«Манипулятор», глава 026 (2ая половина)

0
187

На работе все шло отлично. В предпоследнюю неделю сентября пришел трехтон-ный контейнер с солями для ванн. Выгружали его втроем: кладовщик Сеня, я и Сергей. Мои руки категорически не хотели привыкать к тяжелым почти двадцати килограммовым коробкам. Мы и носили их и перекидывали по цепочке, руки начали ныть почти сразу.

— Роман, кидай помедленнее! – выкрикнул Сергей, едва поймав от меня очередную коробку. – У меня же кисти сорваны!

— Серый, ну, извини, — развел я руками, ощущая неловкость и виноватость. – Я ж не знал, что у тебя кисти сорваны! Когда ты их успел сорвать!? Ты мне не говорил раньше.

— Не говорил и не говорил! – надув обиженно губы, произнес тот, укладывая короб-ку на поддон. – Тогда и успел. На боксе их посорвал…

Некоторое время в складе висела молчаливая пауза. Я не знал, что сказать Сергею на такое замечание. Он же продолжал обиженно дуться. Сеня деликатно молчал. Слышно было только трудовое сопение всех троих, усердно таскавших коробки. Минут через пять галдеж возобновился. За пару часов работы с перекурами контейнер выгрузили.

— Надо сказать Вере, пусть обзванивает аптеки, собирает заказы, — произнес я в один из перекуров, затягиваясь сигаретой.

— Я уже ей сказал, — ответил Сергей.

— Отлично! А знакомой своей звонил в «Орлан»?

— А, точно! Ей надо позвонить! Забыл! Спасибо, Ромыч, что подсказал! – Сергей вытащил из кармана телефон, позвонил в офис. – Вер, ну, набери «Орлан»! Да, скажи, что соли пришли для ее сети! Аха! Да! Давай!

Сергей захлопнул крышку телефона, мы продолжили работу.

— Сень, тебе ж, наверное, уже и помощник нужен, грузчик, да? – сказал я, обведя после выгрузки склад взглядом. – Товара то уже у нас много, склад почти полный…

— Да, можно было бы… — неловко ухмыльнулся тот, забегал глазками и принялся переминаться с ноги на ногу. – Не, я в принципе так справляюсь, но… нда, можно было бы человечка добавить одного, можно было бы…

— Ты думаешь? – шмыгнул носом Сергей, глянув на меня.

— Да а че тут думать, Серый? Одному, ну, с Петей, это все ворочать нереально! Тем более у нас двойной оборот товара из-за бартера… выгрузи-загрузи-снова выгрузи и снова загрузи. Это дохера работы! Нужен грузчик, нужен!

Я закивал головой, внутренне приняв свои доводы. Сергей промолчал.

— Сень, а у тебя ж есть какой-то знакомый, да? – посмотрел я на кладовщика. – Но только, чтоб не бухал и не таскал тут ничего, а то начнется… Ну ты понял…

— Да я понял, Ром, понял! – замахал руками Сеня, задумался, погладил подбородок, хитро ухмыльнулся, посмотрел на меня исподлобья. – Да есть один…

— Ну, он нормальный!? – произнес с нажимом Сергей, зыркнув на того важно.

Сеня замялся.

— Да так, вроде нормальный! – развел он руками. – А там, черт его знает!

— Ну ты хорошо его знаешь? – сказал я.

— Ды, конечно, хорошо! – засмеялся Сеня. – С детства знаю! В одном дворе росли!

Кладовщик замялся снова, слова будто застряли в его рту, не очень разборчиво до-бавил: «Дела там были еще свои у нас с ним…»

— Ну, он не бухает? – задал я, пожалуй, самый актуальный вопрос.

Кладовщик снова задумчиво взялся рукой за подбородок, стал его поглаживать.

— Ды как, бухает-не бухает… так, как все! – Сеня щелкнул пальцами по шее под скулой. – Выпивает по выходным, а так… ды вроде не бухает особо!

— Хорошо, — махнул я рукой, заканчивая затянувшийся разговор и направляясь к выходу со склада. – Давай так – октябрь поработаешь, посмотрим, если будет тебе тяжело, его позовешь, хорошо?

— Ды, хорошо, — развел руками кладовщик и почесал затылок.

— Сень, ну, порядочек тут наведи… — добавил Сергей.

Мы вышли на улицу, завернули за угол, я обернулся и окинул взглядом террито-рию завода. Лето кончилось. Осень из приятной теплой поры уже готовилась превратить-ся в промозглую серость. Воздух остывал с каждым днем. Белые облака постепенно сме-нялись серыми, чтобы в ноябре стать тяжелыми свинцовыми. Летнее ощущение бесша-башности и легкости уходило. На его место шло чувство унылости, безвременья и запус-тения. Брошенная территория завода лишь усиливала его в разы.

— Бррр! – произнес я наигранно, заходя в наш маленький, но все же уютный, офис.

— Что, холодно!? – заулыбалась Вера.

— Да не, это я так! – отмахнулся я, плюхаясь в кресло у двери. – Нормально там, поработали, согрелись как раз. Че там аптеки!?

Следом вошел Сергей и уселся за стол.

— Хозяева завода заходили, пока вас не было… — начала Вера и подняла вверх со сто-ла пачку листов бумаги. – Договор принесли наконец-то.

Я потянулся и взял бумаги.

— «Регионагропродукт Холдинг», — прочитал я, мои брови поползли вверх, я засме-ялся. – Ха-ха-ха! Вот они жулики!

— Че такое? – заулыбался Сергей.

— Да название… — заерзал я в кресле, устраиваясь уютнее, находя тему интересной. – Ты видишь, какое название у их фирмы – «Регионагропродукт Холдинг»!

— Ну, и чего? – недоуменно улыбнулся Сергей. – Название как название.

— Да не, ты не понял! Ну, какой там «Холдинг»!? Их же всего двое! А название при-думали, будто целый концерн у них или огромное предприятие, а на деле всего два чело-века! Ха-ха, вот жулики!

Я развеселился, начал даже слегка крутиться на кресле, закинул  ногу на ногу.

— А ты зря смеешься! – сказал Сергей. – Я тоже, когда название придумывал своей фирме, выбрал двойное…

Я замер, задумался на секунду, мысль показалась интересной. Наша фирма тоже имела название из двух слов и через тире, менее претенциозное, чем обсуждаемое, но так же производило впечатление веса и значимости.

— Не, ну, у нас нормальное название, не такое глобальное! Хотя звучит достаточно амбициозно, конечно… Я бы вообще даже париться не стал и назвал фирму как-нибудь по простому, одно слово, да и хватит… А эти… прям название прочитаешь, уже ноги подка-шиваются от его величия…

— Ну, так в этом и смысл! – улыбался Сергей, жуя нижнюю губу. – Название долж-но звучать представительно, я где-то читал, что двойные названия всегда звучат солидно, по сравнению с одиночными. Поэтому и назвал фирму так, и через тире еще солиднее, чем просто двойное!

Я снова задумался, поразился простоте и действенности мысли Сергея.

— Хм, слушай, никогда вот об этом даже не задумывался! – почесал я в затылке. – А ведь ты прав, солидно звучит, когда два слова, сразу кажется, что фирма крупная. Ха! Ни-когда об этом не думал, круто!

— Вот, видишь… — довольно развел руками Сергей.

 

«Привет. Чем занимаешься?», — пиликнул мелодией «эсэмески» телефон в кармане.

 

Я, все еще непривычно и медленно, стал набирать ответ, тыча пальцами в кнопки.

— Сообщение от твоей Лили что ли? – растянулся в заговорщицкой улыбке Сергей.

— Да, от нее, — ухмыльнулся я и продолжил набирать сообщение.

— До сих пор общаетесь что ли!? – хитро вполоборота скосил взгляд Сергей.

— Ну да, общаемся, — пожал плечами я, не желая развивать обсуждение личного.

— Каждый день!? – продолжал сверлить меня внимательным ехидным взглядом он.

— Ну да, — буркнул я.

— У Романа там прям любовь! – сказала Вера с налетом едва уловимой грусти и со-жаления, улыбнулась.

— Да непонятно, Вер, пока что там! – вздохнул я устало.

— Да ладно! Не грусти! Приедет твоя Лиля и все будет хорошо! Не насовсем же она уехала! – тепло подбодрила меня та.

— Посмотрим, — кивнул я благодарно, просмотрел еще раз набранное сообщение – «Привет, Лиль. Я на работе. Как ты? Скучаю по тебе.» – и нажал кнопку «отправить».

 

Сентябрь подходил к концу. Кипение личной жизни сменилось активностью на ра-боте. К большому нашему с Сергеем удивлению, контейнер с солями был весь распродан в течение недели. На складе остались жалкие остатки.

— Привет! – пожал мне, сидящему за столом, руку Сергей, войдя в понедельник 26 сентября в офис, устало поставил портфель на место и грузно сел у двери.

— Привет! – пискнула, улыбаясь, вошедшая следом Вера и бросила сумку в свое кресло. – Что тут новенького!? Какие новости!?

Я поставил правую руку локтем на стол, открытой ладонью вверх. Вера, сообразив, хлопнула по ней своей ладонью.

— Вот! Теперь порядок! – улыбнулся я и откинулся на спинку кресла.

Сергей пристально, с наигранной серьезностью сдвинув брови, посмотрел на нас. Он прикладывал большие усилия, чтоб не улыбнуться, но уголки рта и трепетавшие нозд-ри выдавали его. Взгляд Сергея переместился с меня на Веру и обратно.

— Это, что это за новые какие-то ритуалы у вас, о которых я не знаю!? – сказал он.

— Мы так теперь с Верой здороваемся! – поддел я напарника. – А то мы с тобой ру-ки жмем, а с ней нет, непорядок!

— А что, нельзя!? – поддержала мой настрой Вера, довольная реакцией мужа.

— Хорошо, что мы с тобой не обнимаемся, — продолжал играть в строгость Сергей. – А то б вы тут начали сразу…

Я не ответил, глянул на Веру, та вспыхнула на щеках румянцем. Любой женщине мужского внимания не бывает в избытке.

— Надо вас поменьше вдвоем тут оставлять… — сказал Сергей все тем же шутливым тоном. – А то еще заведется у нас «друг семьи»…

Словосочетание резануло мой слух, я внутренне неодобрительно скривился, посчи-тав последнее заявление Сергея уже чрезмерным. Все-таки разговор шел не о сторонней девушке, а о его жене. Я бросил быстрый взгляд на Веру, та застыла, непонимающе глядя на мужа, недоуменно и неодобрительно пожала плечами, прогнала румянец с лица, уткну-лась в монитор и нервно закликала мышкой.

— Да ладно, Серый, скажешь тоже… — буркнул я, интуитивно защищая его жену.

Пару минут в офисе висела нездоровая тишина.

— Так, заказ на соли пришел от аптеки… — сказала Вера, получив электронную почту. – Мальчики, но у нас на остатках солей уже почти нет!

— Да, быстро мы их раскидали! – удивился я. – А на этот заказ хватит?

— Да, на этот хватит, — Вера взмахнула пальцами рук, запорхав ими по клавиатуре.

— Слушай, Серый, ну, надо заказывать соли! – посмотрел я на напарника, грузно сидевшего в кресле в какой-то прострации.

— Щас, Роман, подожди! – вяло отмахнулся он. – Что-то голова не соображает, я выжатый как лимон…

— Чего ты выжатый!? Понедельник же только! – хмыкнул я, задрав на лоб брови.

— Роман, это ты бессемейный, а у меня двое детей! Ты попробуй с двумя провести все выходные на даче, а я посмотрю! – развел руками Сергей.

— А че, вы до сих пор на даче живете что ли!? – вытаращился я на обоих, крутя го-ловой туда-сюда.

— Ой, да мы на даче долго живем! – сказала Вера. – До самых первых заморозков, ну, до середины октября точно! А чего в городе делать? Не, ну мы сейчас только на вы-ходных там, а так, всю неделю в городе, конечно!

— Ааа, ну, тогда нормально еще! Я уж думал, вы там совсем одичали, — сказал я. – А у вас там тепло в домике то?

— Да, там нормально, печка-буржуйка стоит, мы дровами быстренько натопим… — продолжала Вера. – У нас там домик то маленький, кухонька маленькая и комнатка одна небольшая и все…

— Может, чайку попьем!? – предложил Сергей.

— О, можно было бы! – поддержал я. – Только у нас ни сахара, ни заварки, ничего…

— Кружки я привез! – расплылся в улыбке Сергей и извлек из портфеля две кружки.

— Так это тебе и Вере… — начал я.

— Ну, попьешь из моей, какая разница… блин, сахар не купили! Вер! – Сергей гля-нул на жену. – Говорил же тебе, будем проезжать мимо рынка, напомни, чтоб сахар купи-ли!

Вера промолчала, скосилась глазами на мужа и снова уткнулась в монитор.

— Поехали за сахаром съездим!? – оживился Сергей, кивнув мне, посмотрел на же-ну. – Вер, мы щас приедем!

Мы выскочили из офиса, прыгнули в машину и поехали в поселок на рынок. «Маз-да» затряслась на ямах и кочках.

— Вот ты зарядил про «друга семьи»… — выдал я вертевшееся в голове, — Вера аж обиделась…

— Не, ну, а че!? – парировал Сергей. – Это я не про тебя, а вообще. Бывает же такое, работаешь с кем-то в одном коллективе, а потом узнаешь…

— Да я понимаю, просто это вроде как твоя жена, неудобно получилось, — продолжал неловко себя чувствовать я, отчего-то желая оправдаться. – Так что, если что, я никаких таких видов не имею. Чтоб ты знал, а то я ж не знаю, вдруг у тебя и вправду в голове та-кие мысли! Хотя, я не понимаю, откуда они вообще могли бы взяться, но вдруг…

Я улыбнулся, посмотрел на Сергея. Тот тоже ухмылялся.

— Да не, Ромыч, ты не подумай, это я так сказал, — произнес он.

— Да я понимаю, Серый, просто мне показалось, вроде Вера обиделась. Я к тебе и к ней с уважением отношусь, поэтому не хотелось бы никаких эксцессов. И я тебе больше скажу, даже если не брать во внимание, что Вера твоя жена, а вот просто ее рассматри-вать, как стороннюю девушку, то, я тебе честно скажу – она вообще не в моем вкусе и ни-каких таких мыслей у меня в принципе родиться не может.

Сергей смотрел на дорогу, но слушал внимательно. Некоторое время он молчал, после чего произнес, не отрывая взгляда от дороги: «Ну, понятно».

И промелькнули в его интонации едва уловимые нотки разочарования или личной обиды, мне так показалось.

— А чайника у нас же тоже нет! – сообразил я, едва мы вернулись в офис с пачкой кускового сахара-рафинада.

— Вер, ну, пойди у соседей спроси на один раз, а завтра мы и чайник купим, — сказал Сергей, та вышла и вернулась тут же с электрическим чайником.

Через пять минут мы пили чай, пили я и Сергей, Вера отказалась.

— Пей из моей, я не хочу пока, потом попью! – сказала она мне.

Я кинул в кружку три куска сахара, размешал и стал потягивать чай, дуя на него.

— Ай! – вскрикнул Сергей, держа кружку в руке и тут же поставив на стол, схватил-ся за кисть. – Блять!

— Че такое, Серый? – удивился я.

— Да кисть, собака! – Сергей морщился в кресле и потирал одной рукой другую за запястье. – Эти соли! Я ж тебе говорил тогда, что у меня кисти сорваны… Вот и разболе-лись снова, потаскал коробки…

— И че, до сих пор болят!? – удивился я. – Неделю назад же выгружали вроде…

— Блин, Роман! – вспылил Сергей. – Если бы у тебя вот кисти были сорваны, ты б так сейчас не говорил!

— Ну, не знаю… — пожал плечами я, глянул на Веру. – Я привычный к выгрузкам, у меня ничего не болит. Это ты, понятно, с непривычки мог и потянуть снова…

— Да почему с непривычки!? – завелся сильнее Сергей. – Или ты думаешь, что я там в «Саше» не таскал коробки!? Еще как таскал! И выгружали и загружали!

— Серый, да я не спорю, просто все-таки ты менеджером работал, и у вас там были и кладовщики и грузчики, а у нас с отцом вообще никого! Мы все сами таскали на своем горбу! Поэтому я сказал, что к такой работе я больше привычен, чем ты, вот и все… я больше ничего не имел в виду. А то, что руки сорваны, это плохо. Что тут скажешь…

Сергей взял кусочек сахара, макнул его в чай, отгрыз мягкий краешек и потянул в себя с хлюпаньем толстыми губами кипяток.

 

До конца недели мы сделали очередной заказ на соли. Вышло около десяти тонн. Сергей засомневался, осознав объем, но я его успокоил, сказав, что раз спрос на товар есть, надо завозить и продавать столько, сколько требуется.

— Единственное, Серый! – добавил я и посмотрел на него и Веру. – Составьте заказ максимально точно, чтоб у нас лишнего ничего не застряло на складе, только то, что га-рантированно продается! И примерно рассчитайте так, чтоб хватило до конца года, месяца на три. И надо нам грузчика брать, а то Сеня уже один не справляется. Он молчит, конеч-но, но уже пора…

 

— Ромыч, предлагаю отметить конец месяца и удачное начало торговли солями! – Выдал вдруг Сергей в последний день сентября, в пятницу.

Мы сидели в офисе и всеми пили чай. Вера на своем месте, я за столом, Сергей у двери. Его манера пить чай вприкуску передалась мне и прилипла. Сергей умудрялся вы-пивать кружку чая всего лишь с одним кусочком сахара, грызя его потихоньку. У меня так не получалось, четыре-пять кусков на кружку – сгрызалось мною регулярно. Сергей удив-лялся моей тяге к сладкому, я, наоборот – его способности обходиться минимумом.

— Как отметить? – откинулся я на спинку кресла.

— Сходим куда-нибудь, как обычно, всей фирмой – я, ты и Вера – посидим вместе! – продолжил Сергей. – Бери Вована опять, если хочешь, чтоб не скучно было…

— Да мне и без него не скучно! – удивленно улыбнулся я. – А то получается, типа, с вами скучно, поэтому «бери Вована»!

— Да это я так сказал, просто… типа, можешь, если хочешь, и его пригласить! Мы не обеднеем, если и он посидит с нами за счет фирмы, — сказал Сергей, замер, ожидая ответа и не дождавшись, продолжил. – А Вера потом спишет, как обычно, из общака!

Я думал, задал себе внутренний вопрос, и ответ получил однозначный – мне боль-ше не хотелось таких общих форм «отдыха». Вспомнил последнюю игру в боулинг. Чем-то пустым и ненужным отдавали такие совместные «радости». Именно радости там не бы-ло. Я понял еще одну простую вещь – не возникало желания видеть Сергея и Веру сверх положенного по работе. Я не хотел мешать категории работы и отдыха. А Сергей с женой находились в моей голове в первой категории и никак не вязались со второй. И возник фактор денег. Раньше, работая с отцом, я о них сильно не задумывался. Учет вел отец. Те-перь остался только я. «Деньги нужно зарабатывать, а не проматывать», — сработала уста-новка в моей голове. Я чувствовал, что если мы с Сергеем сейчас будем так же аккуратны и бережливы, как ранее я и отец, то сможем хорошо заработать. Не те «копейки», какие зарабатывали больше пяти лет мы с отцом, а действительно хорошие деньги. Я видел этот шанс и намерен был его не упустить.

— Серый, да мне че-та не хочется, если честно… — выдавил я из себя деликатно.

— А че так!? – удивился тот, замерев с куском сахара в руке.

— Не знаю, как-то не мое это… все эти корпоративы… — пожал я плечами. – Я как-то не привык к этому, у нас с отцом же не было корпоративов, мы работали все семь лет без отдыха…

— Не, ну мы тоже в «Саше» работали, мы ж там не бездельничали! – парировал Сер-гей. – И Давидыч молодец в этом плане был, устраивал нам по праздникам и выезды за го-род фирмой и какие-то вечера и в офисе и в кафе…

Перечисляя, Сергей покачивал в воздухе рукой с куском сахара, словно на волнах.

— Да я не говорю, что вы там бездельничали, я просто не привык к такому, — улыб-нулся я. – Мы работали, работали и все… а тут вдруг на – совместный отдых, боулинги, бильярды – просто не привык и все…

Я закончил, молча уставился на Сергея, тот на меня. Повисла пауза.

— У тебя отпуск же был каждый год в «Саше»? – продолжил я.

— Ну… конечно был! – удивился Сергей, грызнул сахар и отхлебнул из кружки. – У всех был! Мы каждый год с Верком летом выезжаем на море! Не знаю, правда, как в этом году, может поедем, а может и нет…

— Вот видишь! – поднял я палец вверх. – Каждый год! А я за все время ни разу ни-куда не ездил. Фактически, я семь лет уже без отдыха. Я не в том плане, что устал, а в том, что привык к такому режиму. Не было никаких отдыхов и корпоративов… вот в чем дело…

— А, ну, если так… — растерялся Сергей.

— И ты сейчас предлагаешь все эти «боулинги», «бильярды», «фирма отдыхает»! А мне непривычно просто, я себя чувствую неуютно…

— Не, ну, если так, то можем и не устраивать ничего такого! – положил остаток са-хара на полку к кружке Сергей и обтер руки одна об другую, развел их в стороны. – Я ж не знал, что тебе не нравится, сказал бы сразу! Ну, тогда никаких корпоративов, будем от-дыхать отдельно! Ты с Вованом своим, а мы с Верком!

— Да это не «мой» Вован! И дело не в «отдельности», просто этот формат он не мой, вот и все, Серый… — развел руками и я в свою очередь.

— Роман… — примирительным тоном, чуть подавшись вперед, уперев руки в подло-котники кресла, сказал Сергей. – Я ж тебя не заставляю… да – да, нет, так нет! И за слова так не цепляйся, понял!? А то ты прям, как Анатолий Васильевич становишься!

— Ну, он же мой отец, яблоко от яблони… — улыбнулся я. – Ты на своего отца похож, я на своего…

— Не, Сережка больше на маму похож! – сказала Вера, тепло глянув на мужа.

— Вер, да я про характер… — кивнул я. – Внешне, да, Серый на мать свою похож, я ж ее видел, а вот отца нет…

— На отца он совсем не похож! – сказала Вера. – Отец у него, дядя Миша, такой вы-сокий, сухощавый, а Сережка… такой…

Вера чуть запнулась, не успев подобрать слова.

— Да, — хохотнул Сергей, уловив заминку жены, — «а Сережка такой…»

— Сереж! – улыбнулась Вера. – Да я не это хотела сказать…

— Да понимаю я, Вер, все, понимаю! – нервно ответил тот, уперся локтями в кресло и скрестил пальцы перед собой, задрыгал нервно ногой, выдохнул грустно. – Да, не дал мне Боженька росточка, не дал…

 

Третьего октября в понедельник Сеня привел к нам своего друга – Холодова. Сеня так его представил, назвал и имя того, но я не запомнил. Среднего роста сутулый и смор-щенный старик с карими впавшими глазами, крупным крючковатым носом словно клю-вом и невнятной шамкающей речью из-за отсутствия половины зубов. «Холод», так звал его за глаза Сеня, имел вид обреченный. Создавалось впечатление, что ему все давно до лампочки в этой жизни. Он мог работать, а мог и не работать. Из тех, кого постоянно надо подгонять и контролировать. «Лишь бы коробки таскал», — решил я про себя. Грузчик рас-положился в каморке Сени, вдвоем им стало тесно, за стенкой слышалось периодическое кряхтение и сопение, приглушенные разговоры и звон чайной ложки. Когда я узнал, что Холодов ровесник Сени, чуть не поперхнулся чаем. Выглядел тот на все шестьдесят, если не под семьдесят. На мою реакцию Сеня довольно улыбнулся, произнес:

— Вот так! А я-то чего? Так выглядит… Год или два у нас разница, я уже не помню в какую сторону, по-моему, Холод постарше на год…

— Надо же, никогда бы не подумал! – закрутил удивленно головой я.

Позже выяснилось, что Холодов, как и Сеня, какой-то в прошлом спортсмен. Но то, во что он превратился не оставляло никаких сомнений, что виной всему алкоголь. Мы по-нимали, что за пять тысяч в месяц никого лучше и не найдем – Холодов был принят.

0

Автор публикации

не в сети 12 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: