно указательный палец, — один из всей нашей компании бросил, все курили, а я бросил!

— Да у меня тоже все кругом курят. Отец курит, мать курит, а меня что-то дико за-долбали эти сигареты! И я решил перестать курить, не бросить, кстати, а перестать! – я поднял указательный палец вверх для значимости слов. – Обычно же как, все «бросают»!? Раз бросаешь, то получается, от чего-то отказываешься, ну, типа, теряешь, и становится жалко потери! А надо «перестать» курить! Ну, типа, курил и просто перестал, ну, не захо-тел дальше курить и все! И тогда не хочется, психологически, я имею в виду! Вроде как сам решил не курить, просто решил и все!

— Блин, Роман, начал свое философствование! – хмыкнул Сергей, сдержал улыбку жеванием нижней губы и закинул ногу на ногу.

«Тын-дын!» — звякнуло в кармане моих джинсов, я сунул туда руку и выудил новый телефон, начал тыкать в кнопки, чтобы просмотреть пришедшее сообщение.

— Телефон что ли купил!? – среагировал Сергей.

— Да, купил, пока лечился! – кивнул я. – Что-то мне все больше нравится эта ваша GSM-связь! И дешевле и эсэмески есть и куча всяких приложений…

— А в этом нет что ли!? – Сергей дернул подбородком в сторону лежащей передо мною на столе серебристой «раскладушки». – Такой же фирмы купил?

— Да, мне нравятся ее телефоны! – кивнул я, прочитав сообщение рассылки, удалил его и завертел новым телефоном в руке. – Тот здоровый тяжелый, а этот маленький, акку-ратный. Что-то устал я от этого «кирпича», решил маленький купить! А у этих телефонов меню понятное, мне очень удобное, я в остальных тыкал, не такое удобное… а в этом, не, нихера нету! Он какой-то левый, как я понял, половина функций нет, и видео не пишет, только фото, а в этом и видео есть…

— Да, удобные телефоны у этой фирмы! – кивнул Сергей, полез рукой в кошелек на поясе и выудил оттуда свой, задрыгал нервно ногой. – У Верка́ хороший телефон, хоть и давно покупал его, но хороший, а этот…

Сергей нервно затыкал пальцем по кнопкам своего мобильника, насупился:

— Меню дурацкое какое-то, постоянно путаюсь, и настройки пока найдешь… тоже какой-то не очень удобный телефон, надо было тот покупать, другой… подороже который был… а твой сколько стоит?

— Семь шестьсот, — сказал я. – Да там и получше и подороже были, но я как-то не стал уж тратиться сильно, зачем? Бред. Взял такой, чтоб и нравился, и все функции были и относительно недорогой был. Че, телефон до десятки, в принципе, нормально! Можно такие деньги за него отдать. Дороже, уже тупо переплата и все, нет смысла, одни понты!

— Да, неудобный телефон… — вздохнул Сергей, потыкав еще по кнопкам и сунув свой мобильник обратно в кошелек на поясе. – Надо будет другой купить себе…

— Зачем!? – уставилась на мужа Вера глазами полными недоумения, перестав печа-тать на клавиатуре.

— Вер, затем!! – рявкнул Сергей. – Не ты же с ним мучаешься!? Ну, такой вот он кривой! Что, мне теперь с ним всю жизнь ходить!?

— Ой! – отмахнулась та, покрывшись тут же краской на щеках и уткнувшись обрат-но в монитор. – Делай, что хочешь!

— Вот я и делаю! – отрезал Сергей, скрестив руки на груди и шумно задышав раз-дувшимися от негодования ноздрями.

Его жена нервно застучала по клавиатуре. Возникла напряженная пауза.

— Вер, а заказ же еще по парфюмерии так и не делали, да? – сказал я.

— Нет, Ром, не делали, — сдержанно произнесла та, не отрывая взгляда от монитора и заметно сдерживая себя в эмоциях.

— Серый, ну че, может сделаем заказ пока? – перевел взгляд я на напарника.

— Да, давай, сделаем! – встрепенулся тот, всплеснув руками.

— Вер, ну, распечатай нам остатки по парфюмерии… — сказал я.

— Щас, Ром, — почти взяла себя в руки Вера, запорхала пальцами по клавиатуре, принтер ожил, засвистел и выдал лист.

— И все!? – удивился я, уставившись в него. – О, да у нас вообще почти ничего нет!

— Уже две недели нет… — вставила тихо Вера.

— Серый, ну, садись сюда, рисуй заказ! – встал я, освобождая кресло за столом. – Ты в этом больше соображаешь, а потом вместе его утрясем…

Следующие полчаса ушли на составление заказа.

— Ну на, посмотри еще раз своим взглядом! – протянул Сергей исписанный лист мне, едва мы закончили обсуждать заказ.

— Да вроде нормально… — пожал плечами я. – Сколько тут по деньгам, давай, теперь посчитаем.

— Триста двадцать тысяч! – едва подбив на калькуляторе итог, вытаращился на меня удивленно Сергей, скривив губы вниз.

— Неплохо так, — кивнул я, впечатлившись и сам.

— И что, будем заказывать!? – сильнее удивился Сергей, глядя на меня растерянно.

— Ну да, а че? – удивился я в свою очередь.

— Не, ну, не многовато? – с сомнением сказал Сергей.

— А почему многовато, если мы посчитали, прикинули и нам столько нужно?

— Может, поменьше заказать? А то сумма большая вышла… — взял в руки лист с за-казом Сергей, и тот затрясся в них, как на ветру.

— А какая разница, какая сумма? – не понимал я смысла слов напарника. – Нам же нужен товар, спрос есть, мы прикинули и сделали заказ. Мы же лишнего не заказали!?

— Ну… — произнес Сергей, принявшись жевать нижнюю губу, взяв ее пальцами од-ной руки снизу и начав нервно мять.

— Да что «ну»!? – чуть завелся я, испытывая ощущение, будто завяз в диалоге, как муха в липком варенье, получая на каждую свою четкую фразу размытую субстанцию от-вета. – Раз товар нам нужен, то надо его заказывать в том количестве, в каком продается! Че тут непонятного!?

Сергей продолжал мять губу, сжимая ее пальцами с боков. Отчего губа то выпячи-валась серединой неприятно вверх, то проваливалась вниз меж пальцев.

— Зачем мы будем заказывать меньше!? Привезем товар, раскидаем по базам и все, снова пустой склад!? Нужен же товарный запас хотя бы еще на недельку! Вот мы и при-кинули объем на две недели. Как раз и отсрочка у нас в две недели. Мы к концу второй уже и деньги с первой недели получим…

Губа Сергея, словно толстая жирная гусеница извивалась меж пальцев, выгнулась максимально вверх и замерла. Я поморщился, скривился и непроизвольно выдал:

— Блять, Серый, че ты с губами делаешь!!??

Напарник, словно вернувшись из анабиоза задумчивости, встрепенулся, смутился и убрал руки ото рта. Толстые губы обмякли и обиженно выпячено повисли на лице.

— Ну да… — произнес Сергей.

— Поэтому, я думаю, надо заказывать столько, сколько надо! – с усилием нашел я прерванную мысль и закончил.

— Да, Роман! – выдохнул облегченно и будто чуть обиженно Сергей. – Хорошо! Так и закажем… Вер, на, отправь заказ…

Он протянул лист жене, тот снова лихорадочно затрясся в его руке. Вера взяла лист и принялась его изучать, тут же закликав мышкой. Сергей в молчаливой задумчивости принялся крутить в руках авторучку, то снимая, то надевая ее колпачок. Шмыгнул носом. Пару минут в комнате было тихо.

— То есть ты думаешь, денег у нас хватит и мы, если че, сможем оплатить этот за-каз? – посмотрел вдруг Сергей на меня.

— А че тут думать то!? – удивился вновь я. – Это простая арифметика! Мы же знаем скорость продаж, заказали товар ровно на две недели, он за это время и уйдет!

— А если не уйдет, ну, скажем, уйдет за три!? – пытал меня своими сомнениями на-парник. Я начал вновь злиться, преодолевая липкость его непонятно откуда взявшейся не-решительности.

— Ну, уйдет за три, так за три! Блять, какая разница!? – выпалил я.

— Ну, не скажи… — протянул Сергей, словно нащупал для жижи своих убеждений островок твердой почвы. – Деньги придется отдавать, а товар еще не продан!

— Ну, у нас есть деньги! Мы же зарабатываем! Отдадим с заработанных, че за проб-лема!? – злился я.

— То есть, ты думаешь, что у нас сейчас достаточно денег? – снова принялся жевать губу Сергей.

— Я не думаю, я знаю!! – подался я вперед, не сдержав повышение голоса.

— Ааа… знаешь… — Сергей закивал головой. – А откуда ты знаешь!?

— Серый! – я вытаращился на напарника, смотря на того как на кретина, абсолютно сбитый с толку его, то ли игрой, то ли всерьез произносимыми фразами. – Я отчеты смот-рю! Вера же нам каждый месяц печатает отчеты, ты же в курсе!?

Я уставился на Сергея немигающим пристальным взглядом.

— Ну, — произнес тот.

— Ну, вот тебе и «ну»! Ты же их смотришь или нет!? – сверлил я Сергея взглядом.

— Ну… – снова произнес тот, будто двигаясь в разговоре вперед осторожной ощу-пью. – Ну, смотрю…

— А чего ж тогда спрашиваешь, есть ли у нас деньги на эту закупку или нет!? Там все написано! Надо знать финансовое состояние своей фирмы!

Сергей смотрел несколько секунд на меня молча, о чем-то думая, затем встрепенул-ся и произнес всего лишь «ну, понятно…» и шумно выдохнул.

В дверь постучали.

— Да!!! – выкрикнули все трое, словно рефлекторно уцепились за возможность спа-сения из паузы неловкого диалога.

Дверь открылась, внутрь вошел экспедитор «Оптторга».

— О! Какие люди! Алексей Семеныч! – среагировал я искренне.

— Здоров! – сунул мне свою жилистую руку тот и крепко пожал мою, оглядел остальных. – Здоров, Сереж! Привет, Вер! Привез вам товар… Сенька на складе!?

— Ну, если тут нет, то на складе! – сказал Сергей, протянул руку вперед. – А че ты там привез, Алексей Семеныч?

Экспедитор протянул Сергею накладные, тот несколько секунд их изучал, произнес «ммм», вернул обратно, произнес:

— Ну, едь, разгружайся! А че так поздно то!? Мы тебя еще вчера ждали!

Алексей Семенович, выйдя уже наполовину в коридор, услышав вопрос, вернулся рывком обратно и замахал руками: «Да эти… бабы!! Я им сказал, что с утра надо грузиться мне, вчера еще, а они накладные не сделали с вечера, я пришел, а они сидят, жопы поот-растили… прраститутки чертовы!!! Ой, прости, Вер!»

Мы все трое засмеялись, хотя и слышали подобное от Алексея Семеновича не еди-ножды, но каждый раз он вызывал своими эмоциями искреннее веселье.

— Иди, Алексей Семеныч, разгружайся, — качая головой, сказал Сергей. – Иди!

Тот, стрельнув своими цепкими глазками по нам напоследок, убедившись в произ-веденном эффекте, лукаво улыбнулся, поправил кепку и вышел в коридор.

— Блин, ну, Алексей Семенович! – улыбнулась Вера и прыснула тихим смешком.

— Веселый дядя! – кивнул я, хмыкнув смешком.

— Да он всегда был таким! – махнул рукой Сергей, улыбаясь вместе со всеми. – Я его сколько помню по «Саше», вечно ругается…

— А он давно работает в «Оптторге»? – спросил я.

— Да я и не знаю… — растерялся на секунду Сергей. – Я когда пришел в «Сашу», он уже работал… давно, очень давно.

Незаметно наступило время обеда. Мы сели с Сергеем в «мазду», съездили в посе-лок на рынок и вернулись. Купили вареной колбасы, хлеба. Наделали бутербродов, чай-ник закипел и выключился – мы принялись обедать.

— Роман, а ты сколько тогда денег отдал за кафе на свой день рождения? – спросил Сергей, покончив с едой и уже попивая чай с маленьким кусочком рафинада вприкуску.

— Тыщ пять, по-моему! – сказал я, чуть покопавшись в памяти. – А че?

— Да у меня ж день рождения скоро… — сказал Сергей, надкусил чуть сахар и с хлю-паньем отхлебнул горячий чай из кружки.

— Ого! Я и не знал, а когда!? – ответил я тем же, отхлебнул чаю.

— Первого декабря… – сделал глоток Сергей снова.

— И сколько ж тебе…? – слово «исполнится» потонуло в моем чае.

— Тридцать три… — грызнул сахар Сергей. – Возраст Христа…

Напарник захлюпал чаем.

— О! Да! Возраст красивый… — вгрызся и я в свой кусочек сахара.

— В субботу отмечать буду… — Сергей назвал кафе. – Знаешь?

— Не… а, да! Знаю! Это в центре около стадиона…

— Аха, да, там… На шесть вечера я заказал большой отдельный стол там наверху… там же два этажа как бы… был там!?

— Не, не был… а кто будет еще?

— Ты, брат мой Ромка… — Сергей откинулся в кресле, вздохнул, начал загибать паль-цы. – Вера, Мелёха с Дашкой, Федот с женой и Витька Бутенко с женой, итого без меня – девять человек!

— Ну, нормально, Ромку твоего я знаю, Мелёху тоже, так что будет с кем погово-рить, — кивнул я.

— Ну да, — кивнул Сергей, — с остальными там познакомишься, это мои давние друзья. У Федота свой молочный завод. Прикинь, отсидел пять лет, вышел и купил сразу молочный завод!

— Ого! – хмыкнул я, задрав брови кверху. – Нормальный такой способ заработка!

— Аха! – гоготнул напарник. – А Витька, он китайскими автомобилями занимается, продает их тут у нас в городе. Кто их покупает, не знаю. Машины – жесть, все сыпятся, ломаются, такое гамно… как он умудряется их продавать – не знаю!

— Ну, вообще, он правильно делает! – обдумал слова напарника я. – Мы с батей то-же поначалу брались продавать все подряд, лишь бы товар давали… да, говно, но деньги то заработать можно! Я думаю, Витька твой примерно тем же и занимается.

— Ну, вообще-то да! – закивал Сергей, жевнув уголки губ.

— Тем более, это сейчас китайские машины – говно, а лет через пять, они научатся их собирать, качество вырастет, а у Витьки уже, хоп, и есть своя контора по продажам ки-тайских авто! И бизнес попрет!

Сергей промолчал, слушал, внимательно смотря на меня.

— У корейцев же то же самое было… — продолжал я. – Первые машины были ужас-ные, а сейчас уже ничего, вполне нормальные, их охотно покупают! А раньше говорили «фу, корейские, да это же говно!»

— Ну да, — буркнул Сергей.

— Сейчас китайские «фу, говно!» А через пять лет будут уже и ничего…

Я замолк. Сергей ничего не ответил, смотрел на меня пристально по инерции еще несколько секунд, после задрыгал коленкой, торчащей наружу из-под стола, перевел взгляд на свои руки, беспокойно крутящие авторучку, тяжело вздохнул.

0

Автор публикации

не в сети 1 год

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: