«Манипулятор», глава 020 (1ая половина)

0
169

ГЛАВА 20

 

С утра вторника работа поглотила меня с головой, и я возвращался мыслями к случаю с отцом только, когда что-то о нем напоминало. Мои жизненные привычки пре-терпели изменения. Комфортную езду на уютном сиденьи «газели» сменила ежедневная тряска в маршрутках – неудобных и грубых «пазиках».

— Блин, как люди ездят в этих маршрутках на работу и притом каждый день!? – ска-зал я удивленно Сергею и Вере в первые дни совместной работы.

— А нам, представь, как добираться сюда! – живо подхватил Сергей. – Ты-то ближе живешь намного. Минут за двадцать, наверное, добираешься сюда от дома, да?

— Да не, минимум полчаса, — прикинул я время поездки. – Вообще-то сорок минут обычно. Больше уже редко, но и меньше, если только вообще без задержек, дорога сво-бодна и на «Интернате» пересадка сразу.

— Во, видишь! – поднял палец Сергей. – А нам, хоть и без пересадок, но через весь город. Час минимум. Я пока протрясусь сюда в маршрутке, так уже приезжаю весь выжа-тый как лимон.

— Ну да, где-то час-час десять у нас уходит на дорогу, — подтвердила Вера, сидя на своем рабочем месте за компьютером.

— А че ты «Тойоту» то продал? – поинтересовался я.

— Да вот! – вздохнул с сожалением Сергей. – Пришлось продать, чтоб выкупить то-вар у Давидыча, да и вообще, начать заниматься самому каким-то делом. И вот непонятно пока, вроде и машина нужна, и тут неизвестно, как и что. Вдруг деньги понадобятся.

— Да не понадобятся деньги, вот увидишь! – уверенно отмахнулся я, стоя в офисе прислонившись спиной к стене рядом со входной дверью. Сказывалась нехватка мебели. Второй стол мы с Сергеем нашли в тот же день, когда уехал отец. Мы пошли бродить по пустым комнатам административного здания и в одной из них на первом этаже нашли вполне сносный старый стол. Мы принесли его в офис и поставили к первому. Теперь у нас было уже два рабочих места. На одном за компьютером сидела Вера, на втором на той самой табуретке по очереди мы с Сергеем. Поначалу даже решили организовать третье рабочее место со столом и стулом. Но тут же отказались от затеи, места просто не было. Ограничились стулом, которым разжились временно у соседей из смежной комнаты, той самой – большой и просторной, в аренде которой нам отказали владельцы завода. «Хитро-жопые козлы», — подумал тогда про них я, сообразив, что нас специально затолкали в худ-шую комнату, чтоб лучшую сдать еще одним арендаторам. Вскоре мое разочарование уле-тучилось – соседи оказались людьми приятными, пытавшимися как и мы, поставить на но-ги свое небольшое дело.

— Думаешь, не понадобятся? – осторожно переспросил Сергей с удивлением и вспыхнувшим в глазах интересом.

— Канеш не понадобятся! – без тени сомнения повторил я. – У нас большие отсроч-ки по договорам, мы легко прокрутимся на чужих деньгах, не вложив своих не копейки, вот посмотришь! Так что можешь покупать машину и не париться!

— Не, ну я могу купить машину без проблем, — пожевал губу Сергей. – У меня еще и деньги останутся на всякий случай. Вдруг не получится, как ты сказал. Если че, у вас же деньги есть?

— Есть конечно! – выпалил я. – Можешь даже не переживать. Но нам они не понадо-бятся. Не, ну если уж прям приспичит, ну, добавим поровну! Что за проблема.

— Ну, а сколько-то хоть есть у вас? Вдруг не хватит, — продолжил он.

— Да хватит, поверь! – отмахнулся я ухмыльнувшись. – Не парься.

— Да я не парюсь… Просто, а вдруг вот ты говоришь, что деньги у вас есть, а их там нет? Вот я о чем, понял?

— Есть, — кивнул я. – Деньги есть, не переживай.

Воцарилась тишина. Вера клацала мышкой, что-то делая на компьютере. Сергей, скрестив руки на груди и положа их на живот, мял мелко дрожащими пальцами губы.

— Надо будет нам, наверное, купить все-таки пару стульев, да, мальчики? – прервала паузу его жена.

— Да, Вер, начнем работать, пойдут первые деньги, сразу купим, — кивнул я, заду-мавшись о хозяйственных вопросах. – И компьютер потом заменим. Этот – говно, конеч-но. Старый, пиздец! Как он еще работает, я удивлен, если честно!

— А чем этот плохой!? – удивился Сергей, отняв пальцы от губ.

— Серый, ну, вообще-то это не компьютер, это дрова какие-то, — сказал напрямую я. – Кряхтит, хрустит, по полчаса загружает программы. Он просто старый и слабый. Нужен нормальный. Монитор такое же говно. Как будет возможность, купим новый.

— Ну, — шмыгнул носом он. – Я в них не очень разбираюсь. Если ты соображаешь и говоришь, что этот – гамно, то купим новый.

Меня слегка покоробило, но не от сознательно искаженного грубого слова, а от то-на фразы. Будто Сергей воспринял мою оценку состояния компьютера, как личную – с на-летом обиды, недовольства и раздражения в голосе. Я пропустил свои ощущения сквозь себя и забыл, голова всецело думала о работе.

— Ты объявление на водителя дал? – вспомнил я разговор.

— Да, дома вчера позвонил, в среду с утра уже выйдет.

— Хорошо.

— Как и договорились, пятнадцать тысяч в месяц, — Сергей развел руками. – Ну, пра-вильно же?

— Да, правильно, — выдохнул я давящий комок из груди, злость на отца за его выход-ку распирала меня изнутри и где-то даже мешала адекватно осмыслить случившееся. «Уп-рашивать тебя я не собираюсь», — подумал я, мысленно противостоя отцу.

День прошел в инвентаризации склада вместе с кладовщиком Арсением. Наше об-щение сразу легко перешло на «ты». Он стал для нас Сеней, а мы для него из Романа Ана-тольевича и Сергея Михайловича превратились в Рому и Сергея. Такая перемена подейст-вовала на него положительно. Напряжение, официальность и скованность, заметные пона-чалу, исчезли, уступив место сугубо рабочим моментам. Сеня старался, заметно суетился и к концу дня, когда склад был уже сведен, и мы с Сергеем не спеша ушли в офис, он за-хлопнул изнутри ворота склада.

— Сень, как у тебя это получилось!? – вытаращился я на закрытые ворота.

Ворота закрывались по самому простому принципу – одна их половина прикрыва-лась и изнутри вверху и внизу фиксировалась металлическими штырями в пазы железной рамы, вторая же прикрывалась следом внахлест, и на совмещенные ушки накидывался за-мок. Все. Но у второй воротины конструктивно тоже имелись верхний и нижний штыри. Мы с отцом их заказали для возможности закрытия изнутри. Что очень удобно при работе внутри склада во время плохой погоды, например. Зашел в склад, закрыл за собой ворота и работай – внутри тишь и благодать, тягай коробки с места на место, сколько хочешь. Сене же удалось маловероятное – он вышел наружу, прикрыл одну половину, прикрыл вторую, подпихнул ее бедром, чтоб точнее совместить ушки ворот, навесил замок и ушел в офис, ничего не подозревая. Оказывается, в момент толчка, распирающий нижний штырь сорвался с держателя и упал точно в свой паз в раме – все, ворота закрылись!

Мы с Сергеем стояли в недоумении.

— Сень, как ты так смог? – вырвалось у меня снова.

Кладовщик виновато улыбался и разводил руками.

— И чего делать теперь будем? – раздался позади голос Сергея.

— Да, а чего тут делать? Только петли среза́ть и все! – вздохнул я, все еще находясь под впечатлением. – Надо звонить этому сварщику, пусть приезжает.

— Ёк-макарёк… — произнес Сеня.

Я обернулся, едва не засмеявшись с такой забавной фразы, сдержался. Сеня стоял, растерянно бегал глазками, стараясь не смотреть на меня, и озадаченно чесал в затылке.

Вера, услышав в офисе о случившемся, звонко смеялась почти до слез. Я засмеялся вслед ее заразительному смеху. Сергей же стоял у двери, жевал губы, пытаясь остаться серьезным, но ничего не вышло и у него. Мы отпустили Сеню пораньше и через полчаса отправились по домам сами. Втроем миновали проходную, попрощались с вахтершей, гуськом прошли по извилистой тропинке, пересекавшей две линии железной дороги, и вышли на автобусную остановку. День в обществе Сергея и Веры прошел настолько пози-тивно, что я вспомнил об особенностях моих отношений с родителями, лишь переступив порог квартиры, и сразу помрачнел.

И в среду меня вырвал из сна ранний телефонный звонок. «8:10», — посмотрел я на часы в телефоне. Звонил мужчина по объявлению на вакансию водителя со своей «газелью». Мы договорились с ним на десять. «Как раз и Сергей подъедет к этому време-ни, вместе пообщаемся с водителем», — подумал я и пошел в душ.

— Сынок, тебе яичницу пожарить? – неожиданно предложила мать, после длитель-ного в несколько лет бойкота меня и отца. Я не стал анализировать странность такого пос-тупка матери, просто согласился. После душа, пока я уплетал на кухне яичницу, мать си-дела за столом напротив и пыталась общаться. Меня спасло время, оно убывало до назна-ченной встречи, и мне некогда было думать о том, как теперь общаться с отцом после его поступка и что делать с начавшимся сближением со стороны матери. Я доел, попил чаю и выскочил из квартиры в майке, шортах, шлепанцах и с сумкой на плече. Перспектива, от-крывшаяся перед обновленной фирмой, пробудила во мне свежие силы.

Без десяти десять, переходя через рельсы, я издалека заметил у проходной синюю «газель» с тентом. Я подошел к кабине, распахнул рывком дверь и произнес:

— Здрасьте! Вы по объявлению!?

Водитель, седоватый мужчина лет сорока, Вовкиного типажа – коренастый с круг-лым животом, слегка пучеглазый с промежутками между передними зубами, встрепенул-ся, вышел из утренней дремы, протерев лицо грубой ладонью, выдавил из себя: «Да».

Мы коротко пообщались тут же на месте, не заходя в офис. Я задал стандартные вопросы и, выслушивая сбивчивые ответы волнующимся голосом, успел разглядеть води-теля. Звали мужчину Пётр Иванович. Жена, двое детей. Жил он в пригородном поселке за левым берегом города, выходило, еще дальше, чем Сергей с Верой. Я усомнился вслух, сможет ли он так далеко каждый день ездить на работу к нам. В ответ мужчина так убеди-тельно и горячо затряс головой и замахал руками, что вопрос отпал сам собой. «Машина старая какая», — отметил я, пробежав взглядом по закрашенным ржавым швам кузова. Тент был сильно потертый, с несколькими дырами в местах перегибов. Замусоленный са-лон не особенно поддерживался в чистоте. Мой взгляд скользнул по водителю. Старые сандалии, носки, коричневые брюки с расползшимся швом у основания кармана – одежда выглядела самой дешевой и довольно поношенной. И только светлая рубашка в тонкую двуцветную полоску была явно свежая, выглаженная и с еще не мятым, стоящим воротни-ком, распахнутым от жары на две пуговицы.

Я поинтересовался состоянием машины. Водитель так же горячо меня успокоил, сказав, что машина работает как часы, волноваться не стоит, и в качестве аргумента запус-тил двигатель.

— Вот, послушайте! – произнес не без гордости он.

Я не мастак в двигателях, но за четыре года эксплуатации «газели» видел многие подобные машины. За редким исключением, все они старше пяти-семи лет оказывались тарахтящими и чадящими развалюхами.

— А какого ж она года!? – не стал скрывать я удивления.

— Девяносто пятого.

— Ого! – присвистнул я и добродушно хохотнул. – Старушка!

— Ломается иногда, не без этого! – развел руками водитель. – Но я в машинах раз-бираюсь, все сам чиню, так что проблем нет!

Внутренне решение я уже принял и потому не стал тянуть дальше, просто сказал:

— Вы завтра уже сможете выйти на работу?

— Без проблем! – развел руками водитель, поджал плечи к и без того короткой шее.

— Хорошо, завтра к девяти подъезжайте, заказы уже есть, надо возить товар.

— А вы по магазинам или по базам оптовым товар возите или как?

— В основном по базам, магазинов – клиентов мало.

— О! Базы я знаю, возил товар! – вспыхнул радостно водитель, тут же смутился и засуетился. – Ладно, все! Не отвлекаю больше! Значит, завтра к девяти!?

Я кивнул, мы пожали руки и расстались.

Так в нашей фирме после Сени появился Петя. Нам с ним очень повезло. Петя ока-зался на редкость исполнительным, трудолюбивым и сообразительным человеком. Ему даже не пришлось объяснять, где какой наш клиент находится. Расположение и порядок работы большинства баз Петя знал, если же не знал, то спрашивал только о расположении и уезжал со словами «я там сам разберусь».

Через десять минут подошли Сергей и Вера.

— Вер, надо будет сейчас накладную на «Мангуст» пробить, — сказал я, сидя на табу-ретке за вторым столом и посмотрел на Сергея. – Звонил Миша, сделал заказ.

Вера юркнула за компьютер, включила его и уставилась на меня в исполнительном ожидании. Я продиктовал заказ и снова повернулся к Сергею, подпиравшему стоя стену в уже привычном месте, произнес: «Приезжал водитель по объявлению…»

— Аха, ну и че!? – оживился тот, засунул руки за поясницу и задрыгал коленом.

— Да че, нормальный дядька! На пятнадцать тысяч согласен! Живет, кстати, дальше вас еще, в пригороде. Но, сказал, что это не проблема. В общем, завтра он выходит на ра-боту, я сказал, что берем его…

— А ты сказал, чтоб документы все взял!? – вставила вопрос Вера.

— Да, про документы сказал, он их возьмет, — кивнул я и откинулся спиной к стене. – Так, что у нас сегодня по плану? Сени сегодня не будет, завтра выйдет и сразу начнет гру-зить Петю. Работа на завтра есть, два хороших заказа. Надо будет всех обзванивать, гово-рить, что теперь работаем от новой фирмы. И наши прайсы надо будет новые сделать.

— Прайсы я сделаю! – отчеканила Вера.

— Да, хорошо, — глянул я на нее, кивнул. – Блин, телефон нам с факсом нужен! Не будем же на мобильниках тут сидеть все время!

— А эти вроде как что-то говорили про свободные номера? – кивнул Сергей вверх.

— «Эти»? – расплылся я в ухмылке.

— Ну, как их там!? – рассмеялся Сергей, довольный собой. – Я забыл!

— Тогда просто – эти! – сказал я, и все втроем закатились со смеху.

Схожее чувство юмора – сильная штука. Оно сближает людей быстрее всех самых лучших человеческих качеств. Шутка или даже полутон шутки, что-то едва уловимое ска-зано вами и тот, кто откликается, становится сразу ближе и понятнее.

— Ладно, короче, вы поняли, надо узнать про телефон сюда, есть ли свободная ли-ния у них, — произнес я, прекратив смеяться, но продолжая улыбаться во весь рот.

— А! Ром! – выпалила Вера. – Вам двоим надо определиться с подписями в банке!

— А что там с подписями в банке? – переспросил я, не зная ничего об этом.

— А, да, Верок, молодец, что напомнила! – встрепенулся Сергей. – В общем, нам на-до туда поехать и заявление написать – две подписи будет у нас на документах или одна? Блин, и надо вообще разобраться, кем вас обоих с Верой назначим в фирму!

— А сейчас ты в фирме один числишься? Больше никого? – уточнил я.

— Да, один, — кивнул Сергей, посмотрел на жену. – Елена Сергеевна, вроде, больше никого не проводила?

— Я не в курсе, Сереж, — отрицательно покачала головой Вера.

— Ну, ладно, это мы решим! Надо будет ей позвонить, Вер, не забудь! – протарато-рил Сергей, повернул голову в мою сторону. – Короче, надо определиться, кем вас с Ве-рой назначить в фирме, поня́л!?

— Да я по́нял, а что за Елена Сергеевна? – приподнял брови я.

— Да это бухгалтер наша, — произнесла Вера. – Она фирму нашу ведет, платим ей три тысячи в месяц, она сдает отчетности в налоговую.

— Ааа, понятно, — кивнул я. – Ну, не знаю. Ты числишься директором…

— Генеральным директором, — поправил меня Сергей.

Я хохотнул: «А какая разница?»

— Ну, там, если генеральный директор есть, то могут быть в заместителях другие тоже директора́, а если просто директор, то у него уже просто заместители дире́ктора, — сказал тот.

— Ааа… — протянул я, ничего не поняв. – Понятно, ну, хорошо, тогда я буду замес-тителем генерального директора, идет!?

— А Вера? – сказал он.

— Ну, а Вера – менеджером! – ляпнул я самое простое.

— Ну, нормально, — буркнул Сергей, посмотрев на жену, которая согласилась скром-ным и едва заметным движением бровей вверх.

— А как там полномочия генерального директора по уставу? – решил уточнить я один момент. – Вроде как раз в три года он избирается, да?

— Ну да, — коротко ответил Сергей.

— Это когда ты назначен? Когда у тебя полномочия заканчиваются? – стал копаться я в тонкостях цифр и дат.

— Не помню точно, в декабре 2002 я фирму зарегистрировал, — пожевал губы Сер-гей, шмыгнув носом и дрыгнув несколько раз тем же коленом. – Значит…

— Значит и в декабре ты и генеральным директором себя назначил! – выдала Вера.

— Да, так где-то… в декабре, — будто нехотя подтвердил он.

— Это значит… — прищурил я один глаз, закатив второй наверх, подсчитывая, – В де-кабре 2005 как раз три года будет, в этом году, короче.

— Ну, и что? – развел руками Сергей, растопырив пальцы.

— Думаю, нам надо с тобой будет по очереди меняться, чтоб все у нас по-честному было, — предложил я. – Три года ты, три года я.

— Это в декабре, получается, уже ты будешь генеральным директором? – уточнил он.

— Ну, не обязательно, — прикинул я сроки. – Думаю, этот остаток срока до декабря считать не будем, а уже с декабря пойдут твои три года. Это получается, моя очередь в декабре 2008 наступит.

— Ну… давай так, — согласился Сергей.

— Нормально же? – посмотрел я по очереди на обоих. – Я думаю, все честно.

— Честно, честно, — кивнул Сергей.

— А по поводу банка, Вер, — повернул голову я в ее сторону. – Выберем на неделе утро и там встретимся. Там же не долго?

— Нет, там быстро! – сказала та. – Вам обоим заявление написать и подписать и все.

— Договорились, — усвоил я информацию и полез в сумку. – Пойду, покурю пока!

— Ты куришь что ли!? – удивилась Вера.

— Да вот же! – сожалея, произнес я. – Курю. Бросать надо, Вер! А ты, как и Серый, не куришь, да?

— Не, не курит, — ответил за жену тот.

— Не курю, — сказала Вера, замялась, поморщила смешно курносый нос в легкой россыпи веснушек и добавила с легким вызовом. – Ну… так… иногда… балуюсь!

Я посмотрел на Сергея. Тот, вроде как что-то хотел сказать, но лишь сделал нео-пределенное движение телом и в целом мимикой, словно говоря глазами жене «позже по-говорим об этом». Я вышел на улицу и уселся на трубу забора палисадника в два пальца толщиной, болтавшуюся и провисшую подо мною словно канат.

— Сейчас вот как лопнет, — сказал Сергей, выйдя следом и кивнув на трубу.

— Да! – хмыкнул я. – Опасная конструкция. Тут все такое. Лет через пять весь этот завод просто развалится сам по себе от старости.

— Хорошо здесь, тихо! – огляделся Сергей, смачно потянулся и зевнул во весь рот. – Прям как на даче. Я так не курю, а вот, когда на даче бываю или на отдыхе могу себе ве-черком позволить сигарку выкурить хорошую под бокал коньячка. Прям так расслабляет! Сядешь вечером перед закатом в кресло на свежем воздухе, потягиваешь коньячок поти-хоньку и сигарку не спеша куришь. Класс!

— Сигары!? – удивился я, не представляя Сергея с сигарой во рту. – Да ладно!? Че, правда что ли!?

— Да, а че такого-то!? Хорошую сигару, знаешь, как приятно выкурить!? – Сергей свел руки в замок и положил сверху себе на голову, приняв мечтательную позу и смотря куда-то между складами вдаль. – Надо будет тебя как-нибудь угостить.

— Не знаю, ни разу не курил, — пожал я плечами, плохо представляя себя с сигарой.

«А на этом заброшенном заводе и вправду хорошо, — подумалось и мне, — В городе пыль, гарь, шум, суета. Тут, как будто время остановилось и само заросло травой. Народу почти никого, тишина, воздух чистый, как в деревне». Во мне, наверное впервые, отчетли-во заговорил голос умиротворения и спокойствия. То ли я начал уставать от бесконечных диких скачек по кочкам жизни и по клубам, то ли не по паспорту взрослел.

— А вы с «Фортом» работаете? – вывел меня из транса Сергей.

— Эт что за «Форт» такой? – покопался я в памяти своей. – Магазин что ли на Окружной там, на Юго-Западе?

— Не, магазин – эт магазин! Там Славик Котов хозяин, мы с ним друзья и с Катюхой тоже. На корпоративах вместе и пили и даже с Катюхой танцевали.

— Что за Катюха? – никак не мог сообразить я.

— Ну, у Славика работает, управляла как раз тем магазином.

— А, это блондинка такая?

— Да, блондинка. Страшненькая такая… фигурка ниче, а на лицо страшненькая…

— Ааа! – вспомнил я. – Екатерина Викторовна или Екатерина Вла…

— Екатерина Викторовна, да, она!

— Ну да, наверное, — сообразил я в общих чертах, – И чего?

— Ну, Славик базу же открыл, тоже «Форт» называется! – Сергей посмотрел на меня так, будто не знать такой факт просто невозможно.

— А где там? – начал крутить в голове я окрестности рынка на Юго-Западе города.

— А там, за «Пушком», если заезжать со стороны больницы, справа от рынка, а не слева, со стороны заправки. И надо не к «Пушку» сворачивать, а дальше прямо вдоль за-бора ехать метров сто и как раз будет «Форт».

— А, понял! Понял, где это, — махнул я рукой, совершенно и не пытаясь осмыслить рассказ Сергея, но сообразив, что мы с отцом как раз всегда заезжали в «Пушок» со сторо-ны заправки. Потому и не узнали в свое время о существовании такой базы.

— Я думал, вы работаете с «Фортом». Нормальная база, Славику повезло, такое себе место захапал! – не без зависти сказал Сергей. – Надо будет заехать туда обязательно.

— Хорошо, что ты знаком с этим Славиком, — ощущая уважение, сказал я. – Легче сможем договориться и просунуть свой товар. А то мы с отцом пытались работать с этим магазином, общались с Екатериной Викторовной, все так туго шло. Они пару раз что-то взяли у нас на реализацию, а потом все заглохло. Так и не смогли мы туда проникнуть.

— О! Да я всех знаю в городе, кто занимается бытовой химией! – выпятил грудь Сергей. Он вообще ходил именно так, по-петушиному, грудь вперед, плечи назад, в отли-чие от меня, постоянно чуть сутулившегося. – У меня в том же «Арбалете» все директора́ знакомые! Мы с ними и на вылазки вместе ездили и пили вместе всегда на корпоративах тех же!

Сергей небрежно отмахнулся от темы разговора, словно она не стоила и обсужде-ния, поскольку у него все давно и крепко схвачено.

— Вообще класс! Вот это тема! – закивал я чуть возбужденно, понимая что «Арба-лет» закупал у нас мизер и мог увеличить объемы в разы, заимей мы серьезного союзника или протеже в лице одного из директоров. – А то Илюха берет у нас только три позиции, объемы, конечно, хорошие! Но, ты прикинь, если б они взяли у нас весь ассортимент «Люксхима» и того же «Аэросиба»!? Да там были бы дикие объемы!

— А че за Илюха?

— Да менеджер, с которым мы работали с отцом. Какой-то скользкий малый, я его не понимаю. Поначалу вроде бы нормально работали, а сейчас как-то объемы потихоньку сокращаются, или мне так кажется, но не растут точно. Он наотрез отказывается брать но-вые позиции, носом крутит. Там есть другой менеджер. Вот с ним надо бы общаться! Он такой, ему вообще все пофиг! Быстро бы договорились! Но этот, блять, Илюша, лезет всегда больше всех, хуй пообщаешься когда через его соседа! Деловой стал. Помню, при-шел он когда в «Арбалет», сидел таким задротом на стульчике, хлопал испуганно глазка-ми и молчал в тряпочку. А сейчас пиздец, хуй на кривой козе подъедешь!

Сергей упер руки в бока, откинул голову назад и громко загоготал:

— Га-га-га! Поговорю я там с кем надо, что нам этот Илюха твой, без него решим. С кем вы еще работали, а с кем нет?

Мы принялись перебирали всех мало-мальски заметных оптовиков города.

— «Темп»? Нет, не знаю, не работали, — произнес я, — «Сфера»? Около «Пересвета»!? Ничего себе! Рядом совсем… Нет, не работали, надо будет заехать тоже… «Сфера» такая же крупная, как «Арбалет»!? Ого! Надо точно туда будет подкатить!

— В «Пеликане», значит, у вас твой друг Вовка на закупках? А в «Меркурии» Сеня? – настала очередь Сергея получать ранее недоступную информацию и удивляться. – Хм, ловко придумали… Вовке пять процентов, как другу, а Сене – три? А не многовато? … Сколько!? Это вы на «Люксхиме» в среднем крутили двадцать пять процентов!? … А как так!? И все покупали!? … Раньше было сорок!? Ничего себе… Аха, да, ты говорил про эту историю со «Пушком», помню… Понятно теперь, неслабо вы наваривались… Хм, ровнень-ко у вас так все было устроено.

Я озвучивал секреты нашего с отцом бизнеса, вынимал, словно фокусник кроликов из цилиндра, а Сергей все удивлялся. Я даже замечал, как он старался не удивляться, но не получалось. Эмоции его переполняли и выдавали с головой. А мне нравилось. Я вытяги-вал очередного «кролика», смакуя реакцию Сергея.

— Пошли в офис! – расплылся я в улыбке в конце. – Еще много чего тебе расскажу! Видишь, как интересно, а ты еще сомневался, объединяться или нет!

— Да не, я по поводу вас, особенно тебя, не сомневался…

Я толкнул дверь в офис.

— Сереж! – разрезала воздух своим фальцетом Вера, с которым я еще не свыкся. – Тебе этот звонил… ну, с которым ты… в общем, по освежителям рта… ну, ты понял.

— Ааа… — протянул Сергей, вытер лоб, словно после трудной работы и тяжело вы-дохнул. – Понял. Звонил, да?

Вера молча пододвинула мобильный телефон, серебристую еще монохромную «раскладушку», от себя к краю стола в направлении мужа.

— Есть тут один знакомый, — начал Сергей, глянув на меня, подбирая слова, – Мы с ним до объединения с вами делали кое-какие совместные операции. Купили в апреле еще партию освежителей полости рта, ну, знаешь, такие, в рот брызгать…

— А, ну понял, — кивнул я.

— А теперь вот с вами же объединились, а он мне названивает, и что-то теперь надо делать с этими освежителями…

— Ну, позвони ему, реши вопрос, — просто предложил я.

— Думаешь? – принялся жевать губу Сергей.

— А чего тут думать!? – удивился я. – Есть начатое дело, его надо закончить и все.

— Ну да… надо, — Сергей взял телефон заметно трясущимися пальцами и позвонил. – Алло! Звонил? … Аха, привет, да… Ну я не знаю, да, решать как-то надо, аха… Встретить-ся? А ты на машине?

Сергей глянул на меня, произнес:

— Он встретиться хочет, ничего, если сюда подъедет?

— Да пусть приезжает, какие проблемы, — пожал я плечами и развел руками.

Через полчаса звонивший оказался у проходной завода.

— Ну, пошли вместе сходим, — предложил Сергей.

— Да пошли, — снова пожал плечами я, не интересуясь вовсе прежними делами Сер-гея и согласившись только из-за приглашения.

Высокий, моего роста очкарик лет тридцати нервно расхаживал у проходной.

— Привет, — произнес он, бегая глазками под сильными диоптриями стекол.

« Минус три примерно», — прикинул я и вслед за Сергеем пожал влажную, доволь-но крупную, но безвольно мягкую руку гостя. Разновидность рукопожатия, которая всегда меня отвращала. Есть три вида рукопожатия: безвольно-слабое, нормально-крепкое и де-бильно-сильное. Рукопожатие отражает характер человека. Вялые руки не принадлежат деятельным людям, а слишком сильным рукопожатием обладают люди либо тупые, но энергичные, либо авторитарные, что в принципе, тоже указывает на негибкость ума или его частичное отсутствие. У Сергея было обычное среднее рукопожатие, как и у меня. Отец мой всегда жал руку сильно, доводя рукопожатие до дискомфортного ощущения, и мне всегда рефлекторно хотелось тут же выдернуть руку обратно.

— Что-то ты пропал, никак не могу до тебя дозвониться, не берешь трубку, — продол-жил гость. – Товар-то лежит у меня в гараже, надо с ним что-то делать. Деньги вложены.

— Да телефон у жены последнее время, она мне что-то не говорила про твои звонки, — сказал Сергей. – Все вот никак себе новый не куплю. У меня же сейчас, вот, с партнером общий бизнес, оптовую фирму свою открыли после закрытия «Саши». Сами решили тор-говать. Сейчас подраскрутимся немножко, куплю тогда себе телефон.

Очкарик после слова «партнер» бросил на меня быстрый взгляд, после чего снова принялся блуждать растерянно глазами. Я изучал парня. Высокий, широкий в плечах, но сутулый и вялый. В его движениях не чувствовался тонус мышц, парень явно был далек от спорта. Крупная голова с наполовину оформившейся плешью посредине. Светлые ред-кие мягкие и довольно длинные волосы, подлипнув от пота, расползлись по голове куда смогли. Дешевые плохо сидящие брюки, дешевая белая рубашка с нелепым мелким орна-ментом на ткани. У человека не было вкуса в одежде и, скорее всего, ни в чем. «Задрот», — решил я, с первой же секунды испытав к очкарику неприязнь.

— А что с освежителями рта будем делать? – резонно не упустил основную мысль тот, – Как продавать будем, вместе или по отдельности? Можем просто поделить, и каж-дый свою половину сам будет продавать.

0

Автор публикации

не в сети 12 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: