«Манипулятор», глава 019 (1ая половина)

0
178

ГЛАВА 19

 

— Хочешь, новость скажу!? – выпалил я, едва переступив порог Вовкиной квартиры, по-быстрому скинул мокасины и босиком прошлепал на кухню.

— Давай! – сказал Вовка и зашел на кухню в одних трусах и с мятым ото сна лицом, сонно огляделся, буркнул. – Чаю будешь?

— Давай! – выпалил я весело, плюхнулся на разболтанный стул, закурил и протянул открытую пачку другу.

— Не, я не! – замахал Вовка и, включив чайник, открыл холодильник.

— Все, завязал? – ухмыляясь, смотрел я на него. – Точно не куришь?

— В пизду, Рамзес! – достал Вовка на стол из холодильника колбасу и кусок сыра. – Заебали меня эти сигареты! Бросил курить нахуй!

— Когда бросил!? – засмеялся я издевательски. – Час назад!?

— Неделю уже, блять, не курю! – поднял Вовка кривой указательный палец вверх.

— Ничего себе! Это мы с тобой уже целую неделю не виделись!? – удивился я тому, как быстро в суете пролетело время без привычных загулов в «Чистом небе».

— Че за новость-то, блять!? Ты мне новость обещал! – рявкнул Вовка, крупно наре-зал колбасу, сыр, хлеб и разлил кипяток по чашкам.

— А! Новость! Короче, слушай! – я сделал драматическую паузу, но сонный Вовка ее не заметил. – Мы с Сергеем Лобовым объединились! Общую фирму сделали!

— С каким Лобовым? – сдвинул брови Вовка, включив мозги и прогнав дрему.

Я объяснил.

— А че, он Лобов что ли!?

— Бля, я думал, ты знаешь!?

— Да мне похуй какая там у него фамилия! Я знаю, что в «Саше» менеджера Серге-ем звать и все! Нахуй мне его фамилия нужна!? И че вы с ним объединились, зачем!?

Я в подробностях рассказал все свои мысли, причины объединения, добавив в кон-це: «Я думаю, его товар принесет больше денег, чем наш с отцом. Мы застряли с этим «Люксхимом» на одном уровне и, боюсь, сидели бы так до скончания веков. А так, думаю, наш сбыт точно раза в три увеличится. Да и Серый еще какие-то соли привез для ванн. Сказал, зимой хорошо продаются. Не знаю, посмотрим».

— Ммм! – промычал Вовка набитым ртом, прочавкался. – Бля, ну, заебись ты приду-мал! А дихлофосы хорошо продаются, это точно! Я в том году брал, да и сейчас дихлофо-сами торгуем! Так что, привозите свои, буржуи, будем продавать ваши! – еще некоторое время подумав, Вовка, став серьезным, уже добавил без кривляний и по сути дела. – Хоро-шее дело, Рамзес! Должно сработать! Раскрутитесь.

Мое отличное настроение улучшилось еще больше. Вовка, при всех его минусах характера и воспитания, имел ряд сильных качеств. Одно из них – он был коммерсант от природы. Подобные ему, если надо, брались не задумываясь даже за полудохлое дело и всегда выжимали максимум. И я знал точно, что помимо ободряющих дружеских похло-пываний, Вовка всегда, не стесняясь, выскажет и свое истинное мнение. Прямота его час-то была груба и неуютна, но в важные моменты только она и имела ценность.

— Ты в клуб собираешься вообще? – перевел я тему.

— Бля, дай пожрать! Я голодный как собака! – Вовка тут же хитро сощерился, зырк-нул на меня. – Ритку сегодня увидишь, да!?

— Может и увижу, — нарочито равнодушно ответил я на его ёрничество, но улыбка предательски поползла по моему лицу.

— Че, ты не знаешь, работает она сегодня или нет!?

Я отрицательно покачал головой.

— Заебись жених! Не знает, когда его девушка работает, а когда нет!

— Ну, я пока еще не жених, даже непонятно встречаемся мы или нет, только начали, — выкрутился я, как смог, после нецеремонных заявлений друга. – Посмотрим.

— Ну, она тебе нравится!? – уставился на меня он.

— Нравится.

— И ты ей нравишься! Все, заебись! Повстречаетесь полгода и свадьба!

— Какой шустрый! – засмеялся я. – Жуй, давай! И пошли уже. У тебя какие новости?

— Да какие, блять, в этом колхозе могут быть новости!? – выпалил Вовка, принялся ковыряться пальцами в зубах и тут же заорал. – Бля, я ж пистолет купил!!!

Он понесся в комнату, пихнув меня в плечо пузом.

— Какой пистолет??? – удивился я, встав и пойдя за ним.

Скрипнула дверца шкафа. Вовка, натужно сопя, полез вниз и вглубь его и выудил откуда-то из-за нагромождения вещей и сумок пистолет в кобуре.

— Во!!! – потряс он покупкой в воздухе, открыл кобуру и выдернул из нее пистолет, по виду обычный «ПМ». – На!

Я взял пистолет в руки – тяжелый, удобный, как настоящий.

— Травматический?

— А он ничем не отличается от боевого, только ствол переделан и все! – похвастался Вовка, выхватил у меня из рук пистолет, начал крутить, вертеть, щелкать предохраните-лем, вынул и засунул с лязгом пустую обойму, передернул затвор, щелкнул курком, вер-нул пистолет на предохранитель, успокоился, протянул его снова мне. – На!

Мне было неинтересно, я вяло повертел пистолет в руках, отметил плавность ли-ний и удобство рукоятки и вернул оружие: «Ну и нафиг он тебе, Вов?»

Вопрос, я знал, оказался риторическим.

— Да ты че!!??? – взвился Вовка. – Это ж оружие, пистолет! У меня, блять, в шкафу еще и ружье стоит!

— А, ну, да! Ты ж говорил! – закивал я энергично.

— Я ж охотник! – развел руками Вовка. – Сейчас покажу!

Он снова с сопением полез в шкаф, закинул туда пистолет и выудил ружье.

— Вот! – потряс он ружьем в воздухе. – Настоящее охотничье! Я с ним на уток в от-пуске пойду! Вот у меня отпуск через месяц, поеду домой к родителям, на уток ходить бу-ду! Я уже подготовился, ёпте!

Вовка засунул ружье назад и неугомонно вытащил из шкафа какие-то шмотки.

— Вот, блять, все как у людей! Штаны специальные защитного цвета, куртка такая же! – он растянул передо мною камуфлированные штаны и потряс в воздухе курткой.

— У тебя вся одежда скоро будет такая! – засмеялся я. – Цвета хаки. И трусы тоже.

— А у меня и так они такие! – Вовка освободил руки, швырнув одежду в открытый шкаф, поковырялся на одной из полок и извлек, растянув почти перед самым моим лицом, трусы действительно камуфляжного цвета.

— Ха-ха-ха, Вов, ну ты артист! – засмеялся я в голос и отмахнулся, пошел на кухню допивать чай. – Одевайся, давай, пора нам уже, сегодня в клубе самая жара будет!

Остаток вечера прошел привычно. «Чистое небо», толпа народу, сигареты, «отверт-ка», разгоряченные алкоголем и танцами девушки в минимальных одеждах. Но меня это не волновало. Хотелось серьезных отношений и, кажется, Судьба дала мне шанс. Весь ве-чер я старался быть поближе к Рите и хоть как-то общаться с ней. Девушка работала, бес-прерывно сновала туда-сюда как пчелка, обслуживая столики. Тяжелая неблагодарная работа. Но, глаза ее светились всякий раз, как нам удавалось перекинуться хоть словеч-ком. Окружающая действительность для меня в тот вечер словно пропала, отошла на задний план. Внутренне я проводил вечер со своей девушкой. Мне хотелось так думать. Иначе, к чему все это?

 

— О! Розетка-то сделана! – воскликнул я, отчего-то очень удивившись.

— Да, действительно! Серёнька постарался! – произнес отец с легкой издевкой в го-лосе, зайдя вслед за мной в офис в понедельник утром. Мы приехали в десять, но Сергея еще не было. Я не понимал причины агрессивного поведения отца по отношению к нему. Оно не увязывалось в моей голове в единую картину.

«Если отцу не нравится как человек Сергей, то зачем вообще нам было объединять-ся? Высказал бы мне свои сомнения или мысли на счет Сергея. Нет же, вроде как никако-го противодействия объединению отец не чинит, а в личном общении явно сознательно конфликтует с ним. Зачем? Приятный и обходительный парень. Каких-то особенно пло-хих черт характера я у Сергея не заметил. Да, есть у него моменты в поведении, связанные с задержкой оформления документов по фирме. Но это нормально. Он ведь тоже к нам приглядывался. Мы же для него такие же неизвестные новые люди с улицы. Да, мы пос-тавляли товар в его прошлую фирму несколько лет, но это не показатель для Сергея. Об-щение же было минимальное, на уровне «привет-пока». А раз так, то как ему понять нас? Как он поймет, что мы за люди? Тоже сложно».

Я для себя списал все неоднозначности в поведении Сергея именно на такие факто-ры, и внутренняя картина по отношению к нему приобрела некую стройность. Поведение отца создавало лишь вопросы. Неприятие им Сергея возникло сразу, но спустя время я четко понял – нападки отца не случайны, а носят систематический характер. И смущало меня то, что Сергей, по сути, на них не отвечал. Он оставался в границах молчаливой веж-ливости или защищающейся невинности. Безответность Сергея, удивляя, подталкивала меня к принятию его стороны. И давний затяжной мой конфликт с отцом лег как нельзя лучше на сложившуюся ситуацию. Я, зная тяжесть характера отца, его требовательность и бескомпромиссность, подсознательно принял сторону Сергея, восприняв его такой же жертвой характера отца, какой ощущал себя сам.

— Ну, чего? – огляделся я в комнате еще раз. – Офис готов. Можно ставить офисную технику и работать?

— Да, можно заселяться, — согласился отец.

— Так, ну, Серого нет пока, — упер я руки в пояс. – Поехали, может, пока загрузимся? Чего время зря терять!

Мы вышли из офиса, закрыли его на ключ и поехали к складам загружаться. Через полчаса снаружи раздался шорох гравия и песка, в щель между бортом «газели» и прое-мом ворот протиснулся Сергей. Поздоровавшись с нами вежливо за руку, он огляделся и сказал: «Грузитесь?»

— Ну да, пока тебя не было, решили загрузиться, чтоб времени не терять, — сказал я.

— Сколько ж вы будете еще товар от себя возить? – с легкой претензией в голосе произнес Сергей. – Вроде бы я уже все условия ваши выполнил, документы все подписал, Рому в соучредители ввел, а вот вы все никак. Товар от себя все возите, деньги зарабаты-ваете. Я даже за проданную половину так и не получил свои пять тысяч!

— О, точно! Хорошо, что напомнил! – встрепенулся я, вспомнив, что утром перед выездом мы захватили нужную сумму с собой. Я повернулся к отцу:

— У тебя деньги где, с собой или в машине!?

— С собой, — напряженно ответил тот и протянул мне пять зеленых банкнот.

— Вот, держи, Серый, чтоб все у нас четко было, а то подумаешь еще, что мы зажа-ли пять тыщ! – произнес я, передавая деньги.

— Да не, я не думаю, знаю, вы люди порядочные, — с виду расслабленно произнес тот, но я заметил, как имевшее место внутреннее напряжение спало при виде денег.

— А по поводу отгрузок, Серый, как договорились, до первого июля и все! Дальше уже отгружаем от фирмы и остатки товара переводим на нее. Так что, не очень понятно, чего ты волнуешься-то!? – добавил я.

— Ну как чего, продадите же все до первого июля! Вывозите, вон, какими партиями! – совершенно серьезно сказал он, что меня удивило.

— Продадим, еще привезем! – хохотнул я. – Ты так сказал, будто это последний то-вар и больше не будет!

— Сереж! – включился в диалог отец. – Тебе же все заранее рассказали, что ты пос-тоянно одни и те же вопросы задаешь!? Сказали, что с первого числа начнем работать от фирмы, значит начнем! И нечего тут обсуждать!

— Анатолий Васильевич, я вас понял! – впервые встретил лоб в лоб в общении Сер-гей отца. – Только не начинайте, давайте, без этого! Мне Рома все объяснил, я понял! С первого, так с первого!

— Ну, раз понял, то и хорошо, — произнес отец после короткой паузы и продолжил энергично носить товар в кузов.

Сергей покрутился на месте несколько секунд, оглядывая склад. Я только возобно-вил работу, как он произнес:

— Ну а мне-то что делать, пока вы тут своими делами занимаетесь?

— Серый, ну, не знаю, — пожал я плечами, прекратив погрузку и сходу пытаясь сооб-разить, что тому делать. Вопрос поставил меня в тупик. За несколько лет я настолько при-вык принимать подобные решения самостоятельно, что слегка растерялся, произнес:

— Вот ты озадачил своим вопросом. Ну смотри! Офис мы сделали? Сделали! Нужно решить вопрос с компьютером, принтером и прочими офисными причиндалами. Как пос-тупим, компьютер купим или как?

— Да компьютер есть, я из «Саши» забрал, там и программа уже установлена, все там есть. Так что могу привезти, только принтера нет, — сказал, оживившись, Сергей.

— Принтер я могу наш из дома принести! – махнул рукой я. – А больше пока ничего и не надо, получается. Чего еще нам надо!?

Я обернулся к отцу, тот продолжал работать, не ответил.

— Сейчас, Серый, мы загрузимся и тогда подумаем, подожди пока, — добавил я, но Сергею позвонили, и он, достав из кармана шорт мобильник, вышел из склада на улицу.

— Так, все! – произнес я, просмотрев накладную еще раз. – С этого склада все, со старого сейчас принесу две коробки и можно ехать. Можешь пока, па, отъезжать!

Я взял ключи и пошел к старому складу. Мы все реже и реже в него заглядывали. Я думал о прежнем складе уже в прошлом времени, как о чем-то чужом и далеком. Открыл замок, распахнул ворота. На меня потянуло хорошо знакомой волной прохлады и легкой сырости. Даже в самые жаркие дни лета запах сырости не улетучивался тут до конца.

— Это все перевозить будете туда? – раздался за спиной голос Сергея, вошедшего следом и внимательно разглядывавшего склад.

— Да, уже остатки, — ответил я, не оборачиваясь и ковыряясь в товаре.

— Все будете перевозить? И стеллажи?

— Не, стеллажи не будем! Они тут по месту сделаны, их нет смысла перевозить, — я взял две коробки и понес к выходу, зацепив взглядом коробки с возвратным товаром с закрытых киосков, вспомнил прежний разговор, спросил. – Чего там на счет розничного товара, ты говорил с тем мужиком?

— Да, разговаривал вчера, он согласен взять товар с отсрочкой в месяц. Ему ваши остатки нужны, сделает заказ.

— О, классно! Я тебе сейчас отдам тогда остатки, они в машине лежат! Я уже их сде-лал, как договаривались. Сейчас! – я закрыл склад.

— Давай, помогу, — Сергей взял одну из коробок, и мы пошли обратно вдвоем.

— Все, теперь все! – закрыв борт и посмотрев на отца, произнес я. – Кстати, там и товара почти не осталось на старом складе! Коробок десять в остатках, остальное возврат с розницы, витрины и поддоны под ними и все. Так что, смотри, можем выбрать день и перевезти все разом! А! И два железных стеллажа можно забрать и все! Остальное – хлам. Серый сказал, что мужик, вроде как, согласен взять розничный товар с отсрочкой в месяц.

— Ну, будет свободный день, перевезем, все перевезем, что за беда, — произнес отец, вытирая испарину со лба и споласкивая руки водой из пластиковой бутылки.

— Да мы с Ромой могли бы и сейчас перенести кое-что, те же витрины, например, — неожиданно предложил Сергей, и мы с отцом разом уставились на него. – Анатолий Ва-сильевич, вы бы отвезли товар, а мы за это время все и перенесем.

Удивленный отец согласился. Я же был рад лишний раз не трястись в «газели» и не мотаться по пыльным складам, а остаться на территории пустующего завода в звенящей тиши, сопровождаемой лишь треском кузнечиков в горячей траве, замершей в мареве пла-вящегося воздуха. И в этом решении сказался новый фактор – растущая личностная сим-патия к Сергею и старая, уже хроническая, усталость от постоянного общества отца. «Ты становишься похож на своего отца», — вспомнились мне слова матери.

— Я за, мысль нормальная! – ответил я на немой вопрос в глазах отца.

— Ну, оставайтесь! – выдохнул тот с нотками облегчения. – А я поехал.

Через пять минут мы с Сергеем остались одни и направились к старому складу.

— Так что у вас за схема работы такая, что вы мне ее не хотели говорить до объеди-нения? – вдруг выдал он.

— Ааа! Ха! – я коротко засмеялся. – Даа, весело получилось. Интрига, да, Серый!?

— Ну, не интрига, просто интересно, что ж там такое, что вы так тщательно скрыва-ли!? – будто даже с нотками обиды от недоверия к нему произнес Сергей.

— Давай шкафы первыми перетащим, — махнул рукой я в сторону высившихся в пы-ли пяти белых шкафов. – Потом поддоны, а потом посмотрим.

Первые два шкафа понесли одновременно, Сергей впереди, я позади. Положили их на плечи, поддерживая руками, и пошли. Пыхтя и семеня ногами, еле донесли их в новый склад. Обратно шли тяжело дыша.

— Давай, по одному остальные таскать, — высказал я общую мысль.

— Давай по одному, — буркнул Сергей, отдышался. – Так что за схема-то?

— Серый, да там все просто… — начал я. – Вы с продуктовыми оптовыми базами ра-ботали в «Саше»?

— Это с какими?

— Ну, ты какие продуктовые базы вот знаешь?

— Да я их так знаю, где находятся, а названия и не помню, — задумался Сергей, при-помнил местоположение двух на левом берегу. – Как они там называются?

— Я понял, о каких ты базах говоришь, в бывших кинотеатрах которые.

— А, ну да! Точно! – воодушевился он.

— Да они давно уже закрылись, — прервал я его радость.

— Да? – Сергей принялся жевать губу. – Ну, я ж не знал.

— А еще какие знаешь? – продолжал я.

Мы взяли один шкаф и так же, взяв – один спереди и другой сзади – понесли его.

— Этот, как его, тут в Юго-Западном недалеко от рынка. Как с левого берега ехать…

— «Меркурий»?

— Во, точно! «Меркурий»!

— А еще какие?

— Сейчас, подожди, перехвачусь, — запыхтел Сергей, мы остановились и через нес-колько секунд пошли дальше, молча. Так молча и донесли шкаф в новый склад.

— А еще какие базы знаешь? – повторил я вопрос.

— Ромыч, да я не помню их так по названиям! – развел руками Сергей и взялся за следующий шкаф. – Знаю, где просто находятся, взялся!?

Мы отнесли четвертый шкаф, и тоже молча.

— А «Пересвет» знаешь, где находится? – спросил я, едва мы пошли обратно.

— Не, не знаю, — сдался Сергей и вытер на лбу появившиеся капельки пота. – Слу-шай, а че там за трубы наверху под крышей в складе идут?

— Какие трубы? – не понял я.

— Ну, сейчас дойдем, покажу! – махнул Сергей вперед в сторону прежнего склада.

По периметру старого склада на уровне пояса шли трубы отопления, вполовину тоньше, чем в новом. И под потолком у левой стены болталось в воздухе два куска трубы диаметром сантиметра в три.

— Вон те трубы! – указал пальцем на них Сергей.

— Да хуй их знает! – пожал плечами я. – Тут давно ничего не работает.

— А ты че, матом ругаешься что ли!? – не сдержал улыбку Сергей и изобразил удив-ление, как мне показалось, наигранно-ханжеское.

— Ну да! А че тут такого-то? – улыбнулся я. – Все ругаются. Я просто при отце не ругаюсь, сам понимаешь.

— Ну, не все. Я не ругаюсь, например.

— Да ладно!? – удивился я. – И никогда не матерился!?

— Не, ну, раньше, во времена лихой молодости, ругался матом. А сейчас нет, давно уже не ругаюсь, стараюсь следить за языком.

— Круто! – проникся я уважением. – Это я тоже раньше не ругался, а потом начал. А как с Вовкой познакомился так все, через слово – блять, пиздец и все такое!

— Че за Вовка!? – оживился Сергей.

— Да есть тут один фрукт! Дружбан мой! Познакомишься с ним, сам заругаешься!

Я засмеялся.

— Да не, — гоготнул Сергей. – Материться нехорошо. У меня же дети.

— Давай, последний шкаф отнесем, — сказал я и взялся со своей стороны.

Мы вышли с ношей из склада.

— А сколько у тебя детей, двое? – поинтересовался я.

— Да, двое, — ответил, идущий сзади, Сергей. – Лилька, старшая, 4 года и Лёнька, го-дик ему всего.

— Классно! Уже двое детей! А я что-то так и не женился пока.

— А девушка хоть есть?

— Да вот, недавно познакомился, пока непонятно есть или нет, — вспомнил я Риту.

Мы отнесли шкаф и пошли за поддонами.

— Слушай, ну, раз вам стеллажи уже не нужны, то, может, мне их отдадите? – про-изнес Сергей, едва мы вернулись в старый склад. – Я бы их на дачу на дрова забрал.

— Да я не знаю, — пожал я плечами, задумался. – В принципе, они нам вообще не нужны, но надо у отца спросить. Если он будет за, то забирай, пожалуйста.

— Слушай, ну, а если трубы эти срезать, хозяева завода ничего не скажут? – добавил Сергей, жуя губу и смотря под потолок на трубы.

Я озадачился и замер: «Да нафиг они тебе вообще нужны!? Хлам какой-то! Старые ржавые трубы! Что ты с ними делать будешь!?»

— Да я б на забор их себе забрал на дачу, — даже чуть возмутился Сергей. – Ты зна-ешь, сколько новые трубы стоят!? Их не укупишь! А эти все равно без дела тут висят и не нужны никому.

— Ну, — пожал плечами и задрал брови на лоб до максимума от удивления. – Да заби-рай тогда, раз так нужны они тебе!

— А хозяева – ничего?

— Да им вообще насрать на все тут, как я понял. Лишь бы бабки платили. Ты их пи-лить будешь или как? – задал я зачем-то очевидный вопрос.

— Ну да, я бы завтра-послезавтра принес ножовку, спилил бы трубы и заодно стел-лажи бы разобрал, а в пятницу бы вывез на дачу. Тому же твоему бате бы заплатил, он бы и вывез мне. И ему денюжка и мне дрова на зиму.

— Ну, вот батя приедет, с ним сам и договаривайся! – отмахнулся я от ненужной мне темы, казавшейся какой-то странной и непонятной. Я всегда признавал в людях хозяйст-венность, как хорошую и нужную в жизни черту. Но почему-то действия Сергея никак не хотели в моей голове приравняться к хозяйственности, отдавая мелочностью. Я пожал плечами, забыл про разговор, вспомнил про работу, произнес: «Давай, понесли поддоны».

В следующие минут двадцать мы перенесли на новый склад остатки всего, что мог-ло пригодиться в работе. С десяток деревянных поддонов, два железных полуржавых стеллажа и так, по мелочи.

— Так что там с продуктовыми базами и этим, как его, «Пересветом»? – возобновил Сергей прежний разговор, едва мы закончили. – Это что, тоже база?

— Да, такая же как «Меркурий», только она на левом берегу и крупнее раза в два «Меркурия», — я внимательно уставился на Сергея, наблюдая его реакцию.

— На левом берегу!? – округлил тот глаза в той самой реакции, какую я и ждал.

— Ага! – расплылся я шире в довольной улыбке. – Прям у тебя под носом. Там от «Саши» ехать десять минут максимум.

Сергей молчал, явно растерянно переваривая мозгами новую информацию.

— А ты думаешь, куда мы твои дихлофосы сплавляли!? – продолжал я безобидно смаковать его растерянность и улыбаться.

— Ты ж говорил вроде в область куда-то клиенту какому-то, — вспомнил Сергей.

— Да не было никакого клиента, Серый! – я пребывал в настроении ребенка, нашко-дившего, но оставшегося незамеченным в своих проделках, добровольно о них сказавшем и радовавшемся реакции облапошенной стороны. – Мы покупали у тебя дихлофосы и че-рез полчаса уже их выгружали в «Пересвете», они там продавались за три-четыре дня, и мы снова к тебе. Жаль, у тебя они тогда рано кончились, еще бы пару раз крутнулись тог-да мы с ними.

Сергей, потупив взгляд, слушал внимательно. Мы стояли в прохладе посреди ново-го склада, в распахнутые ворота которого всей мощью лета лились солнечные лучи.

— А мы с отцом, кстати, собирались в этом году в сезон заняться дихлофосами плот-но уже. И тут просто очень удачно «Саша» сдохла, и встретились, видишь, как удачно с тобой. А у тебя контракт с «Аэросибом» как раз!

Сергей молчал, смотрел в пол, жевал губу.

— А схема-то простая у нас была. Ну ты понял, мы обменный товар реализуем через продовольственные базы и получаем деньги. Вот и все. Никакой розницы и кучи мелких клиентов не надо. А товара в тот же «Меркурий» или «Пересвет» надо много. Нам даже не хватает обменного товара, поэтому твои дихлофосы будут очень кстати. Мы должны сильно увеличить оборот. Ну я, по крайней мере, надеюсь.

Сергей молчал.

— Так что, Серый, очень вовремя мы объединились, я так считаю! Повезло нам!

— Да, — произнес задумчиво он. – Повезло вам.

— Да хватит тебе! – засмеялся я и по-приятельски пихнул Сергея в плечо. – Нор-мально все будет! Заработаем хорошие деньги, вот увидишь! Так что, повезло нам всем.

Вернулся отец.

— Я поесть там вам привез, — произнес он, выйдя из машины с белым пакетом. – Не знаю, кто, что предпочитает, взял просто по гамбургеру и по пакету сока каждому.

— Да не, я не буду, спасибо! – отмахнулся Сергей. – Сейчас уже домой скоро ехать.

Я легко съел оба гамбургера. Вся работа была сделана. Мы сели в «газель» и поеха-ли по домам. Сергей вышел на развилке дорог, на остановке «Интернат». Он взял с собой список наших остатков от розницы и обещал поговорить по поводу них в тот же вечер.

— Не забудешь поговорить с Анатолием Васильевичем по поводу стеллажей и труб? – напомнил он деликатно, я кивнул.

Мы распрощались.

— Что на счет стеллажей? – переспросил отец, едва мы тронулись с места.

Я рассказал.

Отец, как и я, не был против избавления от стеллажей таким образом. Чужие ржа-вые трубы его и вовсе не волновали.

— Хочет, пусть пилит. Его дело, — подытожил отец, и мы въехали на стоянку.

0

Автор публикации

не в сети 12 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: