«Манипулятор», глава 020 (2ая половина)

0
140

— Не, ну это зачем так? Мы же договорились вместе, надо как-то одной партией все и продать, а то ты будешь тут на рынке, я со своей половиной, начнем локтями толкаться. Зачем это надо?

— Ну, а как тогда!? – сильнее занервничал очкарик. – Я тебе звоню, ты не отвеча-ешь, пропал куда-то! Давай, думать, как нам продать товар.

— Хорошо, я просто сейчас так сходу не дам ответ, надо подумать, — пожевал губу Сергей, – Давай, вечером созвонимся и решим, хорошо?

— Ну, давай вечером, — замялся парень. – Мне тебе позвонить или ты позвонишь?

— Да какая разница! Могу я, могу ты! Давай, часиков в восемь созвонимся, хорошо?

Очкарик понял, что разговор ни к чему не приведет, глянул снова на мое явно не-расположенное выражение лица и торопливо распрощался. Мы с Сергеем пошли в офис, нырнув в прохладную тень здания.

— А чего ты будешь с ним вместе продавать эти освежители? – удивился я. – Забрал бы свою половину и реализовал сам!

— Ты думаешь? – раздалось сзади, я шел первым.

— А че тут думать!? – полуобернулся я на ходу. – Я бы так сделал! Забрал свою часть и сам ей хозяин, а так сто лет будете продавать!

— Ну, заберу я, допустим, свою часть и что? Как я ее буду продавать?

Я открыл дверь офиса и вошел внутрь. Вера, порхавшая пальцами по клавиатуре, замерла и встретила нас вопросительным взглядом.

— Да а че там продавать-то? На какую сумму у тебя этих освежителей? – продолжал я, заняв место у стенки, предоставляя тем свободную табуретку по очереди Сергею.

— Где-то тысяч на восемь там, — уселся тот.

— О! Да это вообще не сумма! – махнул я небрежно рукой, удивившись мизерному масштабу проблемы. – А по объему это сколько?

— Ну, — Сергей охватил в воздухе объем стиральной машины, — столько примерно.

— Блять, Серый, да это вообще не проблема! У нас склад двести пятьдесят метров, полупустой, привози и положи там свои эти освежители и не ломай голову! Продадим их через нашу фирму, деньги заберешь себе, вот и все дела!

— Хм, ну, так да, можно, – Сергей взял в руки со стола авторучку и стал ее сжимать и крутить, периодически снимая и надевая колпачок. В момент расслабления пальцы тряс-лись и снова вцеплялись в прозрачный пластиковый цилиндр. – Я тогда вечером созво-нюсь с ним и скажу, что забираю свою половину?

— Да, звони! Вообще не парься, Серый! Продадим! – отмахнулся я.

— Ром, я тут предварительный прайс общий уже сделала, — сказала Вера, переводя взгляд то на меня, то на Сергея, словно выбирая и не выбрав. – Сереж, вот, гляньте.

Она протянула несколько листов мужу, тот покрутил их в руках, шмыгнул носом:

— Тут на Ромкин товар уже продажные цены стоят, да?

— Да, Рома принес остатки, — затараторила Вера, – и там сразу были выставлены и закупочные и продажные цены, я по тем остаткам все и выставила.

Она посмотрела на меня вопросительно, я моргнул утвердительно глазами. Сергей, заметив мою реакцию, произнес: «Ну, раз так, то надо теперь расценить наш товар».

И тоже глянул на меня, я также моргнул глазами и расплылся в улыбке: «Да, Серый, давай, твой товар расценим, я в нем не соображаю. Какие твои предложения?»

Сергей, чуть замявшись, начал: «Ну, мы в «Саше» делали наценку в пятнадцать процентов для продажной цены, и максимальная скидка у нас была до десяти процентов. Я вот тебе как раз дихлофосы пробивал с максимальной скидкой, через пять процентов. Можно такие же цены выставить и у нас».

— Я думаю, это мало, — сказал я, в ответ на вопросительный взгляд Сергея.

— Ну давай, сделаем наценку двадцать процентов!? – тут же предложил он.

— Не так, — покачал я головой, — дело не в наценке. Надо попасть в рынок.

Сергей и Вера вопросительно уставились на меня.

— Вот какая, к примеру, цена на дихлофосы у «Арбалета»? – задал вопрос я им.

— Ну, я так на память не помню, нужно прайсы их посмотреть, — пожав плечами, протянул фразу Сергей.

— Да не нужны никакие прайсы их! – махнул я рукой и назвал по памяти цены на две самые продаваемые позиции дихлофосов «Арбалета» и тут же посмотрел на жену Сергея: «Вер, какой процент наценки на наши дихлофосы до этих цен?»

Ее пальцы, в долю секунды пропорхав по кнопкам калькулятора, выполнили под-счет и замерли над ним, как паук над жертвой.

— Сорок семь процентов! – отчеканила Вера.

— Вооот! – поднял указательный палец я.

— Это что, мы такую наценку, что ли будем делать!? – ошарашено уставился на ме-ня Сергей. – Мы тогда ничего не продадим!

— Да ты подожди, не суетись! – улыбнулся я, предвидя подобную реакцию, и про-должил. – Какая максимальная скидка у «Арбалета»?

— Ну, по-моему, семь процентов, — заморгал часто Сергей и стал сильнее сжимать и крутить в руках ручку.

— Именно, семь процентов! – кивнул я ему и перешел снова к жене. – Вер, вычти семь процентов, сколько там получилось?

Та выпалила цифру с появившимся азартом, по которому стало ясно, что жене Сергея нравится моя логика в обсуждаемом вопросе.

— Воот! И скидку мы сделаем максимальную… — я задумался на долю секунды, при-щурившись. – Пусть восемь процентов, на процент больше, чем у «Арбалета», но не на-столько больше, чтоб разбрасываться деньгами. Все должно выглядеть правдоподобно.

Оба смотрели на меня и молчали. Вера явно привычно ждала команды.

— Вер, посчитай! – кивнул я.

Пальцы короткими ногтями зацокали по кнопкам, жена Сергея выдала ответ:

— До продажной цены наценка 36,71 %, а с максимальной скидкой в 8% — 25,78%!

— Вот, заебись! – подытожил я. – Вот так, я думаю, надо продавать нам дихлофосы. Ну, и остальной товар тоже.

Я замолк. Сергей жевал губу.

— Ну, не знаю, сможем ли продать по таким ценам… — начал осторожно он.

— Сможем! Главное, попасть в рынок. Остальное – хуйня. Если цена нормальная или даже чуть ниже, чем у главного конкурента, а «Арбалет» фактически монополист тут по дихлофосам, то больше и нечего выдумывать. Слишком низкая цена ведь тоже плохо, это отпугнет часть покупателей. Скажут, блять, раз так дешево, то говно какое-нибудь, а не товар. Давай, попробуем так. Ну, если уж, блять, не пойдет, то понизить цену никогда не поздно. Это, вот, повысить ее практически невозможно, а понизить всегда.

— Ну, хорошо, давай так, как ты сказал, сделаем, — произнес Сергей, гоняя туда-сюда мелко дрожащими пальцами колпачок авторучки, снимая его и надевая обратно.

— Прайс «Арбалета» у меня есть, завтра принесу и все сделаем, да, Вер? – добро-душно посмотрел я на жену Сергея.

— Да, Ром, только у нас еще соли… — произнесла она.

— Соли, соли… — закрутил я в голове слово, не находя никакой информации. – Слу-шайте, но я с солями вообще не работал, что это за товар вообще? Кто его покупает? Как вы им торговали?

— Аптеки хорошо берут, аптечные сети! – выпалила Вера, едва муж только открыл рот и тут же глянул на нее недовольно.

— Вер, да подожди ты! – обрубил Сергей ее и посмотрел на меня. – В основном ап-теки соли забирают, но у нас еще «Орлан» хорошо брал для торговой сети.

— Что за «Орлан»? – уточнил я.

— А вы не работали с ними разве? – удивился Сергей.

— В Старом Осколе оптовая фирма! – вновь выпалила Вера.

— Вер, да подожди ты! – снова одернул ее муж, задал вопрос мне. – А с кем вы тогда с межгорода работали?

— А у нас мало было клиентов на межгороде, два клиента в Курске и все, — ответил я честно. – Мы не особенно и старались межгород развивать, тут работы хватало.

Сергей тут же сказал, что с одним из них работал и он в «Саше», а второго не знал.

— Оптовик, довольно крупный. Он у нас синьку раз в год брал в сезон и все. Но хорошую партию, коробок сто пятьдесят-двести. Я так понял, он больше хозтоварами торговал, а не бытовой химией. А вы с кем работали на межгороде?

Сергей назвал с десяток фирм, ни одной из которых я не знал. О половине что-то слышал краем уха, но не более.

— Так че с солями-то? – возобновил я брошенную нить разговора. – Они как прода-ются? Когда сезон, не сезон?

— Летом слабо продаются, почти никак, — поморщила Вера курносый нос, — а как холодает…

— Вер, че ты все время влезаешь!? – раздраженно кинул ручку об стол Сергей.

— Сереж, а что нельзя уже и сказать!? – тоньше обычного пискнула та, покраснев.

— Зай, сиди, занимайся прайсами, вон, — примирительно изменил тон Сергей, махнув рукой в сторону распечатанных бумаг. – Мы с Ромкой сами все обсудим.

— Может, я тоже хочу обсудить!? – сильнее покраснела Вера и пристально устави-лась на мужа исподлобья.

— Ну, хочешь – обсуждай! – понизил накал Сергей и улыбнулся ей. – Обсуждай.

— И буду! – прыснула улыбкой Вера, вместе с который улетучился ее гнев.

— Народ, как в ванны начинает лезть греться, так сразу продажи идут в гору, — про-должил Сергей просвещать меня, — и всю зиму, и весну соли продаются, аж до мая.

— Интересный товар, никогда с солями не работали с отцом, — задумался я. – А на-ценки какие вы делали?

— Вер, сколько мы наценивали на соли в «Саше»? – посмотрел Сергей на жену, та же улыбнулась как-то неоднозначно, даже хотела вроде как что-то сказать, но смолчала и повернула голову в мою сторону.

— Сейчас гляну, — сказала она и забегала пальцами по клавиатуре, пригласив меня к монитору. – Ну, вот, смотри.

Я подошел к Вере, наклонился к монитору и тут же приятно удивился:

— О! У вас тут осталась вся база данных «Саши»! Это супер!

— Вот! – ткнула Вера пальцем в светившуюся на мониторе таблицу. – Пятнадцать, двадцать, некоторые позиции даже двадцать пять процентов. Но в основном, двадцать.

— Вер, надо будет позвонить программисту, чтоб он приехал и удалил все ненужное из программы, все эти старые данные, — сказал Сергей, поморщившись.

— Да зачем удалять!? – посмотрел я на него удивленно. – Пусть останется, может быть, что-нибудь из этого нам пригодится потом.

— Да там нет ничего нужного! – сморщился Сергей. – Какие-то старые накладные трехлетней давности. Зачем они нужны?

— Ну, может ты и прав, — пожал я плечами. – Ладно, я так понимаю, соли сейчас не очень актуальны, могут подождать какое-то время, да? Займемся ими чуть позже. Давай, Серый, прикинем, что нам нужно сделать на этой неделе в первую очередь.

 

Работа потекла рекой.

В четверг к девяти утра все уже были на месте: я, Сергей, Вера, Сеня и Петя. Подъехал и сварщик, за полчаса срезал ворота, загнул фиксаторы всех четырех штырей, чтоб те не соскакивали, и приварил ворота обратно. Сеня, стоял в это время рядом со мной и Сергеем, стыдливо прятал глаза и виновато пожимал плечами.

— Все, Сень, вот тебе накладная, — всучил я кладовщику первую накладную нашей фирмы. – Загружай Петю, и пусть он едет. А потом второй рейс будет еще сегодня. Если что, будет тяжело, мы можем с Сергеем помочь вам загрузить.

— Не, не надо! – замахал дергано руками тот. – Мы сами с Петром загрузим все!

— Да они сами все загрузят, пошли! – отмахнулся Сергей. – Пошли! Пусть грузят, у нас в офисе работа есть.

— Идите, идите! – присоединился Петя. – Мы все с Сеней сами сделаем, и загрузим и разгрузим, если надо, все сделаем!

— Ладно, уговорили! – улыбнулся я и пошел с Сергеем в офис, задумался. Я поймал себя на странной мысли, что только собственным усилием воли и протестами еще трех человек, смог удержаться от годами выработанного рефлекса – таскать коробки с товаром! Мысль так поразила, что я владела мною весь день. Прикипев к физической работе, я не сразу сообразил, что нахожусь уже в другом статусе. И позже, со временем все реже, но постоянно я рефлекторно стремился взяться за выполнение физической работы, уже не являвшейся моей обязанностью. И каждый раз я буквально заставлял себя не делать этого. «Каждый должен выполнять свою работу», — крутил я в голове что-то вроде мантры, и тог-да мои беспочвенные угрызения совести отступали. «Рома, ты превратился в работягу», — заметил я как-то себе с укоризной. Сергей же, в отличие от меня, после первых всплесков физической активности, очень быстро вжился в роль управленца. Он перестал выказывать стремления к физической работе, а если и случалось в ней поучаствовать, по моей рефлек-торной инициативе, то под разными предлгами старался покончить с работой как можно раньше. Я про себя иногда завидовал такому качеству Сергея и даже мысленно благода-рил его за то, как он гасил мои порывы все делать своими руками.

 

В пятницу восьмого числа я подъехал на работу в девять. Сунув ключ в замок офи-са, обнаружил, что дверь открыта. Я вошел. Сергей сидел один за нашим с ним столом и читал газету, рабочее место его жены пустовало.

— Вера сегодня попозже приедет, — объяснил он. – Нам детей было не с кем с утра оставить, она дождется моего отца с ночного дежурства, на него их оставит и приедет. Заодно заедет в «А-Эн-Тэ» на счет солей.

— Что за «АНТ»? – спросил я, не стал садиться за свободный стол, а по уже вырабо-тавшейся привычке, подпер спиной стену у двери.

— Фирма медицинская крупная, — шмыгнул носом Сергей. – У них свой оптовый склад и сеть аптек по городу. Мы с ними начали в том году работать, они хорошо соли брали. Вера к ним заедет, узнает че там и как, приедет – расскажет.

— О! Хорошее дело! – обрадовался я новости.

— Я заезжал вчера в «Форт», как мы с тобой планировали, — снова шмыгнул носом Сергей, свернул газету, почесал нос снизу, скрестил руки на груди и несколько раз морг-нул, словно что-то попало в глаз. – Вот. Поговорил с Катюхой. Да, неслабо они там со Славиком развернулись! Хорошее место! Склады новые, торговый зал большой, ассор-тимент приличный. Двухэтажное офисное здание! Все, как надо, по уму. Вот, поговорил я с ней, сказала, что согласна брать наш товар на реализацию, показал наш прайс, сказала, что в принципе можно везти все, выплаты у них раз в неделю по четвергам, могут рабо-тать и по безналу.

— Ну, вообще класс! Безнал нам не нужен, лучше налик! Ну че, отличные условия, а покупатели там есть, как там с продажами!?

— Не, база там нормальная, — кивнул Сергей, не расцепляя рук и зажевав нижнюю губу. – Там продажи сразу с самого открытия пошли хорошие.

— Отлично! Щас набьем накладную, Петя в десять приедет, загрузим его и вперед!

— Да, накладную можно набить, — кивнул Сергей.

— Бля, комп еще не включен! – уперся я взглядом в мертвый монитор.

— Да, надо включить, пробить накладную, — вздохнул Сергей.

— А че ты компьютер не включил!? – удивился я. – Давно бы уже включил!

— Да я как-то подумал тебя подождать, чтоб вместе решение принять, да и зачитался газетой, — сказал Сергей встал с табуретки, принялся перебирать пальцами листы, лежа-щие на столе Веры.

— А, ну, понятно, — кивнул я, и сделал пару шагов к табуретке, оказавшись чуть за спиной Сергея, да так, что тот получился ближе к компьютеру. – Давай, включай комп, Серый, щас набьем накладную быстро!

— Может, ты пробьешь, а я продиктую? – застрял на месте тот. – Ты вроде как в компьютерах больше разбираешься.

— Да я в вашей программе никогда не работал! – развел руками я, плюхнувшись на табуретку. – Это вы ее хорошо знаете, давай, включай!

— Ааа… — неуверенно протянул Сергей, – Хорошо, сейчас.

Он сделал шаг к столу, рассеянным взглядом обежал монитор, клавиатуру, потро-гал мышку. Я принялся крутить в руках газету, видя движения Сергея лишь краем глаза. Тот наклонился вниз под стол и принялся шарить пальцами по системному блоку, уселся на стул. Я в нетерпении отложил газету, энергично встал и в два шага оказался около Сергея, заглянув под стол, произнес: «Ну, че ты там!?»

— Щас, аха, — сдавленно ответил он.

Я с удивлением заметил, что пальцы Сергея беспорядочно шарят по системному блоку, нажимая на все подряд места, хоть как-то похожие на кнопки, совершенно игнори-руя стандартную пусковую кнопку.

«Он что, не знает, как включить компьютер что ли?», — подумал я, удивился мысли и тут же прогнал ее, как абсурдную и нелепую. Я просто не встречал никогда людей, кто, работая хоть изредка на компьютерах, не знал, как они включались.

— Серый, да че ты там шаришься!? – выпалил я.

— А как… а как он включается? – пропыхтел тот в наклоне, дрожащими пальцами все еще продолжая рыскать. – Я что-то подзабыл.

— Давай, включу! – сказал я и, едва Сергей распрямился, быстрым движением сунул руку вниз и ткнул пальцем в пусковую кнопку. Компьютер ожил – заскрипел, затрещал. Я нажал такую же кнопку на мониторе и выпрямился.

— Дальше сам сможешь? – уточнил я.

— Да, смогу, — сконфужено шмыгнул носом тот. – Просто, что-то подзабыл, где включается.

И с этого момента во мне отчего-то проснулось любопытство, я проанализировал случай и решил понаблюдать за напарником дальше. Я даже улыбнулся про себя, накло-нившись якобы к газете, чтоб тот не заметил улыбку. Компьютер, загружаясь, продолжал издавать старческие электронные звуки. Все это время Сергей, положив руку на мышку, зачем-то двигал ее, изображая сопричастность, но трясущиеся пальцы и растерянные глаза выдавали его.

«Похоже, он и вправду полный ноль в компьютерах», — в моем сознании из памяти возникла сцена, когда Сергей так же неуверенно пробивал накладную еще в «Саше», соз-дать которую в программе он тогда тоже сам не смог, попросив девушку.

— Завел накладную? – произнес я, едва, загрузившись, компьютер затих.

— Нет пока… сейчас… — Сергей задергал мышкой интенсивнее. – Да, правда медлен-ный компьютер, надо будет нормальный купить.

В коридоре скрипнула входная дверь нашей половины, раздались шаги, дверная ручка повернулась, дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась голова Сени.

— Доброе утро! – вежливо произнесла голова.

— Привет, Сень! – бодро ответил и я. – Пришел!?

Голова кивнула: «Аха! Будут сегодня отгрузки?»

— Да, будут, чуть попозже, — кивнул я. – Накладные набьем, и будете грузиться.

— Привет, Сереж! – выпалил Сеня, после секундного колебания.

— Да, Сень, привет, — не отрывая глаз от монитора и руку ото рта, буркнул Сергей.

— Петя к десяти будет? – допытывался кладовщик.

— Да, Сень, к десяти, — кивнул я так же, машинально.

— Аха, ну понятно, — замялся тот. – Ну, если че, я у себя.

— Хорошо, Сень, — снова машинально кивнул я, продолжая находиться в прекрасном настроении и получая забавное удовольствие от словесного пинг-понга.

Голова кладовщика пропала, дверь закрылась.

— Ну, че там? – спросил я Сергея.

— Сейчас, не могу найти, где тут у Веры программа запускается.

Зазвонил мой мобильник. Петя. Сказал, что задержится. Долго мялся кружными об-щими фразами, но я все равно понял, что у его «газели» мелкая поломка.

— Хорошо, Петь, делай там все как надо и приезжай, ждем тебя к двенадцати! – за-кончил я разговор.

Голова Сени почти тут же вновь просунулась к нам: «Че, Петя сломался?»

— Сломался, но приедет, обещался к двенадцати. Так что, отгрузка, Сень, сегодня все равно будет, — кивнул я голове, которая сказала «ааа, понятно» и снова исчезла.

— Нихуевая тут слышимость, прикинь, — полушепотом сказал я Сергею.

— Аха, слышно все, — скривил вниз губы Сергей. – Стены тонкие.

Я постучал костяшками пальцев за своей спиной в стену между нашим офисом и каморкой кладовщика.

— Звали? – просунулась тут же голова в дверной проем.

— Не, Сень, — еле сдержал я смех. – Я просто хотел узнать, из чего стена между нами сделана. «Ааа, понятно», исчезла голова.

Мы с Сергеем посмотрели друг на друга и прыснули в ладони смехом.

— Ну, че там с программой-то? – произнес я, едва отойдя от веселья.

— Да щас! – выдавил из себя Сергей, вытирая влажные внешние уголки глаз. – Аж слезы появились. У тебя слезы не текут при смехе?

— Неа! – выпалил я, улыбаясь во весь рот.

— А у меня постоянно, особенно если сильно смеюсь, — проморгался и шмыгнул пару раз носом он, успокоился, выдохнул. – Ой, блин, ну, Сеня!

Я не выдержал, встал с табуретки и подошел к Сергею: «Че с программой-то!?»

Сергей тут же взялся за мышку и сосредоточился на мониторе.

— Ну, вот же вроде она!? – по памяти сказал я. – Нажимай.

Сергей коряво, как новичок, подвел стрелку к иконке, не сразу попав на нее. Клик-нул мышкой раз, пальцы задрожали, кликнул два.

— Не, Серый! Двойной клик, два раза подряд надо!

— Аха, знаю… щас… — засуетился тот и с третьего раза нажал правильно.

— О! Да, она! Давай набивать, заводи накладную! – выпалил я, едва программа запустилась, и уселся обратно на табуретку, взяв прайс-лист в руки.

Сергей пыхтел, сопел следующие минут пять, я же терпеливо ждал, отгоняя раздра-жающие мысли прочь.

— Все, давай, что пробиваем? – наконец произнес он.

— По порядку пойдем, я думаю, — сказал я и назвал первую позицию и количество.

Так мы и провели следующие полчаса – я называл позицию, цену, количество, Сергей же медленно и осторожно, сверяясь с монитором чуть ли не после каждой нажатой кнопки, что-то там набивал. Чтобы хоть как-то занять себя, я параллельно успел пробе-жать взглядом половину газеты и вдоволь насмотреться на трясущиеся пухлые пальцы напарника. Успокаивало то, что до полудня еще оставалось полчаса, уйма времени, а по работе других дел не было. Хлопнула входная дверь здания, через пару секунд хлопнула дверь нашего крыла, четыре шага, ручка офисной двери опустилась.

— О, Вера, ура! – вырвалось у меня. – Заходи! А то мы тут без тебя, как без рук!

— Что, соскучились без меня, мальчики, да!? – в офис вслед за цветочным ароматом ее парфюма пахнуло и волной жизненного позитива. – Что у вас тут случилось!? Что вы тут не можете без меня!?

— Вер, садись, — грустно промямлил Сергей, уступая жене место, которая, повесив сумку на стул, тут же села и забегала глазами по монитору.

— Так, что это за накладная, кому? Ага, вижу, «Форт», так… нет, тут не так… вот так… Сереж, вот тут можно было выставить скидку и все… И не там ты завел контраген-та… ну, ладно, это я сейчас исправлю… так…

Пальцы Веры запорхали по клавиатуре, полминуты и все было готово.

Вера подняла взгляд на меня и на мужа: «Печатать?»

— Да, Вер, печатай, — вздохнул Сергей, стоя у стенки и сконфуженно жуя губу.

Лазерный принтер засвистел и выдал лист. Сергей подошел к столу, взял лист, разорвал по линейке на три равные части и на каждой поставил печать.

— Надо будет нам вторую печать сделать, — предложил я.

— Зачем? – насупился Сергей.

— А вот как раз для накладных и документов, так и напишем на ней «для докумен-тов», — сказал я. – Это удобно. Основная печать – для договоров и прочих таких докумен-тов, а вторая – для текущих бумаг.

— Да, нормально, — кивнул, расслабившись, Сергей. – Сделаем.

— Еще будут накладные!? – Вера посмотрела на обоих.

— Да, Вер, на «Меркурий» надо пробить, — выудил я из сумки факсимильные листы.

— Это ты дома принимал? – тут же поинтересовалась она.

— Мать приняла днем вчера, — развернул я листы. – Сеня нам же факсы на домашний номер всегда отправляет. Свой поставим, скажем ему.

— О! Нормальный такой заказ! – раздался за моей спиной голос Сергея, подошедше-го и заглянувшего в бумаги.

— Да, Сеня – молодец! Всегда четко заказывает! Нам с ним повезло! Работает как часы! Так, Вер, завела накладную? – я посмотрел на девушку.

Тык, тык, тык – молниеносные движения ее пальцев и ответ: «Да, давай, говори!»

Пять минут и накладная готова. Принтер засвистел, выдал два листа бумаги. Сергей снова взялся за линейку и печать, произнес, сжимая и разжимая пальцы: «Надо степлер купить! И вообще, такой, знаешь, канцелярский набор нам нужен. У меня есть, кстати, дома. С прошлой работы остался, надо привезти».

— Привози, — кивнул я. – Пойду, покурю. Вер, че там у тебя с этими аптеками?

— Ром, знаешь… — начала та, смачно потянувшись, зевнув и сказав «ой», смутившись в краску. – Нормально все там, была в «АНТ»… ты на улицу? Ну, пошли, я тоже пойду, воздухом подышу, а то что-то в сон клонит.

Все трое оказались на том же месте, где я уже приспособился регулярно курить, с осторожностью восседая на заборной трубе.

— Как здесь тихо все-таки! – воскликнула Вера.

— Да, Верок, тихое место, мне тоже начинает нравиться, — согласился Сергей.

— Вот! Про аптеки-то! – продолжила Вера, улыбнувшись мне во весь рот. – С «АНТ» я переговорила, они согласны брать соль, просили только прайс им скинуть с це-нами, так что там все нормально. Есть еще фирмы… — Вера назвала еще четыре крупные аптечные сети, — с ними надо тоже на следующей неделе переговорить. Но я думаю, они тоже будут брать соль.

— А у «Саши» договор по солям с Питером был эксклюзивный? – Уточнил я.

— Да, — закивал Сергей, – мы были эксклюзивными представителями по региону.

— О! Отлично! Нам нужен такой же договор! – сказал я.

— Само собой! – произнес Сергей, заложил руки за спину и принялся расхаживать по дорожке взад-вперед.

— Вер, а ты обговаривала отсрочку в «АНТ»? – я глянул на нее снизу, закуривая.

— Да, Ром, обговаривала – двадцать дней.

— А с Питером какая была отсрочка раньше?

— Тридцать пять дней, — произнес Сергей, находясь спиной к нам и не оборачиваясь, продолжая расхаживать.

— О! Отлично! Нам надо такую же отсрочку сохранить, тогда мы без проблем будем за товар расплачиваться, — сказал я, чуть раскачивая трубу под собой на свой страх и риск.

— Еще «Орлан» брал соли для продуктовой сети, не забывай, — вставил Сергей.

— Значит и с ним надо будет заключить договор, — пожал плечами я.

— Только по солям? – развернулся театрально Сергей в нашу сторону и внимательно посмотрел на меня.

— Почему, только по солям? Мы можем в бартер с ними работать, у них есть, чего брать? Ты вообще хорошо с ними знаком, какие отношения? – произнес я, отметив про себя временами появляющуюся игривость Сергея, будто детскую, непосредственную и вызывающую во мне самые располагающие чувства.

— Да там у меня знакомая сидит менеджером! А мы с ней друзья ж! «Саша» ра-ботала с «Орланом» в бартер, товара у них много и цены хорошие, лучше, чем у «Арба-лета» на те же аэрозоли на два-три процента всегда, — выдал непринужденно Сергей.

— Отлично! Ну, позвонишь тогда ей, да? – уточнил я.

— Да, позвоню, не вопрос, — кивнул Сергей, продолжая семенить по дорожке.

Позади из-за угла здания вырвался шум двигателя, от проходной подкатила «га-зель» Пети. С пару минут водитель неловко рассыпался в извинениях. Мы вернулись в офис, всучили Сене накладные, и тот с Петей укатил на склад загружаться. Я снова пой-мал себя на желании участвовать в погрузке лично.

«Вот ведь въелось как в меня за столько лет!» — уже с досадой подумал я.

— Ты чего будешь в субботу делать? – прервал мои мысли Сергей.

— Это завтра что ли? – удивился я тому, как быстро пролетела первая неделя сов-местной работы. – Не знаю, отдыхать буду. Отсыпаться после «Чистого неба»!

Я засмеялся, поняв, что так оно и случится.

— Что за «Чистое небо»? Клуб что ли какой-то?

— Да, клуб, — кивнул я, продолжая плыть в улыбке воспоминаний, связанных с «Чис-тым небом», и даже прикрыл лицо рукой.

— Че ты ржешь постоянно!? – выпалил Сергей, видевший мою легкость и безмятеж-ность. Я ощущал его желание такого состояния для себя, отдававшее легкой завистью, скрытой за улыбкой и изо всех сил сдерживаемой закушенной губой.

— Да так, — отмахнулся я, еле справляясь со вспышками эмоций в голове.

— Тусить, небось, пойдете с Вованом своим сегодня туда!?

— Еще как пойдем! – мне захотелось сменить тему, и я, еле сдерживая смех, сказал:

— Шкаф нам сюда надо поставить. Вот в этот угол. Как раз будет.

— Вот, Роман, молодец! – Сергей скрестил руки на груди, поерзал на табуретке и по-смотрел на жену, работавшую за компьютером и молча участвовавшую в нашем разгово-ре. – Да, мы тоже в свое время тусили так же в молодости!

— А ты че, старый что ли!? – удивился я, ловя легкий сарказм во взгляде Веры, на-правленном на мужа. – Тебе лет-то сколько!? Тридцать два!? Ох, старик!

— Да не, семья, жена, дети! – вздохнул тот, отмахнулся. – Тут уже не до гулянок.

Уровень сарказма в пристальном взгляде Веры, сопровождаемый ухмылкой, вырос и снова развеселил меня.

— Да, Вер!? Да!? – закивал я на Сергея. – Прикидывается!?

Дверь открылась, ввалился с вытаращенными глазами и частым дыханием Петя. Оглядел всех троих, выдохнул: «Ром, Сереж, ну, мы все загрузили, я поехал!?»

— Да, Петь, можешь ехать, — отмахнулся Сергей.

— Петь, я Сене в «Меркурий» позвонил, все рассказал по поводу того, что теперь работаем с ним от новой фирмы. Так что, он в курсе. Понял? – добавил я.

— Аха! Все! Понял! Ром! – раздельно отчеканил водитель.

— Договора́ не забудь у него взять, хорошо? – напомнил я.

— Хорошо, ну, я поехал? До понедельника или как? – сказал тот.

— Да, до понедельника, Петь, пока, — ответил я секундой раньше Сергея.

Водитель вышел. Через полчаса мы отпустили домой Сеню, а чуть погодя, ушли с работы сами. Я вышел из маршрутки на «Интернате». Сергей с женой поехали дальше.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: