«Манипулятор», глава 022 (1ая половина)

0
130

ГЛАВА 22

 

— С днем рождения тебя, сынок, — произнесла мать, разбудив меня в восемь утра.

— Спасибо, мам, — кивнул я полусонный, сел на кровати.

— Ох! Что у тебя с глазом!? Синяк!? – мать инстинктивно потянула руки к глазу.

— Подрались с Вовкой в клубе с какими-то дураками, — спокойно ответил я, вывер-нулся, встал и пошел в ванную.

— Сынок, ты бы не ходил туда, — произнесла мать, пойдя следом. – Вот, видишь, глаз разбили тебе. Там столько дураков.

— Ма, нормально все! Не переживай, бывает! – обрезал я, не желая превращения разговора в поток материнских причитаний.

— Ну, как не переживай… — начала она и замолкла, вздохнула и пошла на кухню.

Глаз практически не опух и вообще не заплыл. Я смотрел на себя в зеркало в ван-ной. Синева от виска пошла вниз под глаз и была сильно заметна. Верхнее веко посинело лишь с краю. Нос слегка побаливал. В остальном лицо имело обычный вид.

— Мда… — выдохнул я и включил душ.

Я давно заметил простую вещь, чтобы человек не делал, если с любовью и желани-ем, то получается хорошо и отлично. А если без желания, то и результат не ахти. Так и с едой. Сколько помню, мать всегда готовила хорошо. Даже очень хорошо, пальчики обли-жешь. А как начались ее раздоры с отцом, так есть стряпню матери стало невозможно. Именно стряпню, едой назвать такое язык не поворачивался. И я уже подзабыл, как было вкусно, когда мать готовила с желанием. Но в то утро все встало на свои места. Я уплетал котлеты с макаронами за обе щеки.

— Я так люблю смотреть, как ты ешь, — сказала мать, сидя напротив за кухонным столом подперев голову рукой.

Она будто снова ожила. Я мельком глянул в глаза матери, чтоб не привлечь внима-ния. Они снова заблестели, не полностью еще, но все же. Тусклость их осталась в прош-лом. Мать, будто разучившись, пыталась улыбаться. Выходило застенчиво и неловко.

— Вкусно, сынок? – улыбнулась она.

— Да, мам, очень вкусно! – закивал я с набитым ртом, глотая быстро завтрак.

— Ешь, ешь, не спеши. Куда ты так торопишься?

И вправду, у меня выработалась дурацкая привычка есть быстро. Я даже не пом-нил, жевал ли я когда-то медленно и размеренно. Все время бегом или на ходу. На кухню вошел отец с заспанными красными глазами. Пару секунд неловко покрутился, дотронул-ся до чайника, отдернул руку. Навел себе кофе и, собираясь уходить, так и не сумев скрыть неловкость, прокашлявшись, выдавил из себя: «С днем рождения».

— Спасибо, па, — кивнул я, наблюдая за ним исподлобья.

Отец стушевался, почесал нос, неловко побегал взглядом по сторонам и, кашлянув, вышел с кружкой прочь.

— Как на работе у вас с тем парнем дела? – произнесла мать.

— Да нормально, ма, работаем! Все хорошо, работы много.

— Это хорошо, что работы много.

— Да, мам, хорошо.

Я затолкал в себя последний кусок, запил чаем, схватил сумку, телефон, подцепил ногами шлепанцы и в полдевятого выскочил на остановку.

В «пазике» немногочисленные пассажиры скрытно пялились на мой синий глаз. Я привычно прошел к заднему ряду мест, плюхнулся посредине, и автобус, дернувшись как лихорадочный, тронулся. Через полчаса с обычной пересадкой я вышел на заводской оста-новке. Кузнечики, предчувствуя дневное июльское марево, уже стрекотали в траве вовсю. Вдыхая густую смесь из масляного запаха железной дороги и травы, я быстро прошел по тропинке, пересек рельсы, миновал проходную и нырнул в офисное здание.

— О!!! – вылетело из раскрывшегося от удивления рта Веры, когда я вошел.

— Блин, Роман! – опешил и следом засмеялся Сергей, положив голову на руку.

— Нормально, да!? – засмеялся я в ответ и поздоровался с обоими. – Давно пришли?

— Да минут десять, наверное, назад, — сказала Вера, глянув на часы в мониторе. – Что это с тобой случилось!?

Я принялся рассказывать о драке, сначала в общих чертах, потом разошелся и смачно описал все в самых мелких и уже казавшихся смешных подробностях. Через двадцать минут подъехал Петя, получил накладные и поехал загружаться.

— Ну, пошли на склад, прогуляемся! – улыбаясь, предложил Сергей, и мы вдвоем вышли из офиса, прыснув одновременно от смеха.

— Так че у вас там случилось-то!? Че за драка!? – тут же с вопросом накинулся на меня Сергей, едва мы оказались на улице.

Я заново принялся за рассказ, уже не стесняясь в выражениях, густо поливая исто-рию матом. Сергей хмыкал, вставляя в мой монолог вопросы на вроде «ну, а вы че?», «и чего дальше?», «а они че?». Так мы дошли до склада. Работа шла. Петя и Сеня загружали машину. Мы покрутились несколько минут в складе. Я выслушал очередные оханья в ад-рес синего глаза, и мы с Сергеем медленно пошли обратно. Говорили о том же.

— Это у тебя просто привычка такая не выработалась, сразу в стойку становиться, — сказал Сергей. – Я вот на бокс отходил пять лет, так она автоматически срабатывает.

Он изобразил сильно закрытую боксерскую стойку – поджал локти плотно к кор-пусу, свел, как смог, плечи, сжал кулаки и спрятал промеж них лицо.

— У меня из-за этого и холка появилась! – он похлопал себя сзади чуть ниже шеи по загривку. – Видишь, какая у меня холка!?

Сергей еще сильнее округлил плечи, даже насупился. Ситуация приобрела несколь-ко комичную форму. Я даже озадачился его словами, ведь единственное, что я увидел в указываемом месте, так это обычный жировик, который часто образуется у людей с лиш-ним весом. Я ничего не ответил, хотя фраза про жир напрашивалась.

— Серый, да какая там стойка? Это ж драка! – сказал я. – Все случилось быстро – бах! – прилетело мне в висок. Вовка прыгнул на этого длинного, мы его свалили… Че с ним дальше делать? Пару раз по голове дать ногой ему, вот и все… Просто сдержался я… Да оно и к лучшему, там менты потом приехали, а так бы загребли точно.

— Ну да, мне тоже в свое время говорили: «Че ты там прыгаешь, возишься?»  Сергей попружинил на ногах в боксерской стойке, будто на ринге: «Дал по яйцам, свалил, попры-гал на голове и пошел!»

— Ну вот… Я тебе о том же… — кивнул я. – А ты боксом, что ли занимался!?

— О, да ты че!? – будто даже оскорбился Сергей. – Я пять лет им занимался! С сем-надцати до двадцати двух. И на соревнованиях выступал.

— Ого! Круто! – уважительно и немного удивленно произнес я.

— Это потом уже, как Верок, семья появилась, так все, забросил. Да! Я нормально, серьезно боксом занимался! А ты чем-нибудь занимался?

— Я? Да так, всем понемножку. Боксом тоже как-то пробовал классе в седьмом, два месяца отходил, потом два раза в спарринг поставили, одному я лицо набил, другой мне набил, я и бросил! – засмеялся я, вспоминая детство. – Для себя качался пару лет, год от-ходил даже на карате, представляешь!? В армии еще качался, а потом все – начал курить, бухать… Надо завязывать с этим дерьмом… а то вот и пузо уже выросло и сам какой-то дряхлый становлюсь.

— Да ладно тебе! Все у тебя нормально! Я сам таким был до свадьбы, и курил и бухал так, что на руках носили. Я даже тебе завидую, что можешь вот так вот пойти со своим Вованом, оторваться там где-то, с бабами позажигать! Я б сам с удовольствием оказался на твоем месте, но уже все – жена, дети. Так что, гуляй, Роман, пока есть возмож-ность! Женишься – все!

Мы зашли в офис.

— Да! Я же вчера деньги получил! – выпалил Сергей, потянулся к своему портфелю.

— О, точно! – вспомнил я. – Первые наши деньги в «Форте»!

— Это хорошо! – подпела Вера, улыбнулась. – Сколько, там, Сереж у тебя?

— Да, Вер, запиши, не забудь, домой поедем, тетрадку купим, будешь вести налич-ку! – сказал Сергей, поставил портфель на стол, открыл его и извлек пачку денег в тысяч-ных банкнотах, перетянутых резинкой. – Двадцать две тысячи я получил в «Форте».

Он снял резинку и отчего-то трясущимися руками начал пересчитывать деньги, не-умело зажав пачку в одной и по одной вытягивая пальцами другой зеленые бумажки, мед-ленно кладя их на стол. Я удивился такой неловкости в обращении с деньгами, сразу стало ясно, что человек никогда не считал вручную пачки денег.

— Давай покажу, как надо считать, Серый! – выпалил я и сгреб все деньги в свои ру-ки, заново перетянул пачку резинкой, сунул ее серединой меж средними пальцами одной руки, большим пальцем сломал пачку пополам и им же принялся резко откидывать по од-ной банкноте на себя, подхватывая ее другой рукой и отгибая назад. – Раз, два, три, четы-ре, пять…

Мои пальцы замелькали с максимальной быстротой, банкноты отскакивали назад, словно в счетной машинке. В комнате стоял характерный шелест денег. Сергей и Вера за-ворожено смотрели на действо.

— Девять десять, раз, два, три… — считал я вслух шепотом, — восемь, девять, двадцать, раз, два… двадцать две, правильно!

Я откинул пачку на стол, управился за несколько секунд.

— Где это ты так научился, Роман!? – сказал Сергей, загоревшись в глазах восхище-нием. – Вер, ну, запишешь!

— Да, Сереж, запишу, хорошо! – отчеканила та.

— Да так, одни чуваки показали, соседи наши на прошлой базе, сахаром торговали! – забарабанил я пальцами по табуретке от удовольствия воспоминания. – Веселые были парни. Один такой, интеллигентный, но матерился, как сапожник тоже. А второй, тот во-обще – оторви и выброси! Четыре раза сидел, прикинь!

Глаза Сергея загорелись еще больше, но уже интересом.

— Мальчики! – пискнула Вера. – Вы мне мешаете! Я работаю.

Я понял, что она права и усердно строчит на компьютере, сконфузился и открыл было рот, но Сергей опередил, нетерпеливо выдал: «Ну, пошли на улицу, расскажешь!»

Мы вышли. Я закурил и принялся расхаживать по дорожке. Сергей опасливо при-сел на провисшую трубу и обратился весь в слух, в предвкушении зажевав губу.

— Один раз, помню, Юра, ну, тот, который сидел… купил у кого-то тонну соли, ну, на продажу, естественно! – вспомнил я случай и тут же засмеялся.

— Хорош ржать! – прикрикнул нетерпеливо Сергей, расползаясь в улыбке. – Давай, рассказывай! А то ты ржешь, и я начинаю! Как дураки ходим и ржем!

— Да это нормально, мы и есть дураки! – отмахнулся я, давя смех. – Мутим тут какой-то бизнес на заброшенном заводе, пока все остальные в офисах сидят… Ну вот, я не знаю, зачем они купили эту тонну соли! Сахар хорошо продавался, может, решили еще и солью поторговать, я не знаю, но пацаны, грузчики, заебались ее в склад таскать. Она ж еще соленая, это не сахар, который просто липкий и все! Потом ходили, все у них щипало, матерились! И Юра, как щас помню, на следующее утро подъехал такой на своем «мерсе», вышел, поздоровался с нами. А мы пиво загружали в «двойку»…

— А вы что, еще и пивом торговали!? – удивился Сергей.

— Да, а я тебе не рассказывал!? – удивился уже я.

— Не, не говорил, — потупил взгляд Сергей, стал ковырять сандалиями камушки.

— Ну эт ладно… короче, я так понял, Юре соль привезли, а сертификаты на нее не дали… он такой прям стоя у склада в десяти метрах от нас звонит… «Алле, я у вас вчера соль покупал тонну… помните, да? Да, привезли, все нормально. Только документов с солью не было. Почему сертификаты на нее не дали? Что значит, нет сертификатов!?»

Я принялся ходить по дорожке, изображая Юру, топтавшегося тогда у стенки склада в угрожающей позе с растопыренными руками и мобильником у уха.

— «И че, бля!? А меня не ебет, что у вас там нет сертификатов на эту ебаную соль! Ты че думаешь, я ее у тебя купил, чтоб помидоры солить что ли!? Чтоб сертификаты были у меня сегодня! Ты понял!? А то я приеду и выебу тебя там!»

— Га-га-га-га! – засмеялся Сергей в голос, откинув голову назад.

— И че? Привезли сертификаты ему? – сказал он, предвкушая конец истории.

— Через час привезли! С левого берега как раз час ехать до той базы. Они там обос-рались от страха, наверное! Это ты Юру не видел! Там, пиздец, морда – во! Наглый как танк!

Мы пробыли на улице еще несколько минут, пытаясь отойти от смеха. Да и погода стояла настолько по-летнему шикарная, что в офис идти совсем не хотелось.

— Вера тебе сказала про мой день рождения?

— Да, говорила, — глянул на меня Сергей и продолжил ковырять камушек.

— Сегодня в восемь тогда…

— А где ты столик заказал?

Я назвал кафе.

— Да, там нормально. Придем, конечно, — вздохнул Сергей. – Кого ты там еще при-гласил? Ну, Вована своего, это понятно!

Я назвал еще двух приглашенных.

— Во сколько, в восемь? – переспросил Сергей, сморщившись.

Я кивнул, делая последнюю затяжку и откидывая бычок в сторону.

— Хорошо, придем. Пошли в офис!

Мы доработали остаток дня и разошлись в пять, чтобы в восемь уже собраться в ка-фе в центре города. Я уже свыкся с наличием синяка под глазом и совершенно не помнил о его существовании. Только любопытные взгляды людей иногда напоминали мне о дра-ке. Отчего мое настроение в тот вечер стало совсем разгильдяйским, я вырядился, как можно заметнее – напялил бежевые штаны с цифрой «77» на бедре, черную майку без рукавов и легкую бело-черную куртку, всю в ярких заплатках мотоциклетных брендов. Вишенкой на торте моего эпатажа служил синий левый глаз. В таком виде я стоял у входа в кафе и встречал гостей, провожая их за стол. Пришли все. Последними, чуть опоздав, явились Сергей с Верой. При виде них у меня странно и тоскливо защемило в груди. Вера была одета в костюм, пиджак с юбкой светлых тонов. Он сидел на ее аккуратной ладной фигуре идеально. Сергей пришел в черных брюках, темной рубашке и темно-синем пид-жаке, том самом, в котором я его частенько видел в «Саше». Дело было не в одежде, пара не выглядела изысканно. Сергей, так вообще на грани безвкусия. Главное – они выглядели парой. Настоящей парой. «Надо же, как они похожи друг на друга», — удивлено отметил я. Сергей и Вера держались за руки. Она светилась счастьем, он излучал важность и уверен-ность, приближаясь расслабленной походкой. Пожал мне руку, Вера следом протянула свою. Я проводил их к столику. В кафе было тихо, музыка не играла, столики постепенно заполнялись. Я, как виновник торжества, сел во главе стола. Вовка с другим моим знако-мым по левую руку; Сергей, Вера и знакомая по работе девушка – по правую. Я пригла-шал и Риту, но в тот день она работала.

Вечер вышел банальным. Выпивка – водка, закуска – мясо, фрукты. Все обычно. Тосты, поздравления, символические подарки. Я был рад видеть всех этих людей на своем празднике. Сергей подарил сигару, ловко выудив ее из внутреннего кармана пиджака. Я сунул ее в рот и зажал зубами, Вовка щелкнул фотоаппаратом. Смешной вышел снимок – я с сигарой в зубах и с синяком под глазом сижу среди ваз с фруктами, тарелками с едой и торчащими вверх бутылками алкоголя. Еще несколько фото – Вовка корчит рожи за сто-лом, Сергей сидит с серьезным лицом и важным взглядом, Вовка танцует с Верой, Сергей танцует с женой, все сидят за столом и смотрят в объектив. Все.

В одиннадцать мы разошлись, я и Вовка поперлись в «Чистое небо».

— Привет! – выпалил я радостно, едва оказавшись у барной стойки.

— О! Где это ты так погулял!? – удивилась Рита, стараясь не рассмеяться.

— Да тут! Где же еще!? Подрались с Вовкой с одними засранцами! – заулыбался я.

— Ааа! – протянула она, держа поднос. – Так ты еще, значит, и подраться любишь!?

— Я!? Неее! Я не! – замахал я руками, поддержав шутку.

— Ну-ну, Рома! – наигранно серьезно сказала Рита и понесла заказ к столикам.

Весь вечер я прокрутился у барной стойки, урывками общаясь с Ритой. Все было замечательно, только я никак не мог понять одного – как нам с ней развивать отношения? Девушка работала ночами в клубе, я в нем тусил. За все время мы с ней ни разу не встре-тились нормально, только урывками после ее работы. В мою голову закралась мысль, что Риту это вполне устраивает.

— После работы тебя подождать? – за полчаса до закрытия клуба, сказал я.

Рита сморщила носик и чуть скривила губы, произнесла:

— Может, давай, в воскресенье? Хорошо?

— Давай в воскресенье! – пожал плечами я и улыбнулся.

Через ночь, в два часа я ждал ее на улице у выхода «Чистого неба». Вовка кружил-ся рядом. Привычная доза алкоголя присутствовала в нас обоих. Рита вышла, подъехал Вадик и отвез всех троих в тот же парк, недалеко от ее дома. Мы просидели на лавочке больше часа. Рита выпила два слабоалкогольных коктейля и слегка запьянела. Из меня алкоголь уже выветрился, захотелось спать. Я глянул на Вовку, тот бодрился изо всех сил, но его веки заметно потяжелели.

— Залипаешь? – Произнес я.

— Да так! – отмахнулся Вовка и потер грубо лицо ладонью. – Еще не очень.

Я хорошо знал все его жесты, Вовка сильно хотел спать.

— Сейчас уже поедем, Вов, — сказал я и едва успел прикрыть ладонью накативший зевок. – Ой! Простите. Что-то я тоже начинаю залипать.

— Ну, что это вы! Спать, что ли собрались!? – укоризненно произнесла Рита, доста-вая из сумочки тонкие сигареты и закуривая одну. – Слабаки!

— Рит, да причем здесь это? – возразил я. – Просто завтра на работу и ему и мне. Ты-то выспишься, а мы будем ходить со стеклянными глазами.

— Все с вами понятно, — скисла та тут же.

— Да не, я не хочу спать пока! – засуетился Вовка, изображая свежесть в движениях, но глаза предательски засыпали и выдавали его. – Еще можем посидеть.

Рита сделала последний глоток из второй бутылки коктейля, кинула ее в урну, про-изнесла, скривив губы: «Ну-ну…»

— Слушай, давай, сейчас Вадика вызовем, отвезем Вовку домой спать, а сами еще погуляем? – посмотрел я на девушку.

— Ну… звоните, я вам что? – с разочарованием в голосе произнесла та.

Вадик прилетел через пять минут.

— Да я тут как раз был на левом берегу, клиента отвозил, — расплывшись в улыбке, произнес он, открыл театрально дверь перед Ритой, произнес. – Прошу.

Вовка сел спереди. Машина тронулась.

— Как погуляли? – произнес Вадик, глядя в зеркало на меня.

— Не нагулялись! – выпалила Рита и сползла по сиденью вперед, согнув колени.

— Что мешает продолжить банкет? – улыбнулся Вадик.

— Мужчины хотят спать! – покосилась Рита с вызовом на меня.

— Да че ты на меня смотришь!? – приподнял брови я. – Сейчас погуляем, надо же человека спать отвезти. А то он уже залипает, вон, сидит.

Я успел увидеть в боковое зеркало Вовкино лицо с закрытыми глазами, он тут же их открыл и бодро, как ни в чем не бывало, повернулся назад к нам, выкрикнул:

— Не, я не сплю! Это вы просто, засранцы, от меня избавиться хотите! Предатели!

— Да ладно, Вовчик, не обижайся, в следующий раз мы тебя до утра не отпустим, даже если будешь спать хотеть! Ляжешь на лавке прям в парке! – сказала Рита.

— Так что ли!? – изобразил Вовка себя спящего и храпящего.

Рита залилась смехом. Она красиво смеялась. Я вяло хохотнул, сон накатывал все сильнее, особенно после появления в зеркале спящей физиономии Вовки.

«Да, чувак, ты сейчас завалишься на свою большую кровать и вырубишься, а мне еще час точно не спать», — подумал я кисло.

Минут пять мы ехали молча.

— Так, мальчики, не спим! – вдруг выпалила Рита и дернулась на сиденье.

— Да не спим, мы, Рит, не спим, — выдавил я из себя, борясь со сном, Вовка молчал.

— Где мои цветы!!!??? – вдруг капризно закричала девушка и пхнула сильно коле-ном в сиденье Вадика так, что тот ошалело обернулся.

Я собрался ответить, но в голове застряли две фразы, одна извиняющаяся, вторая грубая. Они толклись долю секунды на языке, не уступая друг другу. Выручил Вовка, обернувшись, произнес: «Рит! Ну, какие цветы!? Уже почти четыре утра! Будут тебе цве-ты, в следующий раз обязательно купим!»

— Сейчас хочу!! – выкрикнула та, и Вадик снова ощутил сзади тычок коленом.

В тот момент я впервые мысленно отдалился от Риты, в голове проплыло вялое «дура». Я подумал о Вовке. «Все-таки, что не говори, а он молодец в определенном плане – таскается со мной, пока я делаю попытки встречаться с девушкой. А ведь ему это совер-шенно не надо. Спал бы сейчас дома, распрощавшись с нами еще там, у «Чистого неба». Так нет же, сидит рядом и еще отбивается от ее капризов. Хотя, я сам такой же». От по-добной мысли о себе стало противно. Рита продолжала капризничать, но я отвернулся и отключился, стал смотреть в окно на ночной город.

Вовку отвезли, вернулись в тот же в парк. Вадик уехал. Оказавшись на улице, я чуть пришел в себя, сон отступил, свежий воздух приятно обдувал лицо. Мы сели на ту же лавку. Рита закурила. Я не запомнил нашего получасового диалога, только общие ощуще-ния остались в памяти – Рита капризничала, я вяло оправдывался.

— Какой-то вы скучный совсем, Роман! – выпустила она дым, скривив губы вбок. – Ни погулять с вами нормально, ни повеселиться.

— Рит, уже пятый час ночи… — произнес я и глянул влево на восток, на занимавшую-ся во всю зарю, — … утра уже. Ну, какие гуляния? Я тупо спать уже хочу. В следующий раз, давай, погуляем. Я же – за, ты знаешь. Как будет у тебя выходной, днем нормально встретимся.

Она посмотрела на меня молча, затянулась и отвернулась.

— Почему ты так одеваешься? – нарушила она молчание через минуту.

— Как так!? – опешил я, разглядывая себя.

— По-дурацки как-то, Рома! – посмотрела на меня укоризненно девушка.

— А что дурацкого в моей одежде!? – оглядел я себя, не понимая вопроса. – Нор-мальная майка, нормальные штаны, нормальные ботинки. Что не так!?

Я был одет так же, как и прошедшим вечером, только без куртки.

— Это не нормальны штаны, Рома, — продолжала смотреть на меня с укором Рита. – Что это за цифра «77» на ноге и какие-то надписи? Тебе сколько лет? Дети с такими кар-тинками ходят на одежде. Ботинки вообще ужасные.

Я посмотрел вниз, ботинки были классные! Мне они, помнится, сразу понравились в магазине. Купил, не раздумывая, и был очень доволен. В моду как раз начали входить туфли с острыми носами, и отходила мода на обувь с квадратными. Плевал я на моду! Бо-тинки смотрелись интересно. Что-то среднее между аккуратными туфлями и грубыми бо-тинками. Черная лакированная кожа. Высокий массивный каблук. Квадратный чуть бру-тальный носок. Крупные швы черными нитками по канту носка. В сочетании с черной майкой без рукавов и бежевыми льняными штанами они смотрелись идеально, создавая именно мужской образ. Да, я выглядел немного нестандартно по сравнению с общей мо-дой в нашем городе, но какой смысл походить на большинство? Чтоб расписаться в собст-венной беспомощности? Нет уж, увольте. Но, всю мою мужскую логику нарушил фактор женщины, которая нравилась. И я, как каждый влюбленный мужчина, дал слабину.

— Штаны, как штаны, — промямлил я. – Мне нравятся.

— Вот именно! Плохо, что нравятся! – произнесла Рита укоризненно.

— Ну, а в каких мне ходить тогда? – посмотрел я на нее.

— Ох, Рома, нам надо вместе сходить на рынок и купить тебе нормальные вещи, а не эти! – Рита скосилась на мои штаны и скривилась. – Чтоб ты нормальным выглядел пар-нем, и с тобой не стыдно было ходить.

Обидный и задевший меня укол Риты про нестыдность я проглотил молча. Пять ча-сов утра, я дико хотел спать и отношения с нравящейся мне девушкой совершенно не кле-ились и я сказал: «Ладно, хорошо, на следующей неделе, когда будешь выходная, тогда и сходим на рынок… Пойдем, я тебя провожу?»

Рита разочарованно выдохнула, взяла сумочку и нарочито вульгарно пошла впере-ди. Я тихо злился, совершенно не понимая на что. Мы пересекли дорогу с трамвайными путями и через пять минут петляний по дворам, оказались у ее дома.

— Ну что, Роооман!? – посмотрела на меня чуть сверху девушка, забравшись на пару подъездных ступенек. – Пока?

— Пока, — ухмыльнулся я и поцеловал ее в губы. Рита ответила без жара, немного ле-ниво, но все же, как мне хотелось думать, взаимно. «На вкус, как персик», — подумал я, оторвался от ее губ, произнес еще раз «пока» и пошел обратно, слыша, как босоножки на низких каблуках гулко застучали в подъезде.

Через десять минут меня подобрал Вадик и отвез домой. Я уснул мгновенно.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: