«Манипулятор», глава 023 (1ая половина)

0
155

ГЛАВА 23

 

Под конец июля неожиданно на мой сотовый случился звонок из Ростова. Звонил менеджер, работавший в конторе, производившей чистящую пасту. Он сказал, что теперь работает в новой фирме, которая тоже начала выпуск такой же пасты. В тот день он ехал с владельцем фирмы из Москвы проездом через наш город и предложил встретиться.

— Ну, че, поедем на встречу? – посмотрел я весело на Сергея, сидевшего напротив в кресле у двери.

— А есть смысл? – буркнул тот, положив ступню в сандалии одной ноги на колено другой и задрыгав ею.

— Да фиг его знает, — пожал я плечами, откинувшись назад в кресле. – Товара нор-мального там нет… Только паста… да и то, она такого говняного качества, что мы с отцом заебались ее продавать. Хотя, это была паста той, предыдущей фирмы, сейчас, вроде как будет ее производить другая фирма, но я не думаю, что качество будет лучше… Скорее всего, произведут такую же херню.

— Ну, а зачем тогда ехать на эту встречу!? – произнесла Вера, привычно что-то отре-шенно делая, но при этом, как всегда, внимательно слушая наш разговор.

— Да, по сути, и не зачем, — пожал я апатично плечами. – Пасту, если и брать, то на реализацию или с длительной отсрочкой дней в сорок пять. Много мы ее не продадим, но тысяч пять-десять в месяц сможем заработать. Так, по мелочи…

— Быстро вы… — задрыгал сильнее ногой Сергей, скрестив руки на животе. – Десятка уже не деньги?

— Причем здесь это, Сереж!? – уставилась возмущенно на мужа Вера. – Я спросила, есть ли смысл, Рома мне ответил… всего лишь!

— Да, Серый, дело не в этом! Я тебе расклад сказал, принимай решение, ты ж у нас директор, — улыбнулся я.

— Да причем здесь «директор»!? – вспылил тот, взмахнув руками. – Мы здесь реше-ния с тобой вместе принимаем!

— Да я пошутил, Серый, все ты верно говоришь. Та что, поедем? – произнес я.

— Я бы поехал, — пожал плечами он, успев обратно скрестить руки. – Мы же ничего не теряем… ну, поговорим… ну, даже, если подпишем и договор… захотим – отгрузимся, не захотим – вытрем жопу этим договором… так что…

Он поднес правую руку ко рту и большим и указательным пальцем стянул уголки губ вниз, так, что губы некрасиво вылезли большим комом вперед. Я удивленно уставился на зрелище с болезненным любопытством. Сергей вернул руку на место, мы продолжили.

— Ну, тогда поехали! – подытожил я. – Сейчас я ему позвоню, он сказал, что через час примерно будут в городе уже.

Через полтора часа произошла встреча. Мы подъехали с Сергеем на «мазде» в ус-ловленное место на въезде в город и с полчаса общались с менеджером и владельцем фир-мы. Разговор вышел банальный. Первое время гости жались и пытались выторговать себе лучшие условия сотрудничества. Минут за десять я понял, что владелец фирмы в бизнесе ноль, и все усилия направил на менеджера. Тот мялся недолго, быстро согласился на боль-шую отсрочку платежа. На том и порешили. Мы пообещали, что в течение недели сделаем первый заказ, пожали руки и уехали.

 

— Ого! – удивился я, сидя в офисе утром, увидев Сергея, вошедшего с кипами лис-тов в обеих руках и портфелем едва ли не в зубах. – Что это за тонны бумаги!?

Следом вошла Вера, неся не меньше. Я откинулся на спинку кресла.

—  Да дома у нас валялись! – начал Сергей, бросая пачки бумаг на стол. – Ревизию сделали, что осталось с «Саши», решили принести в общак для принтера. Можно будет на обратной стороне печатать всякие остатки, отчеты или еще что-нибудь.

— Да, пусть будут! – пискнула Вера, освобождая так же руки от бумаг, сморщив но-сик. – Мы подумали, чего им дома валяться, сюда привезли! Пусть!

— Что за отчеты? – переспросил я.

— Ну отчеты! – нетерпеливо бросил Сергей, усаживаясь в кресло у двери и подкаты-вая его к обоим столам к куче бумаг. – Вы себе с Анатолием Васильевичем разве не дела-ли отчетов? Ну, там, прибыль, обороты, сколько заработали за месяц? Отчеты!?

Сергей уставился на меня, начав сортировать бумаги.

— Не, не делали, а зачем? В нашей программе там просто, нажал кнопку, она прибы-ли и посчитала, графики нарисовала! А здесь в этой программе разве нет такого!? – Гля-нул я на Сергея, но задержал взгляд на Вере.

— Есть! Почему!? – возразила она. – Только графиков тут нет, в виде таблицы такой выдает…  Ну вот, иди сюда, смотри!

Я обошел столы и кресло с Сергеем, пальцы Веры в две секунды вывели на мони-тор сводную таблицу. Строчки, столбики, группы товаров, оборот, прибыль, процент на-ценки по каждой группе товаров отдельно и внизу общие суммы. Я сначала не сообразил, но через мгновение понял максимальную информативность и лаконичность таблицы.

— О! Классно! – вылетело у меня. – Вер, ты мне такую в конце месяца распечата-ешь!? Посмотрю, что там мы наработали за первый месяц!

— Хочешь, я тебе отчеты сделаю!? – пискнула она.

— Да что за отчеты такие!? – вновь удивился я, улыбнувшись и глянув на Сергея.

— Вер, ну, покажи! – бросил тот терпеливый взгляд на жену. – А то мы тут полчаса будем Ромке на пальцах объяснять.

— Да, давай, лучше покажу, точно! – хихикнула та, защелкала мышкой и открыла документ – электронные таблицы.

Я всмотрелся. Все оказалось просто – несколько таблиц на отдельных листах, по сути, дублировали ту сводную таблицу в программе учета, только сделаны были вручную.

— Это, получается, ты данные сюда заносишь из программы и документов сама вручную, а потом сводишь итог, да? – сообразил я.

— Да, в строчки ввожу суммы накладных и прочие, а итог по строчкам и столбцам она уже сама, программа, автосуммой считает, — махнула Вера рукой в сторону монитора.

— Такие отчеты Вера Давидычу в «Саше» делала, — произнес Сергей, продолжая сор-тировать ворох бумаг на две стопки.

— Нормально! Удобно! Все видно, информативно, — довольно сказал я, возвращаясь в свое кресло. – Ты мне такие сможешь иногда делать?

— Да без проблем, сделаю, конечно! Я могу их каждый месяц делать! – произнесла Вера, как само собой разумеющееся.

— А вот! – Сергей извлек из бумаг несколько листов с теми же таблицами, что я ви-дел на мониторе, показал мне, развернув. – Вот такие отчеты Давидычу делали!

— Ну да, я уже понял, — кивнул я, мельком глянув на старые отчеты «Саши».

Сергей потянулся через кипу бумаг к канцелярскому набору в середине стола и вы-удил оттуда линейку, приложил к одной из строчек таблицы на листе, усмехнулся, произ-нес, глядя на меня: «А Давидыч, прикинь, сам вручную на калькуляторе проверял суммы… вот так… в строчках… и столбиках!»

— Зачем!? – опешил я. – Не доверял что ли!?

— Ну… не знаю… — улыбнулся хитро Сергей, пожал плечами неопределенно. – Так…

— Бред! – хмыкнул я.

— Ну… — все улыбался Сергей, глядя прямо мне в глаза, — так он делал… Он и «Са-шу» закрыл, никому ничего не сказал… так вот…

— Ну, это его проблемы! – дернул плечами я от неприятия самой мысли подобного существования в постоянном мелочном недоверии и в подозрении по поводу всех и вся из окружения. – Вер, ну, в общем, сделаешь!?

— Да, Ром, сделаю! – произнесла та, не отрывая взгляда от монитора.

Я глянул на кипу листов, уже расползшуюся по столу.

— А это что за листы? – удивился, потянул пачку в палец толщиной однообразных чистых листов, белизину которых нарушал лишь оттиск печати. Он был проставлен на всех листах пачки в нижней части, в том месте, где обычно на документах и ставится.

— «Сириус», — прочитал я слово в центре оттиска и вопросительно глянул на Сергея. – Че за «Сириус»!? Мы с такой фирмой не работаем же! И листы чистые… бери прям и пи-ши в них че хочешь!

— Аха, ну эт как раз такие листы, — закивал Сергей.

— В смысле? – не сообразил я, но тут же все понял. – А нам они зачем?

— Ну это фирма-помойка, — выдала Вера, встретилась со мной взглядами. – Мы с ней в «Саше» работали. Ставили от нее товар на приход, когда не хватало официала, отправля-ли им деньги за фиктивную поставку, а потом обратно через несколько дней деньги на счет приходили и все.

— Они пять процентов за это берут, — добавил Сергей.

— Это вы им потом перечисляли эти пять процентов или как? – вновь недополнял я.

— Да нет, сразу! – отмахнулась Вера. – Они обратно перечисляют уже сумму за вы-четом этих самых пяти процентов и все!

— Ааа… — протянул я, — вон оно чего…

— Так что пусть будут, — подытожил Сергей. – Вдруг пригодятся…

— Да пусть, — кивнул я и протянул листы Сергею, но взяла их Вера и сунула в стол.

Следующие десять минут я помогал Сергею сортировать листы, отбирая лишь те, что были исписаны с одной стороны. Использованные с обеих сторон ждала мусорная корзина. Едва закончили, Сергей встал и принялся рвать ненужные листы на части.

— Зачем ты это делаешь? – удивился я, смотря, как тот берет несколько листов, рвет пополам, складывает вместе. Снова пополам, складывает. И так раз три-четыре.

— А так руки отдыхают! – сказал он, бросая порванные листы в мусорную корзину в углу у двери. – Не рвал никогда что ли!?

— Да нет как-то… — пожал плечами я, осмысливая интересный факт. – Вернее, рвал, конечно! Но, как-то никогда не задумывался про руки.

— Пальцы расслабляются… не знаю, но у меня так! – развел руками Сергей и потя-нулся за очередной пачкой листов.

Я взял пачку потолще, из десятка листов. Порвал пополам, прислушиваясь к ощу-щениям в руках. Ничего особенного. Я сложил половинки вместе, порвал с трудом.

— Меньше бери, — сказал Сергей, наблюдая. – Чтоб рвалось легко.

Я дорвал кое-как стопку и взял следующую, пять листов. Ощущения изменились. Пальцы рвали листы легко, едва напрягаясь и в момент расслабления действительно полу-чая приятные обратные ощущения.

— Ну как? – произнес Сергей, улыбаясь в легкой ухмылке.

— Ниче так… приятно, — хмыкнул я.

Следующие двадцать минут мы не спеша рвали листы, изредка переговариваясь.

— Сереж, нам надо решить все-таки с квартальным отчетом! – с нажимом разрезал воздух фальцет Веры. – Что мне говорить Елене Сергеевне?

— А что за отчет? – уточнил я.

— Да за второй квартал, — раздраженно пояснил Сергей. – За предыдущие месяцы.

— Ром, это второй квартал еще! – махнула успокаивающе рукой Вера. – Апрель, май, июнь. До объединения…

— Ааа… — протянул я.

— Вер, ну, решим! – скривился Сергей. – Не горит же еще…

— Сереж! – посмотрела жена на него пристально, недовольно приподняв брови. – Что, обязательно чтоб горело, да!?

— Ладно, что там с этим отчетом? – сдался Сергей.

— Нам надо решить, будем мы его нулевой подавать или как есть!? – отчеканила Вера. – У нас там были операции…

— Давай, подадим, как есть… — откинулся Сергей на спинку кресла, скрестил руки на груди, обратив все внимание к жене.

— У нас были там только закупки, продаж не было официальных… — добавила та, сверля мужа внимательным взглядом.

— Ну, и что? – сказал тот, задрыгав поджатой под кресло ногой.

— Нам придется подавать на возмещение НДС тогда, вот что! – чуть завелась Вера.

— Это как это? – уточнил я, впервые услышав такое.

— Это когда приход больше расхода в квартал и НДС отрицательный, тогда его не платят, а подают на возмещение! – выдала Вера, образовав вмиг в моей голове кашу.

— Ааа… — понял я только то, что можно получить каким-то образом деньги. – Ну, чего, нормально… подавайте, полу́чите деньги…

— Да не! – прервал меня Сергей, махнул нетерпеливо рукой. – Там геморройно слишком! Лучше подать нулевой отчет и не заморачиваться…

— Ну, смотрите, как вам удобнее будет… — кивнул я.

— Ничего там и не геморройно… — начала было Вера.

— Вер! – тут же резко пару раз дрыгнул ногой Сергей и зло жевнул губу. – Нулевой подавайте с Еленой Сергеевной, и все!

— Ну… — скисла жена, но не сдалась, пробурчав. – Если деньги лишние, то пожалуй-ста, подадим нулевой…

— А сколько там денег? – проснулся мой интерес. – На какую сумму были закупки?

— Да там копейки! – выпалил Сергей. – Больше суеты.

— Ну, сколько? – отчего-то продолжал я.

— Ну, например, сто рублей! – чуть раздраженнее сказал Сергей. – И получим свои восемнадцать рублей! Ну, и зачем!?

— Не восемнадцать… — отрицательно замотал я головой. – Меньше.

— Ну! – взмахнул рукой Сергей. – Тем более! … А почему меньше-то?

— Потому, что НДС уже в ста рублях сидит, значит, меньше… — сказал я.

— Ну! – Уставился Сергей на меня, надувшись недовольно лицом. – А я что, не так сказал!?

— Не, не так. Ты сказал, что от ста рублей закупок получишь восемнадцать процен-тов НДС к возмещению, а там меньше, НДС же внутри суммы сидит, — повторил я.

— Ну! – сверлил меня недовольным взглядом Сергей. – От ста рублей восемнадцать процентов – восемнадцать рублей! Что не так!?

— Да не от ста, а в ста рублях уже есть восемнадцать процентов! – завелся и я. – Сто рублей, это сто восемнадцать процентов уже!

— Ну! И что!? – таращился на меня Сергей.

— Цифра другая будет, не восемнадцать, а чуть меньше, — сказал я.

— Почему!? – буркнул Сергей, сквозь надутые губы.

— Хорошо! – выдохнул я терпеливо. – Как считается НДС, по-твоему?

— Сереж! Рома все правильно говорит! – вклинилась Вера, Сергей тут же задрыгал вновь ногами и стал нервно жевать нижнюю губу, переводя взгляд между нами.

— Какая формула расчета НДС? Напиши! – задал я ему прямой вопрос.

— Не, ну, а че там писать-то!? Все и так понятно! – быстро выпалил Сергей.

— Ну, какая формула!? – насел я, уловив незнание напарника.

— Мы че на уроке математики что ли, чтоб формулы тут писать!? – нервно дернулся Сергей. – Ты же объяснил, я сказал тоже самое, просто не так выразился!

— Да нет! Ты не так сказал! – сработало во мне упрямое занудство. – Ты сказал, что в ста рублях НДС восемнадцать рублей, а это не так.

Сергей  смотрел на меня, часто моргая, оказавшись в тупике. Спасла его Вера. Она быстро протараторила формулу выделения НДС из суммы. Сергей тут же ухватился за фразу, торопливо произнес: «Ну да, так и считается!»

Я улыбнулся, внутренне удивляясь обнаруженному странному качеству напарника. Он явно не знал предмета спора, но не признал факт незнания наотрез. Выкручиваясь до последнего, Сергей пыжился и надувался, сохраняя видимость компетенции. Странно. Для меня никогда не являлось проблемой признание недостаточности знаний в каком-либо вопросе. Это никак не оскорбляло и не задевало моего самолюбия. Мне было проще признать факт и быстро восполнить пробел, чем имитировать знание и остаться без него.

 

Работа шла полным ходом, объемы продаж росли, вместе с ними росли и складские запасы. Две трети склада уже были плотно заставлены рядами поддонов с товаром.

— Дурацкая яма! – произнес я с досадой, стоя в дальнем конце складе и смотря в пол. – В самом неподходящем месте, надо же!

Сеня, моргая бесцветными глазами, стоял рядом с видом виноватого в наличии ямы. Сергей, направившись уже было на улицу, остановился посреди склада и вернулся.

— Ну да, неудобно, — произнес он, став рядом и сунув руки в карманы шорт. – Сень, ну, заложи ее чем-нибудь, чтоб тележка могла проехать…

— Заложить? – кладовщик озадаченно заскреб в затылке. – Чем же ее заложить?

— Сень, ну, придумай, — буркнул Сергей и собрался снова на выход. – Кирпичи какие-нибудь накидай в нее битые…

— Серый, да какие кирпичи!? – удивился я. – Телега с поддоном по ним не сможет проехать, она сядет тут. Яму заливать надо… цементом или чем-нибудь похожим… я не знаю, бетоном…

— Ну, будем заливать, раз надо! – развел руками Сергей.

— Надо будет где-нибудь тут поблизости в поселке купить мешок цемента, песок у нас есть, вода тоже… прям тут замешаем и зальем яму раствором… вот и все дела, — сказал я, приняв решение, внутренне раздражаясь от ощутимого безразличия Сергея.

Он все еще стоял подле ямы, но с таким выражением ее неприятия на лице, что я молча пошел из склада, не желая увеличивать осадок в душе. Надо было просто взять и сделать дело – залить яму. Глубиной сантиметров в двадцать и радиусом в полметра, она находилась точно между рельсами узкоколейки и ближайшим кирпичным столбом, мешая проезду тележки с поддоном.

— Че нам эта яма? Прям горит что ли!? – догнал меня Сергей через несколько шагов, едва мы вышли из склада и свернули за угол.

— Серый, да при чем здесь «горит» или «не горит»!? Она мешает! – удивился я. – Пока склад был полупустой, нам она не мешала, но сейчас уже мешает. Она целый угол склада отрезает, там можно поддонов двадцать легко разместить. И нужен всего лишь ме-шок цемента и все! О чем разговор!?

Сергей не ответил. Спустя несколько шагов он завел диалог на другую тему.

 

К концу июля мы распродали почти все привезенные Сергеем запасы аэрозолей, что крайне удивило его и взбодрило. Сергей пытался внешне воспринимать сей факт спо-койно, как само собой разумеющийся, но светящиеся возбужденные глаза выдавали его с головой. Мы заказали у производителя очередную партию товара, трехтонный контейнер должен был прибыть примерно к середине августа. Меня немного удивил первый звонок Сергея туда, в Новосибирск, предшествовавший заказу. Он практически в точности повто-рил звонок в «Орлан». Такой же дрожащий голос, неуверенный тон, постоянные нервные дрыганья ногами, жевание губ и перебирание в руках разных предметов от телефонного шнура до скрепок. С учетом того, что заместитель директора по сбыту «Аэросиба», опи-сывался мне Сергеем, чуть ли не закадычным другом, диалог ощущался странным. Но от-грузка товара прошла без проблем.

 

— Блять! – выругался Сергей, тыкая пальцем в кнопки факса и сбившись при наборе номера. – Надо нам вбить в память телефонные номера тех, кому постоянно звоним! У нас в «Саше» так было, очень удобно! Нажал просто кнопку, и он сам набирает!

Он посмотрел на меня и кивнул на факс.

— Да, хорошая мысль, — поддержал я. – Надо. А то тычем в кнопки постоянно. А ты умеешь? А то я без понятия…

— Да есть же инструкция! – махнул рукой Сергей в сторону полок стеллажа. – Мож-но будет почитать, посмотреть, че там и как делается!

— Ну да, — кивнул я, взял со стола пару листов бумаги с остатками нашего товара в «Пересвете», уселся удобнее в кресле и стал изучать их. Сергей поерзал некоторое время на кресле и начал набирать номер повторно. Понятия не имею, откуда взялась эта мысль, мне стало забавно и интересно одновременно – займется ли он сам настройками или нет? Внутренне я ставил на «нет». Почему? Не знаю. Так подсказывало чутье. И я не понимал причину возникшего интереса, но, как бы то ни было, решил понаблюдать.

Рабочий день подошел к концу, но Сергей так и не притронулся к настройкам фак-са. Интуиция подсказывала мне, что он ждет моих действий.

— Ну че!? – посмотрел Сергей на меня в полшестого вечера. – Поехали по домам!?

Я посмотрел на часы в телефоне, сказал: «Да, наверное, уже можно. Петя уехал со вторым рейсом, у Сени на складе тоже работы никакой…»

Я понизил чуть голос, прислушавшись к звукам за стеной и кивнув в ее сторону, снова посмотрел на Сергея, сказал негромко: «Он тут?»

Сергей пожал плечами.

— Да вроде бы тут, — произнесла Вера.

Я несколько раз стукнул кулаком в стену, крикнул: «Сееень!?»

За стеной зашуршало, возникли торопливые шаги в коридоре, ручка двери опусти-лась, внутрь просунулась голова кладовщика, произнесла: «Вызывали?»

— Да, — еле сдержал улыбку я, — вызывали… Сень, у тебя там все, работы больше нет сегодня никакой?

— Неа! – бодро выдал кладовщик, вмиг уловив, куда я клоню. – Нет работы…

— Сень, ну, собирайся тогда домой! – произнес Сергей, сидя в кресле у двери.

Голова выкрутила шею до упора, силясь заглянуть за дверь на голос, и почти смог-ла. Я внутренне засмеялся, закрывая рот рукой.

— Все, домой, Сереж, да!? – уточнил кладовщик.

— Да, Сень, можешь собираться домой! – кивнул Сергей, расслабленно развалив-шись в кресле, скрестив руки и надувшись подбородком.

— Аха! – сообразил тот, уточнил снова. – Ну, я пошел?

— Да, Сень, иди, — произнес я, с интересом ожидая дальнейших уточнений.

— Аха! Ну… тогда до завтра? – произнесла голова.

— Дааа, Сень, до завтра! – начав смеяться, выдавил из себя Сергей.

— Аха, ну, я пошел! – сообразила голова и исчезла, прикрыв за собой дверь.

Я посмотрел на Веру, та улыбалась, тоже себя сдерживая, покачала головой.

— Ну, чего, поехали? – посмотрел я на Сергея.

— Щас! – моргнул тот и кивнул в сторону комнаты через стенку.

Через десять минут дверь каморки хлопнула и, затихшие шаги оставили нас.

— Давай, Верок, собирайся! – ожил Сергей. – Выключай пока компьютер…

Мы выехали с завода без десяти шесть. Женщина-вахтер в очках, стоя у ворот в кофте замусоленного цвета и спортивных штанах, важно отняв сигарету от губ, проводила «мазду» пристальным взглядом.

— До свидания! – почти синхронно произнесли мы и кивнули ей.

Никакой реакции! Та даже не повела бровью.

— Странно, даже не ответила, — произнесла Вера.

— Ну… Вер… такой вот человек она, — философски произнес Сергей, хлопнув сверху ладонью по ручке передач.

— Да и хуй с ней! – выпалил я с заднего сидения, чем вызвал басовый раскатистый гогот Сергея.

— Роман – красавец! Сказал то, что все думали! – среагировал он и бросил на меня через зеркало заднего вида и солнечные очки довольный взгляд.

Машина вмиг заполнилась легкой веселой атмосферой, повернула от проходной влево и попылила по грунтовке до переезда. Едва мы преодолели полпути, как семафор зазвенел, замигал красными огнями, и шлагбаумы переезда опустились с обеих сторон. Мы подъехали и остановились перед переездом.

— Ну что, может, пусть уже начинает детей собирать? – посмотрел Сергей вправо на жену, заглушил двигатель.

— А не рано? – чуть задумалась Вера и тут же сама и ответила. – Да в принципе уже можно! Пока доедем, чего зря время терять, да?

— Ну да, — буркнул Сергей. – Звони тогда…

— А куда вы собрались? – поинтересовался я.

— Ды, на дачу, — взмахнул правой рукой Сергей и хлопнул ей по ручке передач.

— Алло! Пап, привет! Как там дети!? – произнесла Вера в телефон.

— Мы ж на даче все лето живем… — продолжил Сергей, сев вполоборота ко мне.

— Нормально? Не балуются? – Вера засмеялась в трубку. – Лёня балуется!? Вот шкодыра! Скажи ему мама и папа сейчас приедут… Да, собирай детей, пап…

— А че вы там живете? – удивился я, помня, как далеко их дачный поселок от левого берега вообще  и их адреса в частности. – А хотя… сюда в Приречный кататься вам с дачи то, пожалуй, и ближе!

— … ну, минут сорок, так где-то… — продолжала Вера телефонный разговор. – Ну все, да, пока, скоро будем.

— Да и сюда ближе кататься… — начал отвечать Сергей, но тут вклинилась жена, вы-палила, убрав телефон в сумочку, развернувшись ко мне: «Ром, да у нас жарко просто!»

— Жарко? В смысле? – не сообразил я, понимая, что летом у всех в квартирах жарко.

Слева направо в город через переезд проползла пригородная электричка из десятка вагонов. Тепловоз тащил их лениво, коптя небо сажей с глухими звуками «ду-ду-ду-ду». «Мазда» завелась.

— Мы же живем на девятом этаже… — продолжила Вера, — под самой крышей… и все три окна выходят на солнечную сторону…

— Ооо! – сразу все понял я.

— Да! И у нас все лето духота невыносимая, сорок градусов в квартире и негде спря-таться, все выгорает, дети мучаются…

— Вер, все! Поехали! – оборвал ее Сергей, едва семафоры перестали перемигиваться красным и поднялись шлагбаумы. Вера умолкла и села прямо.

Мы протряслись до асфальтовой дороги, наконец, выехали на нее и ускорились. Свежий теплый ветерок сразу проник через оба опущенных передних стекла назад в салон и закружился вокруг меня.

— А сколько соток у вас там участок на даче? – сказал я, смотря на проносящиеся за окном дома.

— Двенадцать соток, — сказал Сергей и глянул на меня в зеркало.

— Ром, да там два участка, — затараторила Вера, — наш и моей мамы, они одинаковые, просто мы их вместе объединили, и получился один.

— Классно придумали! – кивнул я. – Двенадцать соток! Большой участок, можно дом нормальный построить и еще куча места останется…

— Да у нас есть там дом… — сказал Сергей.

— Да, отец рассказывал, я помню, — кивнул я, вспоминая детали рассказа. – Но он говорил, что домик маленький какой-то совсем…

— Ну да… он такой… — начала Вера.

— Да нормальный дом, Вер! – перебил Сергей. – Все там есть… и комната и кухня… Там сейчас большой и не нужен, ты ж сама знаешь, как теща настроена… а так я бы уже давно дом строить начал…

— В смысле? – не понял я. – А что у вас там с тещей?

— Да она злая тетка, характер у нее такой! – выпалил Сергей, раздраженно оторвав руку от ручки передач. – Мы с ней ругаемся постоянно! Верок, вон, с ней общается. Я не общаюсь практически. Не понимаю ее совсем…

— Ром, просто там же два участка… — снова включилась в разговор Вера. – Один моей мамы, на нее оформлен… а второй наш…

— И мы ей говорим, давайте, объединим участки! – продолжил Сергей, активно жес-тикулируя рукой в воздухе, посматривая периодически на меня в зеркало. – Оформим, как один, да даже не как один! Даже пусть свой на Веру, вон, оформит, если не хочет на меня! Или на детей! И тогда я начну дом строить нормальный большой, ну, как положено!

Сергей задержал взгляд на мне, я произнес: «Ну, а она че!?»

— А она не хочет! – выпалил Сергей.

— А чего она не хочет!? – удивился я. – Ей-то какая разница!? Ну, переоформила на вас участок, да и все, пусть будет общий!

— Ну, вот так! – энергично продолжил Сергей. – Боится!

— А че она боится? – не понимал я.

— Ой, да они с Сережей просто недолюбливают друг друга, вот и все! – вставила Вера. – Вечно из-за какой-нибудь ерунды ругаются…

— Да, а чего я ее недолюбливаю!? – уставился Сергей на жену. – Я ей сказал, оформ-ляйте участок на Веру, так же и будете дальше жить на даче когда хотите и сколько хоти-те! Будем вас кормить так же и дальше! – Сергей повернулся ко мне. – Она просто живет на даче почти круглый год, ну, за исключением зимы, самых холодных месяцев! И думает, что как только оформит участок на нас, так мы, типа, ее выгоним с дачи и не будем туда пускать! Понял!?

Сергей задержал на мне взгляд, быстро глянул на дорогу, снова уставился на меня через зеркало.

— Бред какой-то! – поднял брови я от удивления. – Странная она какая-то…

Я не стал развивать мысль, понимая, что разговор идет о матери Веры.

— Ну, вот такая она! – сказал Сергей, недовольно хмыкнул. – Засунула нам с Верой штырь в голову, и ей нормально! Такая у меня, вот, теща, понял!?

«Штырь, штырь… интересное слово…», — закрутилась в голове мысль вокруг слова, которое я слышал от Сергея уже не первый раз, и которое казалось мне забавным.

Через двадцать минут «мазда» притормозила напротив моего дома, я распрощался с Сергеем и Верой, выскочил из машины и через дорогу пошел домой.

0

Автор публикации

не в сети 12 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: