«Манипулятор», глава 025 (2ая половина)

0
142

Следующие две недели мелькнули в моей голове сплошной каруселью, какой до сих пор не случалось. Мы загуляли с Лилей по полной. Днем я еле высиживал на работе, вечером бежал с ней. Вовка как приклеенный гулял с нами. Мы побывали, наверное, в по-ловине заведений и кафе города. Каждый вечер начинался с небольшой прогулки, после чего мы оказывались в каком-нибудь кафе, снова гуляли, опять кафе, но другое. И так до двух-трех часов ночи. Утром я просыпался в восемь и волочился полусонный на работу. Прочие события отошли на второй план и прорывались в сознание лишь фрагментами. Деньги потекли из моего кармана сначала незаметно, а после как сквозь решето.

— Роман, ты там загулял что ли!? – сдвинув брови в наигранно серьезном тоне и улыбаясь сказал Сергей, когда я предложил взять часть зарплаты раньше срока.

— Да так… — отшутился я, — появилась одна пассия, приходится ее развлекать!

— Красивая хоть!? – произнес Сергей, зажевав губу, скрестив руки на груди и заки-нув ногу на ногу в кресле и тут же бросив жене. – Вер, ну, спиши с нас с Романом по пять тысяч в счет зарплаты!

— А вы уже в августе все забрали! – уставилась на него та.

— Ну, тогда пиши в счет сентября, — пожал плечами я. – Вы просто деньги пораньше возьмете и все, вам-то какая разница…

— Да мне как скажете! – развела руками Вера.

— Вер, ну, спиши, спиши! – торопливо махнул рукой Сергей. – Ромке надо, не ос-тавлять же его без денег. У него там любовь, сама видишь.

Сергей дружелюбно засмеялся, Вера понимающе заулыбалась и достала тетрадку.

— Вер, спиши по семь, — сказал я, задумался на секунду. – Да, давай, Серый, по семь возьмем, а то мне не хватит.

— Да что ж там за женщина такая!? – снова в шутку выпалил он, ныряя рукой в свой портфель, улыбаясь и отсчитывая себе деньги. – Ты себе из своей же половины возьмешь?

— Да, из своей! – кивнул я. – Отличная там женщина! Врач! Работает в Москве!

— О! Ну, тогда ясно! – сказал Сергей, отсчитав деньги и переложив их в отдельный карман портфеля.

— Все, женим Романа! – развеселившись, добавила Вера, посмотрела на меня. – Кон-чится, Роман, у тебя холостяцкая жизнь!

— Да ладно вам! Мы только познакомились и просто гуляем…

Дни летели. Кафе, боулинги, бильярдные, клубы. Вадик каждую ночь развозил нас по домам. Лиля благодушно мне улыбалась, поддерживала беседы на любые темы, выска-зывала всегда свое твердое и решительное мнение. Вовка постоянно кружился рядом, об-щаясь в своей манере – заглядывая в лицо снизу вверх, фонтанируя эмоциями. Казалось, ему общение с Лилей доставляет не меньшее удовольствие, чем мне.

— А у тебя есть сотовый, Лиль? – спросил я ее на третий день нашего знакомства. – А то я тебе звоню на домашний. Вдруг тебя дома не будет…

— Ничего, звони на домашний, — отмахнулась та. – Я сотовый тут не включаю, а то будут с работы звонить, доставать…

На пятый день я снова позвонил Лили.

— Здравствуйте, — автоматически произнес я, услышав «алло» мужским голосом. – А Лилю можно услышать?

— Лилечку? – произнес мужчина мягким и спокойным голосом. – Сейчас приглашу.

— Алло, да? – раздался в трубке знакомый голос.

— Привет, Лиль! – произнес я. – Это твой папа сейчас взял трубку?

— Привет, да, папа, а что? – напряглась Лиля.

— Да не, ничего, приятный такой, судя по голосу, у тебя папа! – воскликнул я.

— А, ну да, папа у меня хороший, — ответила она будто механически.

Мы быстро договорились о встрече вечером, закончили диалог и я забыл о ее отце на несколько дней, до такого же телефонного разговора с матерью Лили.

— Алло! Да!? – раздался металлический грубый женский голос в трубке.

Я инстинктивно отдернул ухо и внутренне сжался – на меня повеяло холодом.

— Здравствуйте, а Лилю можно услышать? – сказал я.

В динамике раздались шумы, слышно стало, как телефонная трубка на том конце шмякнулась об стол, раздались удаляющиеся шаги и все стихло.

— Да? – сказала Лиля, чуть запыханым голосом.

Через пару часов мы с ней встретились и стали гулять по тихим улочкам центра. Вовка в тот день оказался дежурным по базе и освободился лишь в девять вечера.

— Мама у тебя такая серьезная женщина, — деликатно выразил я свое неоднозначное впечатление от дневного звонка. – Голос у нее прям как у командира.

— В смысле, «серьезная»? – внимательно посмотрела на меня своими абсолютно го-лубыми глазами Лиля, к которым я все никак не мог привыкнуть. Услышав окончание мо-ей фразы, откинула с лица назад манерным движением руки прядь волос и тихим голосом добавила. – Да, мама у меня со строгим характером.

— Я уже заметил, — хмыкнул я. – А папа, наоборот, мне показалось, очень мягкий че-ловек, да? Он всегда такой?

— Папа у меня просто очень воспитанный и интеллигентный, он очень хороший врач, — сказала Лиля. – Его все любят в больнице, весь персонал. Папа очень любит маму.

Лиля вдруг заулыбалась, вспомнив что-то, и тут же продолжила, вдруг эмоциональ-но ожив: «Представляешь, один раз на работе, какая-то женщина призналась ему в любви, а он привел ее и познакомил с мамой и сказал, что очень любит маму и у них ничего быть не может. Так забавно! Представляешь!? Так он ее любит!»

— Ну да… — выдавил из себя я первое, что появилось в голове от столь неоднознач-ной истории, — замечательный у тебя папа…

Следующие пару часов до десяти вечера мы так и провели вместе, после чего к нам, как ошпаренный, примчался Вовка. Уже втроем мы выбрали уютное кафе и пробыли там до полуночи. Звонок Вадику и снова я с Лилей у калитки домика. Я потянулся к ее щеке. Лиля чуть повернула лицо. Я коряво ткнулся губами почти в ухо и пошел к машине.

— По домам? – посмотрел на меня и Вовку Вадик, едва я сел и захлопнул дверь.

— А сколько времени? – сказал я и сам же первый ответил. – Полпервого. Рано. Се-годня суббота, «Небо» до трех. Вован, че скажешь? Может, погнали в «Небо»!?

— Бля, Рамзес, какие вопросы!? – запрыгал тот сзади на сиденье радостно. – Ясен хуй в «Небо»!

— Вова – безотказный малый, — хмыкнул Вадик и через десять минут мы уже смеша-лись с толпой в клубе. Вечер был в полном разгаре. Мой взгляд привычно выцепил среди людей Риту. Та бегала с подносом между столикам, но меня заметила сразу. Я равнодуш-но выдержал ее взгляд, приветственно кивнул и прошел мимо в сторону малой стойки.

— Ритка бегает, суетится, на тебя посматривает! – осклабился Вовка, едва мы заняли привычное место под аркой в гроте.

— Да мне похуй! – буркнул я. – Пусть смотрит, ее проблемы.

За час мы с Вовкой накачались спиртным и вышли на улицу крепко поддатыми. Тут же подъехал Вадик.

— Теперь, надеюсь, домой? – весело уточнил он и, получив утвердительный ответ, развез нас по адресам.

Следующим вечером я занял у Вовки пять тысяч, и мы их тут же прокутили. Побы-вали в одном кафе и двух клубах. Лиля вся сияла от сплошного внимания со стороны нас двоих. В последнем клубе она отчитала официантку за нерасторопность обслуживания. Лиля посмотрела на девушку столь надменным взглядом, что мне стало отчего-то неловко за свою спутницу. Официантка засуетилась и быстренько обслужила наш столик. Мое на-строение испортилось, но я не подал вида. Вовка вошел в раж – орал и веселился, расска-зывал Лиле подряд всякие истории то про работу, то про охоту, заглядывал ей в лицо и постоянно хватал за руку. В тот вечер я впервые почувствовал легкую усталость. К трем часам ночи на меня накатило, я обмяк и впал в ступор.

Утром я еле смог продрать глаза. Встал, машинально пошел в душ, пожарил яични-цу, поел, попил чаю и поехал на работу. Желудок ныл от вчерашнего алкоголя чуть силь-нее, чем обычно. Сердце гулко стучало. Голова отяжелела, словно ее залили свинцом.

— Серый, давай, возьмем еще по десять тысяч, — предложил я напарнику в середине дня, едва мы управились с текущими делами. – А то я у Вовки занимал, отдать ему надо.

— Роман совсем загулял! – улыбнулась Вера.

— Да ладно… — отмахнулся я, не имея сил оправдываться.

— Ничего, это нормально, Ромыч! – подбодрил Сергей, тут же сунув руку в свой портфель. – По сколько, говоришь, возьмем?

— По десять, а то я пятак Вовке должен, надо ему отдать, — буркнул я.

— А когда ж твоя Лиля уезжает к себе в Москву? – поинтересовался Сергей, будучи с женой в курсе всех моих загулов.

— Через неделю… вроде бы… — снова буркнул я.

— Так это тебе пятака не хватит на неделю! – категорично сказал Сергей. – Может, по пятнашке возьмем!? Смотри, деньги есть, можем взять…

Я задумался. Сергей говорил дело, пять тысяч мне было маловато.

— Да, давай, возьмем по пятнашке! – махнул я обреченно рукой.

— Вер, ну, спиши с нас по пятнашке, не оставлять же Ромку без денег, когда у него такая женщина появилась! – заулыбался понимающе Сергей, отсчитал себе пятнадцать тысяч и сунул в отдельный карман портфеля.

Деньги закончились в среду в последний день лета. И мы с Сергеем, говоря его сло-вами, еще раз «нырнули в общак».

— Вовчик меня несколько раз пытался взять за руку, — жеманно произнесла Лиля в четверг, мы гуляли вдвоем по проспекту.

— Вовка? – удивился я, не понял смысла сказанного и пожав плечами. – Ну, может быть, я не знаю, зачем ему это…

Лиля взяла меня за руку. Странное ощущение. Та самая прежняя мысль вновь мелькнула в моей голове, но я ее снова отогнал.

В пятницу я позвонил Лиле и повторно нарвался на металлический голос мамы.

— Лилю!? Да! Можно! Сейчас! – рявкнула та в трубку, и крикнула в сторону:

— Лиля! Тебя!

Пятничный вечер прошел по обыкновению весело. Мы весь вечер гуляли втроем, меняли одно заведение на другое, танцевали и веселились, а под конец решили на следую-щий день сходить на шашлыки. Лиля горячо поддержала Вовкину идею, как маленькая де-вочка радостно захлопала в ладоши и закричала «ура, ура, ура!».

Утром в субботу в десять я был уже у Вовки. В центре комнаты на полу лежала большая сумка, которую тот уже деловито собирал, словно отправлялся в дальний поход. Обстоятельность – одна из лучших черт Вовки, я частенько замечал ее нехватку в себе.

— Все взял? – заглянул я в сумку.

— Да, блять, вроде все! Мяса два килограмма там! Вчера замочил!  – Выпалил запы-хавшийся Вовка, суетясь меж сумкой и шкафами в одних джинсах.

— Давай, помогу! Чего еще нужно уложить!? – предложил я.

— Да вроде все, блять! В центре сейчас купим в магазине огурцов, помидоров, зеле-ни всякой, а так все! – выдохнул Вовка, осматриваясь и крутясь около сумки.

— Шампура взял!? – сказал я.

— Да! Взял! Там внизу лежат! – отмахнулся Вовка.

— Давай, тогда собираться. Нам через полчаса уже надо быть в центре, а то Лилька придет, будет ждать, неудобно, — сказал я.

Мы быстро собрались, взяли за ручки сумку и пошли на остановку. Через полчаса были уже в центре на месте встречи. Я позвонил, Лиля опаздывала.

— Блять!!! – выкрикнул вдруг Вовка, едва я закончил общение.

— Ты чего!? – уставился я на него, шарящего внутри по дну сумки.

— Шампура забыл дома!! – Выдал тот, покраснев от натуги.

— Бля, Вов, ты че!? – уставился я на друга. – Где ж мы теперь шампура возьмем!?

Я начал озираться, мы стояли у главного входа в большой гипермаркет.

— Пошли, поищем шампура в магазине, тут должны быть! Купим! – сказал я и потя-нул сумку и Вовку за собой.

Автоматические ворота распахнулись, и мы вошли в вестибюль.

— Надо какой-нибудь охотничий магазин или дачный или что-то вроде того искать, — буркнул я, озираясь, и наткнулся взглядом на пластиковую вертикальную тумбу с таблич-кой «Информация» на ней. – Вон, девушка сидит, Вован! Пошли у нее спросим!

Я потащил сумку и Вовку к тумбе. Вышло смешно. Тумба оказалась высотой почти с Вовку, лишь макушка его головы и глаза выглядывали поверх.

— Девушка, здрасьте! А подскажите, пожалуйста, где тут у вас шампура можно ку-пить!? – выдал я с ходу. – А то мы собрались на шашлыки, а шампура дома забыли!

Высокая брюнетка, приятной наружности, лет двадцати, с черными прямыми воло-сами ниже плеч приветливо нам улыбнулась, немного растерялась и произнесла тихо:

— Ой, вы знаете, я не знаю, я только второй день тут работаю.

— Ладно, ничего, сами найдем! – буркнул я. – Пошли Вов, будем искать сами!

Вовкины глаза смотрели то на меня, то на девушку поверх тумбы с противополож-ной стороны и растерянно хлопали. Я снова взялся за ручку сумки, потянул вверх. Вовка рассеяно взялся за ручку со своей стороны и вяло пошел за мной, буркнул «девушка».

— Че девушка!? – сказал я, едва мы отошли метров пять от тумбы.

— Девушка симпатичная, — промямлил Вовка.

— А, да! Ничего такая! – поддержал я, но протащив еще пару шагов за собой Вовку, сообразил. – Понравилась что ли!?

— Да, симпатичная… очень, — Вовка смутился, залился краской, уставил глаза в пол.

— А че ты тормозишь тогда!? – хмыкнул я. – Не парься! Иди бери телефон!

Я развернулся в сторону тумбы. Девушка неловко улыбалась нам, то ли догадыва-ясь, то ли из вежливости. Вовка мялся.

— Вов, блять, иди давай! Нам шампура покупать еще, а щас Лиля приедет! – насел я на друга и пихнул его слегка в сторону тумбы. – Иди давай, бери телефон, скажи, что по-том позвонишь, все дела!

Вовка решился и поплелся к тумбе как на казнь. В моей голове крутился только во-прос о шампурах. Я бегал глазами по вестибюлю и вывескам магазинов и отделов, пыта-ясь сэкономить время и вычислить сразу нужный.

— Все, взял, — раздался за спиной голос Вовки.

Я обернулся, тот светился счастьем.

— Ну вот, нормально! А то бы мялся еще сто лет стоял! Пошли, вон, отдел какой-то, там могут быть шампура! – я взялся за сумку, но Вовку не пришлось просить дважды, он вцепился в ручку и поволок уже меня за собой. – Как зовут то ее!?

— Лера, — радостно сказал Вовка, сдержанно поправился. – Валерия.

Мы купили шампуры, через десять минут подошла Лиля, все трое сели в такси и отправились в загородный парк. Там мы удалились метров на сто вглубь леса, обнаружили обжитой пятачок с бревнами и старым кострищем, там и остались.

Вечер удался. Огонь был разведен, шашлыки пожарены и съедены. Вовка суетился и болтал больше обычного. Лиля смеялась при каждой его шутке, называла жеманно «Вовчиком» и благосклонно принимала все его услужливые жесты. Я на время впал в лег-кую задумчивость – лето кончилось, Лиля уезжала, впереди зима и снова не пойми что в личных отношениях. Как стемнело, я и не заметил. Костер догорал. Стало вдруг прохлад-но, темнота обступила нас плотнее, людские голоса со стороны парка стихли.

— Сколько уже времени, Вов? – произнес я.

— Почти десять, без десяти! – выдал тот, склонив наручные часы к углям костра.

— Ну, что, пойдем? – посмотрел я на обоих.

— Да, пора, — деловито сказал Вовка, встал с бревна и начал собираться.

Мы затушили костер. Темнота стала абсолютной.

— Как же мы пойдем? – произнесла резонно Лиля. – Совсем ничего не видно.

— Щас придумаем! – бодро сказал я, снял с себя футболку, намотал ее на палку, об-лил остатками жидкости для розжига костра и скомандовал. – Вован, поджигай!

Вовка поднес зажигалку, факел вспыхнул и отогнал темноту метров на пять вокруг.

— Во!!! – заревел Вовка. – Другое дело, Рамзес!! Башка у тебя соображает!

— Классно, классно! – защебетала Лиля, захлопав восторженно в ладоши.

— Держитесь за мной! Мы выходим в путь! – торжественно, как в детских фильмах про пиратов, произнес я, и мы гуськом пошли через лес. Я с факелом, Лиля следом, при-держиваясь за мою руку и спину и Вовка с сумкой, замыкающий.

Через пару минут мы вышли из леса. Парк почти опустел. С десяток, таких же как мы припозднившихся, толклись на выходе парка у трассы. Мне стало прохладно. По го-лому торсу побежали мурашки.

— Мерзнешь!? – осклабился Вовка.

— Да не, нормально, — соврал я. – Надо такси вызывать…

Вовка достал телефон и вызвал такси. Лиля села на лавочку, закинула ногу на ногу и поежилась, легкая тонкая футболка никак не защищала ее от вечерней прохлады. Я взял Вовкину мастерку и накинул на плечи девушки.

— Спасибо, — произнесла та, улыбнулась и кокетливо потупила взор.

Я присел на корточки перед Лилей, взял ее ногу за щиколотку и медленно провел рукой вверх, замерев чуть ниже колена.

— Завтра уедешь и все… — пробормотал я, ощущая, как мое лицо расползается в ви-новатой неловкой улыбке.

— Ну, я же буду приезжать… — сказала она, ухмыльнулась, подняла голову и стала рассматривать проезжающие за моей спиной машины.

Я смотрел на девушку, и два совершенно противоположных ощущения боролись в моей голове. С одной стороны – Лиля была мне симпатична, ее внешняя яркость притяги-вала, я настроил себя на серьезные отношения с ней. С другой – колокольчик нет-нет, да и позванивал в моей голове. Я старался не замечать его, его тревожный звук, явно раздавав-шийся в моменты, которые я сознательно игнорировал. Волна озноба пробежала по моему телу, я незаметно вздрогнул, еще раз посмотрел на Лилю. Ее голубые глаза смотрели куда угодно, только не на меня. Колокольчик в голове звякнул, я сцепил зубы – тот затих.

— Есть сигарета, Вов? – сказал я, встав в полный рост. – А, ты ж не куришь! Сколько времени прошло?

— Десять минут, — отчего-то виновато произнес Вовка. – Да щас приедет, Рамзес! Еще минут пять и приедет. Замерз, буржуй!?

Вовка ехидно захихикал. Лиля посмотрела на меня. С любопытством, но без учас-тия. Ее голубые глаза смотрели на меня безразлично.

— Нет, не замерз! – соврал снова я, дернув плечами, будто просто так, а на самом деле, что б согреться. – Просто ждать надоело.

Я отвернулся от Ли́ли и уставился на дорогу. На душе стало противно. Колоколь-чик внутри дрыгался, обозлившись, я мысленно смял его и выкинул подальше.

Подъехало такси. Мы сели в него, я с Лилей сзади, Вовка спереди. Сразу стало теп-ло, мурашки на коже исчезли, я пригрелся.

— Куда, Рамзес, Лильку сначала завезем, да!? – гаркнул Вовка.

— Да, Вов, давай так сначала, — буркнул я, такси тронулось.

Вместе с прохладой из меня улетучилась и злость. Настроение вернулось в норму. Я повернулся к Лиле и улыбнулся ей, взяв за руку. Девушка ухмыльнулась. Я забыл все тревоги. Две недели моего чудесного забытья подходили к концу. Прощаясь в три часа ночи у своего зеленого домика, Лиля дежурным движением подставила мне щеку. Я осме-лел и коряво ткнулся губами в ее губы. Лиля залилась краской, ухмыльнулась и захлопала ресницами.

— Буду тебе звонить… — проблеял я.

— Зачем звонить, пиши эсэмески, — практично предложила Лиля.

— Да у меня связь такая, там нет эсэмесок…

— Да? Жаль! А ты переходи на такую связь, как у меня.

— Да этот телефон только для такой связи, для GSM не подходит.

— Ну, а ты купи еще один, для GSM, будет два, — продолжала Лиля. – Один для ра-боты, а со второго будешь мне писать. Будем созваниваться!

— Да, хорошая мысль! – вдруг дошло до меня. – Куплю завтра такой телефон.

Мы распрощались, и в воскресенье 4 сентября, в день отъезда Лили я купил самый дешевый телефон за три тысячи рублей, лишь бы тот звонил и отправлял «эсэмески».

— Лиль, привет! Я купил телефон! Теперь буду писать тебе сообщения! – радостно выпалил я, позвонив ей сразу после покупки. – Запиши этот номер!

— Как быстро, молодец, — сказала девушка и добавила с грустью. – А я сегодня уез-жаю. Долго теперь не увидимся.

— Лиль, хочешь, я приеду на вокзал тебя провожать!? – торопливо произнес я тут же с готовностью, расценив последнюю фразу девушки как намек.

— Зачем!? – удивилась та вмиг изменившимся тоном, ставшим, как у ее матери. – Не надо! Меня будут мои все провожать. И мама, и папа, и брат с женой. Зачем ты приедешь?

«Зачем ты приедешь?» — повторилось у меня в голове два раза и словно отрезвило.

— Да? Ну, ладно, — промямлил я. – Пока. Хорошей тебе дороги.

— Да, пока, давай, до связи! И спасибо тебе за прекрасный отпуск! – сказала Лиля возвышенно, но я не слышал ее слов. Непонятно откуда взявшаяся обида накатила изнут-ри и сбила мой пыл как волна воды сбивает пламя.

В тот же день мы с отцом купили в магазине два дивана и кровать для матери. Че-рез пару часов мебель привезли доставкой. Мы с отцом отнесли старую рухлядь на мусор-ку, и в ту ночь вся семья ночевала уже на новой мебели.

— Зачем вы купили мне эту кровать!!? – завопила мать, едва мы собрали покупку в ее комнате. – Она мне не нравится! Забирайте ее нахер отсюда!

— Не нравится, так пошла бы с нами и выбрала ту, какая нравится!!! – не выдержал и заорал отец. – Какого хера ты лежишь тут уже пять лет как колода!! Волосы отрастила!! Страшилище! Иди, подстригись! Приведи себя в порядок! В комнате уберись! Свинарник развела! Грязи по колено! Тебе предлагали идти с нами и выбрать себе кровать! Не захоте-ла!? Спи на том, что купили!

Отец вышел из комнаты матери и с силой хлопнул дверью, прошептав отчаянно:

— Ой, дура, ой, дура… мля…

Я совсем перестал понимать мать. Сюрреализм в нашей семье достиг апогея. Отец был прав – мать опустилась до некой жуткой точки, за которой возврата к нормальной жизни уже не было. Она целые дни проводила в своей комнате лежа на кровати под одея-лом и спала. Или не спала и тогда смотрела свой маленький телевизор, который, казалось, работал круглосуточно.

 

Лиля уехала. Я очнулся от наваждения лишь в понедельник 5 сентября.

— Все, уехала твоя невеста? – посмотрела сочувствующе на мое кислое лицо Вера.

— Да, все, уехала, — буркнул я, поеживаясь в кресле у двери.

Сергей оторвался от бумаг и внимательно посмотрел на меня.

— И как же вы теперь? – задала вопрос с оттенком женского сопереживания Вера.

— Не знаю, — пожал плечами я, достав из кармана новый телефон. – Вот, буду эсэ-мески писать, звонить. Че еще делать?

— Сколько ж вы с ней денег прогуляли? – сказал Сергей.

— Понятия не имею… — вновь пожал я плечами, удивившись вопросу. – Я и не счи-тал, брал же из общака, сам посчитай, сколько там, я не знаю…

— Слушай, Верок, — переключился Сергей на жену. – Я думаю, нам надо мне теле-фон купить, а то ходим с тобой с одним. Неудобно. А этот тебе останется?

— Если нужно, покупай, — ухмыльнулась та.

— Да и Вере купи телефон! – влез я. – А то этот старье уже, экран еще черно-белый. Даже у моего этого говна и то уже цветной! Стоит копейки – три тыщи всего!

Я помахал перед собой новым телефоном.

— Да этот в свое время, знаешь, сколько стоил!? – уперся Сергей. – Я его за тринад-цать тысяч покупал тогда!

— Ну и что!? Я свою «раскладушку» тоже покупал в свое время за десять тысяч, а теперь она, дай Бог, три стоит, а то и меньше! – парировал я. – Время то идет!

— Ну да, Давидыч в свое время, помню, тоже купил компьютер первый за аж восемьдесят тысяч!

— Во, видишь! – подхватил я. – А щас комп максимум тридцатку стоит и то наворо-ченный, а простенький можно и за двадцать-двадцать пять купить!

— Ну да, — скис Сергей.

— Кстати, можем компьютер купить, мы же собирались! – вспомнил я, едва только наш компьютер начал издавать очередной электронный хруст из-под стола.

— Да, компьютер можно было бы купить, — деликатно поддержала Вера.

— Вер, да не можно, а нужно! – отрезал я. – Че ты сидишь на этом говне, оно уже не работает, скрипит, коптит, того и гляди сдохнет! Ты слышишь, как винт трещит, сдохнет и вся информация пропадет, будешь потом заново все накладные восстанавливать!

— А что, если компьютер сломается, то вся информация пропадает? – обеспокоился Сергей.

— Смотря, как сломается! – пожал я плечами. – Если винт слетит, то да, все, пиздец!

Сергей задумался, вздохнул и нехотя произнес:

— Да, надо будет покупать новый компьютер, этот уже слишком старый…

— Пойдем на склад сходим, Серый! – выпалил я, хлопнув по подлокотникам кресла. – А то скоро соли придут, надо с местом под них определиться.

Мы вышли на улицу и двинулись в сторону склада, оба по летней привычке в шор-тах и шлепанцах, погода еще держалась теплая.

— Роман, ну, ты мне скажи! – начал диалог Сергей. – Мы вот завозим сейчас соли, отраву завезли, «Аэросиб» придет, будем выкупать остатки его на зиму…

— Ну, и чего!? – бодро шагая выпалил я.

— А деньги, если что, у нас есть на все это? Ну, у тебя есть деньги, если вдруг пона-добится платить за весь этот товар?

— Мы так справимся, Серый. Нам деньги не понадобятся, вот увидишь!

— Это, дай Бог, если не понадобятся! Но вдруг…

— Серый, да не будет никакого «вдруг», мы хороший темп набрали! Все, что заво-зим, все продается отлично! У нас товар не застревает, висяков нет никаких! Ты зря вол-нуешься, при таких оборотах и наценках мы все отсрочки по платежам легко покроем из прибыли! Даже если где-то не впишемся на неделю-две по срокам, я думаю, подождут, ничего страшного не случится!

— Ромыч, да я только за, если так все будет, как ты говоришь! Но, если…

— Серый, да есть деньги, есть! – заулыбался я и приятельски хлопнул его по плечу, вспомнил про шестьсот тысяч в банке на счету у отца, засмеялся. – Есть деньги, поверь!

— Ну, если ты так говоришь, то я не волнуюсь. Просто у меня есть… ты только Вер-ке не говори, она не знает… есть у меня счет в банке и акции есть, у меня там триста тысяч лежит! Так что, если че, вынуть смогу и сюда вбросить… если у тебя столько же… там где-то, то я спокоен…

— Серый… — я беззвучно засмеялся. – Да не переживай ты так! Я тебе сказал – есть деньги! Я не вру тебе! Там нормально!

— Ну, не меньше!? – заулыбался тот и произнес с настаивающими нотками.

— Больше, Серый, больше! – хлопнул я еще раз по плечу напарника, мы зашли в склад, я выкрикнул внутрь. – Сееень!!

— Да тут я, тут, — буркнул и вышел из-за ближайшего штабеля коробок кладовщик.

Следующие полчаса мы провели на складе, определяя место для нового товара и прикидывая, что и куда переместить. Склад радовал глаз. Такого у нас отцом никогда не было – три четверти двухсот пятидесяти метровой площади были уже заполнены. Свобод-ному месту оставалось пустовать не долго. С каждой неделей росли складские запасы, торговые обороты и прибыль росла. Первые два месяца завершились сразу с прибылью.

— Сколько ж у нас товара на остатках, Серый, ты смотрел? – обернулся я к тому, отрывая взгляд от штабелей коробок.

— Шестьсот семьдесят тысяч! – Отчеканил Сеня.

— О, нормально, — кивнул я. – Быстро прибавляется…

— Да, ничего так, — упер руки в боки Сергей, по-хозяйски поставив ногу на поддон. – Сень, ну, ты понял! Подготовишь место для солей, а потом еще «Аэросиб» придет.

— Да, Сереж, конечно, все сделаю! – Едва ли не вытянулся по стойке «смирно» тот.

Я улыбнулся, меня забавляло поведение кладовщика.

— Сень, слушай, а ты один справляешься? – сказал я.

— Да пока да! Ром, справляюсь! – Выпалил тот, замялся, ухмыльнулся и стал пере-минаться с ноги на ногу, выходило, будто перепрыгивает туда-сюда. – Хотя, если дело так пойдет, то помощник бы не помешал.

— Я понял тебя, Сень, — задумался я на секунду. – Давай так, как почувствуешь, что все, уже не справляешься, дай знать, хорошо?

— Хорошо, Ром! – закивал благодарно тот.

— У тебя есть какой-нибудь друг или знакомый на примете, если что, чтоб грузчи-ком к тебе? – поинтересовался я.

— Да есть один… — ухмыльнулся Сеня и вновь запрыгал с ноги на ногу.

— Ну, ладно, это потом решим! – отмахнулся нетерпеливо Сергей, снял ногу с под-дона и вальяжно пошел на выход.

— Да, потом решим, — согласился я и направился за напарником следом.

— Ромыч, ты просто не подумай… — продолжил тот незаконченный разговор, едва мы миновали угол склада и пошли к офису. – Я вот, например, могу деньги хоть завтра вынуть и вложить в бизнес, мне не слабо, они у меня есть… А ты так отвечаешь, будто их и нет у вас с Анатолием Васильевичем или тебе сказать слабо? Я просто не пойму…

Я аж хмыкнул от удивления, давненько не слыхав такого слова.

— Серый, да при чем здесь слабо или не слабо!? – пожал я плечами и развел руками. – Это что еще за детское определение? Вот ты сказанул! Аж удивил! Не знаю, как ты, я как-то не меряю такие вещи в категориях слабо-не слабо…

Я растерянно замолк, Сергей задумчиво брел рядом. Изжога, мучившая меня с ут-ра, усилилась и заставила скривиться. Я набрал в колонке воду в баклажку и остаток дня потягивал ее маленькими глотками, немного сбивая силу изжоги, еле дотерпев до конца рабочего дня. Как обычно, Сергей с Верой поехали на дачу через мою улицу и подвезли меня. Едва распрощавшись с ними, я пулей залетел в аптеку, накупил минеральной воды и таблеток, запил второе первым и, чуть расслабившись, поплелся домой. Остаток дня я провел в вялом состоянии – изжога спала, но желудок крутило. Выпитый за две недели за-гулов с Лилей алкоголь сказался на здоровье. Я, по имеющемуся опыту, приготовился к недельной борьбе с желудком. В голове отчего-то всплыли слова Сергея о растраченных деньгах и я, никогда прежде не занимавшийся подобным, подсчитал расходы и неприятно удивился. За две недели я спустил на Лилю тридцать тысяч – примерно два своих месяч-ных оклада. Чувство, что мои деньги, а главное, усилия – все вместе, пропали даром, под-ползло откуда-то со спины и, злорадно ухмыляясь, поселилось в голове.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: