«Манипулятор», глава 018 (1ая половина)

0
115

ГЛАВА 18

 

В самом начале июня Сергей позвонил второй раз. Мы с отцом заканчивали завт-ракать и как раз собирались выходить из дома.

— Да, алло, слушаю! – закашлялся отец, прочистил горло кряхтя. – Да, слушаю! А, ты, Сереж, привет.

Отец, слушая долгий монолог в трубке, медленно вышел на балкон, автоматически прихватив сигарету. Я пошел следом и уселся первым на горячий диванчик.

— Ну, я тебя понял, Сереж, — произнес, наконец, отец и почесал задумчиво кончик носа. – То есть ты принял решение работать с нами!? Да, хорошо, ну, собираешься рабо-тать с нами!? Мы? Да, конечно. Ну, мы ж тебе сделали предложение, значит, собираемся объединяться, да! Иначе к чему все эти разговоры!

Отец замолк, слушая и иногда произнося «угу» и «ну, да».

— Ну, раз Давидыч тебя уже выпроваживает, то можешь везти свой товар нам на склад, раз решил работать вместе, нет же смысла его везти куда-то, а потом к нам. Это разумно. Когда ты хочешь его привезти?

Я, сидя спиной к отцу, глядел во двор и продолжал слушать.

— Хорошо, как раз мы сейчас едем на склад, загрузимся и тебя дождемся. Давай, подъезжай через пару часиков. Выгрузим тебя. Да, конечно, дождемся тебя. Загружайся, привози товар. Договорились. Хорошо. Пока, — отец нажал кнопку телефона.

— Че, он уже хочет товар свой привезти? А мы ж документы еще не оформляли!? – выпалил я, резко развернувшись к отцу.

— Оформим, что за беда? – спокойно произнес он.

— Просто как-то не по порядку все, — пожал я плечами. – Давно бы уже оформили документы и начали работать. Месяц прошел! Хотя, может, у него там свои какие дела, мы ж не знаем. Ну, да ладно. Что, поехали?

— Сейчас, покурю и поедем, — приподнял отец руку с сигаретой.

— Давай, — кивнул я, зевнул, почесал живот, и вышел в комнату.

Через час мы подъехали к складу и сразу начали погрузку – сначала взяли часть товара со старого склада, после подъехали догружаться к новому.

— Слушай, па, ну, ворота тут кошмарные! – развел я руками, распахнув их.

— И что ты предлагаешь? – сдержанно сказал он.

— Ну, сварить новые, нормальные ровные ворота! – пожал я плечами. – Эти вообще кривые, они еле на замок закрываются, петли не сходятся, снизу и сверху дыры!

— Сварим, — без энтузиазма сказал отец и вошел в склад, тут же видимо что-то наду-мал, вышел наружу и принялся осматривать ворота, произнес спустя минуту обреченно:

— Да, ворота – дерьмо! Надо менять. Ладно, что там загружать надо отсюда?

— Там накладные, — махнул я в склад, мы зашли внутрь и принялись за работу.

Минут через десять со стороны проходной послышался звук двигателя, нарастав-ший по дороге между зданий в нашу сторону. Такая редкость в тиши завода тут же выну-дила меня бросить очередную коробку и выйти на улицу. Бортовой «ЗиЛ» с железным контейнером в кузове, подпрыгивая и громыхая на кривой дороге, катил к нам.

— Сергей приехал, — произнес я, вернувшись в склад.

— Ну, приехал, так приехал, — сказал отец, нося коробки в «газель».

Я продолжил погрузку.

— День добрый, — возник у входа квадратный силуэт в шортах, майке и шлепанцах.

— Привет, Серый! – выпалил я, и мы пожали руки.

— Здравствуйте, Анатолий Васильевич, — учтиво произнес тот, уважительно чинно сблизился с отцом и почти как на официальном приеме обозначил рукопожатие.

— Привет, Сереж, — буднично произнес отец.

— Загружаетесь? – начал Сергей разговор с первого подвернувшегося вопроса.

— Да, почти уже загрузились, осталось, вот, десять коробок и все! – выпалил я ра-достно, махнув себе за спину. – А ты там чего привез!?

— Да там весь мой товар, мы с Анатолием Васильевичем утром созванивались, ре-шили, что мне лучше его сразу привезти к вам, — сказал Сергей, вытирая тыльной сторо-ной ладони обильный пот со лба и висков. – Дихлофосы, освежители, в общем, «Аэросиб» и соли немного. И я захватил несколько витрин, подумал, может, пригодятся нам тут.

— Правильно, Серый! Молодец! Вези все, там разберемся! – засмеялся я, порадовав-шись хозяйственности будущего компаньона.

— А куда мне становиться? Куда выгружаться? – произнес тот.

— Да я думаю, сюда, да? – посмотрел я на отца.

— Да, сюда, конечно! Не в старый склад же выгружать, чтоб потом сюда перевозить!

— Ну, сейчас, Серый, погоди, мы докидаем и подъезжай! – бросил я, уже схватив очередную коробку.

— Давайте, я вам помогу, все быстрее будет, — сказал тот и вмиг оказался около ме-ня, показав рукой на поддон. – Эти? Сколько? Десять?

Я только успел буркнуть «угу», как Сергей схватил коробку, мигом отнес в кузов «газели» и уже вернулся назад. Отец даже не успел поучаствовать. За несколько секунд погрузка закончилась.

— Все, па, отъезжай, — сказал я. – Серый, подъезжай, будем тебя разгружать.

— Может я пока поеду отвезу товар, а вы сами тут разгрузитесь? – предложил отец.

— Да, кстати, нормальная идея! Давай, па, поезжай, а мы выгрузимся, как раз вер-нешься, и второй рейс загрузим! – поддержал я.

— А вы еще сегодня будете загружаться? – удивленно произнес Сергей, косясь на две трети загруженный кузов. – А тут же место еще есть?

— Да не, тут не влезет, — махнул я рукой. – Еще столько же везти примерно, по-любому второй рейс делать.

— Нормальные такие у вас отгрузки, — пожевал губу Сергей и дрыгнул пару раз ногой, выбивая дробь шлепанцем в пыли пола.

— Да, мы тут трудимся вовсю, все у нас как надо! – похвалился я, закрыл борт, за-шнуровал тент. «Газель» ожила и отъехала от склада на несколько метров.

— Накладные где? – высунулась голова отца из окна кабины.

— Там лежат, где обычно, на панели у стекла, — махнул я рукой.

Отец кивнул, «газель» натужно зарычала и укатила.

— Ну че, подъезжать? – переспросил Сергей.

Я кивнул. Тот развернулся и пошел к «ЗиЛу». Я хмыкнул про себя, рассмешила по-ходка Сергея. Широкие плечи, короткие ноги, полноватая комплекция. Он шел, часто пе-ребирая ногами, и руки, казавшиеся относительно короткими из-за полноты тела, болта-лись кистями как тряпичные в такт быстрых шагов. Грузовик подъехал к складу. Сергей, сопя и с заметным трудом неловко залез в кузов, со скрипом распахнул двери контейнера.

— А поддоны зачем привез? – удивился я. – У нас их навалом тут.

— Ну, я ж не знал. Их тут всего три штуки, — сказал Сергей и, гоготнув, добавил. – В общак! Мой взнос в общак будет!

— Ладно, давай их сюда! – заулыбался я, проникаясь к тому все большей симпатией.

«Клевый малый этот Серый!» — думал я, пока мы выгружали его товар. «Надо же, так удачно все вышло, и товар получили, какой хотели и партнера такого замечательного, доброго, веселого, открытого! Батя, вот, как всегда, вечно недоволен всем. Даже и тут злой какой-то. Чем ему Серый то не угодил? Ну, подумаешь, спросил второй раз про нашу схему работы. И чего? Ну, ведь можно было ответить нормально, сказать – потом узна-ешь. И все. Нет, нужно взять и нагрубить человеку, которого, мало того, что не знаешь, так и еще нормальному самому по себе. Сработаемся мы с Серым, похоже. Классно! От-личный партнер у нас будет».

Я радовался тому, что время нашего с отцом затворничества в работе вдвоем подо-шло к концу. Я так устал от его нотаций, нравоучений, чтения морали и вечных рассказов как надо жить, а как не надо, что готов был уже даже бросить все наработанное с таким трудом и податься, куда глаза глядят. Каждая клетка моего тела чувствовала, что наши от-ношения с отцом дошли до предела, взаимная терпимость натянулась настолько, что еще самую малость, и произошел бы взрыв, последствия которого, мы с ним уже не смогли бы устранить. Последние два года мы вели дело в напряженной затхлости, регресс с розницей оказался последней точкой. Отец, хоть и держал многое в себе, но я чувствовал его злоб-ное недовольство. Чем он был недоволен, я не мог понять. Но мириться с этим я уже не имел никаких сил. Мне все обрыдло и опротивело. Опротивело до такой степени, что я даже не хотел видеть отца в принципе. Хотелось глотка свежего воздуха извне стоявшей вокруг затхлости жизни. Я начинал в ней задыхаться и потому всеми силами устремился навстречу новому повороту в работе, как устремляется ныряльщик из глубины вверх, чув-ствуя, что запас кислорода на исходе и вот-вот, еще немного и наградой за терпение ста-нет спасительный глоток воздуха.

— Витрины, давай, сначала скинем! У меня тут место сразу освободится и потом дихлофос пойдет, — разогнал мои мысли Сергей, вернув сознание в реальность.

— Блин, да у нас своих там некуда девать, — кивнул я в сторону прежнего склада и чуть засмеялся. – Ты еще свои приволок.

— В общак, тоже пойдут в общак! – гоготнул Сергей и расплылся радужной улыб-кой. – А че за витрины-то у вас?

— Да с одной из бывших розничных точек, отдел был у нас в одном торговом цент-ре. Закрыли, а витрины на склад. А че, продать их можно, но за копейки. И смысл? Пусть стоят, места у нас много, может, и пригодятся потом.

Ааа, ну, понятно, — произнес Сергей, подав из кузова три деревянных витринных «горки» и спрыгнув после сам. – Куда поставим?

Склад был почти пуст, и мы отнесли витрины в его самый дальний правый угол.

— Ну, вы ж с «Арбалетом» работаете? – поинтересовался Сергей.

— Да с «Арбалетом», по-моему, все работают, — ответил я. – Вы же работали?

— Да, у нас с ними бартер на хорошие объемы был. С «Мангустом» тоже хорошо менялись. Вы работаете с «Мангустом»?

— Да, работаем, там менеджер Миша, хороший малый. Вы же тоже работали с ним?

— Аха! – Сказал Сергей, сильнее обычного исковеркав слово «ага», до режущего ухо «аха». Я давно привык к местному говору, смягчавшему в словах букву «г» до некоего смешанного «гх». Но совсем чистое «х» резануло мой слух.

— Получается, вы со всеми у нас тут оптовиками работаете? – продолжил Сергей.

— Да как и все, с кем-то работаем, с кем-то нет, — уклончиво ответил я.

Сергей пожевал нижнюю губу, хотел что-то сказать, но задумчиво выдохнув, лишь произнес: «Так, дихлофос, тут двести пятьдесят коробок, куда?»

Я подтащил пустой поддон к грузовику и коротко сказал: «Давай!»

Сорок минут неспешной работы и три поддона с аэрозолями разместились слева у ближней стены склада. С Сергея пот тек ручьем. По лбу, по вискам, по складкам шеи. Он тяжело дышал. Все в нем выдавало человека, не привыкшего к длительным и постоянным физическим нагрузкам. Я, несмотря на жару, лишь слегка размялся и едва взмок.

— А это что такое? – удивился я, взяв из рук Сергея тяжелую килограмм в пятнад-цать коробку незнакомого товара и прочитав этикетку. – Соли!? Что еще за соли!?

— А вы не торговали что ли? – в свою очередь удивился тот.

— Неа, соли для ванн… блин, это продается что ли!? – я продолжал удивляться.

— Сейчас не сезон, жарко, никто ванну почти не принимает, так, под душем моются.

— Ну, вот и я удивился. А зимой что, хорошо продаются эти соли?

— Да, зимой – сезон! Мы фуру напрямую завозили в начале осени и всю зиму торго-вали, — сказал довольно Сергей, закончив подавать с машины тяжеленные коробки, рас-прямился и упер руку в поясницу. – Фууух.

— Устал? – брякнул я.

— Да не, спина, — тут же сильнее сморщился тот, глянул на меня. – У меня ж спина сорвана, поэтому я стараюсь ее беречь.

О! Спина – это фигово! У моего отца тоже сорвана, так что поосторожнее с ней, — посочувствовал я.

— Да вот же! А куда деваться, — морщился Сергей, утирая тыльной стороной ладони текущие по лицу ручьи пота.

— Ничего, сейчас вот объединимся, обороты увеличим сразу, нормально будем зара-батывать, наймем кладовщика, грузчика! – подбодрил я, поинтересовался следом. – В  «Саше», наверное, хорошо зарабатывал?

— Да, Давидыч хорошо платил, не всем, всем обычно, а мне нормально, я у него был на хорошем счету, в свое время я ему «Сашу» поднял и по городам катался, и  поставщи-ков находил, и контракты подписывал, и тут по городу сбыт весь нашел.

— Блин, круто! – восхитился я, внутренне еще больше укрепившись в мысли, на-сколько активный и профессиональный нам с отцом достался напарник.

— Давидыч, знаешь, по сколько мне платил!? – обронил Сергей.

— По сколько?

— По сорок тысяч в месяц.

— Ничего себе! – открыл я рот от удивления и присвистнул, кивнул на остававшийся товар в контейнере. – Давай дальше!

Мы продолжили выгрузку.

— Ну, он мне официально двадцать платил, а так, чтоб остальные не знали, еще двадцатку давал. А то, если б остальные в «Саше» узнали, то такой бы хай подняли!

— Еще бы! – выпалил я, и мы одновременно хохотнули.

Сумма, озвученная Сергеем, меня ошарашила. Уровень зарплат в нашем городе ни для кого не был секретом. Семь тысяч рублей – терпимая невысокая зарплата; десять ты-сяч – хорошая зарплата среднего уровня, за такую держались; пятнадцать тысяч – комфор-тная зарплата;  двадцать – уровень, при котором уже могли оставаться излишки.

«Сорок тысяч! Вообще-то это примерно наш с отцом средний чистый ежемесячный доход в последние пару лет, когда работали киоски, — думал я, даже не пытаясь скрыть на лице удивление, — нехило он там зарабатывал, такие деньжищи, да в одного, да еще жена у него там работала! Во, они гребли деньги там!»

— Да уж, понимаю теперь тебя, я бы тоже расстроился, если б фирма так неожидан-но закрылась! – сказал я и подбодрил. – Ну, ничего, будем стараться заработать больше!

— Да ладно, — махнул рукой Сергей. – Если у нас хотя бы по пятнашке в месяц будет выходить, я буду уже счастлив!

— Да по пятнашке мы легко заработаем, заработаем и больше! – успокаивающе мах-нул рукой уже я, заранее прикинув для себя, что объединенные продажи только продук-ции «Люксхима» и «Аэросиба» точно дадут сотню тысяч в месяц чистой прибыли.

Едва мы закончили с выгрузкой, и Сергей рассчитался с водителем «ЗиЛа», как вернулся отец. Грохот кузова пустой «газели» был слышен аж от самой проходной.

— Что, вы уже все? Выгрузились? – окинул взглядом склад отец, закурив.

— Есть сигарета? – спросил я, тоже захотев курить.

— А ты тоже куришь что ли? – удивился Сергей.

— Да у нас все курят. И я, и мать и отец, — кисло отмахнулся я. – Вот, собираемся бросать оба. А кто-то тянет одну за одной, да, па?

Я кивнул на отца, тот смерил меня уязвленным взглядом, отвернулся в полоборота, бросил через плечо: «Я быстрее тебя брошу курить, вот посмотришь».

— Посмотрим, посмотрим! – азартно парировал я, и уже Сергею добавил:

— А ты не куришь что ли?

— Не, не курю, давно в молодости курил. В шестнадцать начал, а в двадцать бросил.

— Сильно, — впечатлился я. – Надо тоже бросать это дерьмо, и так желудок болит…

— Ага, единственный из своей компании, помню, бросил. Все так и курили дальше, а я сказал себе, что брошу и бросил, — добавил Сергей. – А что у тебя с желудком?

— Да, гастрит, наверное, не знаю, так, иногда обостряется, болит, — отмахнулся я от темы, словно один разговор о желудке уже был способен вызвать приступы боли. – Пита-емся, как попало, целый день на колесах с отцом. Да у нас это семейное. У отца раньше болел, вот, мне передалось по наследству.

Я устало хмыкнул.

— Так, ну, мы грузиться будем!? – оборвал нас отец.

— Да, — встрепенулся я. – Давай грузиться, а то расслабились тут.

— Ну, а мне что делать? Вам помогать или как? – развел руками Сергей.

— Да ты, собственно, можешь ехать домой, — удивился вопросу отец. – А с чего тебе нам помогать? Товар свой ты привез, теперь дело стало только за документами и все, по-жалуй. А это мы и сами загрузим.

— Я просто подумал, вроде как мы уже вместе, получается, — изобразил всем своим телом и лицом Сергей полное недоумение и растерянность. – Можем уже начинать прода-вать весь товар от фирмы. Ваш товар вот он, я свой тоже привез.

— Сереж! – уставился отец на того, заиграв желваками скул. – Но ведь документы не сделаны! О чем ты говоришь? Вот оформим все, тогда и начнем работать вместе!

— Анатолий Васильевич, да я звонил в эту организацию, которая мне фирму откры-вала, там у них какая-то задержка, сказали, что сейчас пока документы не могут принять, через две недели, сказали, можно приносить. Вот я и подумал, ну, чего две недели-то те-рять? Можно же уже начать работать! Чего деньги-то терять!?

— Серый, а мы работаем, — брякнул я, внутренне напрягшись от непонятного мне стремления того нарушить нормальный порядок объединения и поставить все с ног на голову. – У нас процесс-то никак не зависит от даты объединения. Ну, если сейчас у тебя там что-то не получается, хорошо, давай через две недели. Ничего страшного. Мы рабо-таем, деньги свои зарабатываем. А ты уж там сам смотри.

— Ладно, я понял, — выдохнул Сергей разочарованно. – Вы прям, что Анатолий Ва-сильевич, что ты, люди принципиальные и все у вас строго по порядку.

— Ну, а ты как хотел, Сереж!? – вспылил отец. – К чему все эти разговоры. Сначала документы, потом работа. А не наоборот, как ты предлагаешь!

— Хорошо-хорошо, Анатолий Васильевич, я понял! – смиренно принял эмоции отца Сергей. – Я тогда завтра еще им позвоню, может быть, доеду до них, узнаю, что там и как, и вам тогда отзвонюсь.

— Вот это другой разговор! – выпалил отец, повернулся ко мне. – Что грузим?

Я показал. Мы принялись вдвоем, каждый со своей стороны борта, грузить товар в кузов. Сергей помялся с несколько секунд рядом, подошел и принялся помогать, неуклю-же подавая коробки с поддона то мне, то отцу.

— Серый, а ты вообще, где живешь? – спросил я, чтоб хоть немного разрядить дис-комфортное молчание.

Тот назвал адрес.

— А где это?

— На левом берегу, — добавил Сергей и разъяснил.

— А, понял где. Смотри, можем тебя подвезти, мы сейчас в «Оптторг» едем.

— Да мне не очень удобно оттуда добираться, если только до Юго-западного рынка докинете, — вежливо нейтрально и, заметно находясь мыслями в себе, ответил Сергей.

— До рынка докинем, па? – уточнил я у отца, напряженно носившего товар в кузов.

— Докинем, — обрезал тот металлическим тоном.

Через полчаса я, поджав половинки ворот, с трудом  совместил петли и просунул в них крюк навесного замка. Мы загрузились. Отец и Сергей уже сидели в кабине. Я прыг-нул к ним, «газель» тронулась. Мне тут же стало непривычно тесно на сдвоенном сиде-нии. Столько лет кататься на нем сидя одному, просторно и комфортно. И тут упереться плечами в квадратный торс, занимавший едва ли не две трети всего сиденья.

— Серый, двигайся! – выпалил я.

— А, да, — тот подвинулся, шмыгнул пару раз носом, вытер в который раз пот со лба и уперся рукой в панель перед собой, придерживая грузное тело от дорожной болтанки.

Мы миновали проходную завода, а с ней и дежурившую там тетку. Начинавшая оплывать в фигуре женщина, курила и проводила нашу «газель» цепким взглядом сквозь старомодные большие очки с заметными диоптриями. По виду ей было лет под сорок.

— А че это за баба? Она тут работает что ли? – поинтересовался Сергей, болтаясь между мною и отцом на кочках кривой дороги по пути к переезду.

— Да, их тут несколько, на проходной дежурят посменно, а эту я сам первый раз ви-жу, — пожал я плечами. – Обычно тут или толстая бабка или рыжая такая коренастая тетка.

— А сколько им тут платят? Вроде завод не работает, — недоуменно продолжил он.

— Да я не уверен, что им вообще платят! Тут такие хозяева́, что фиг заплатят. Тетки сами деньги с фур за стоянку собирают, вот и заработок, — пояснил я.

«Газель», миновав переезд и натужно проскрипев рамой, выехала на асфальт.

— Странно, вот, вы продаете уже «Люксхим» сколько лет на рынке, а у вас его так никто и не отобрал, — вдруг произнес Сергей, словно озвучил заботящую его мысль.

— В смысле, странно!? – удивился я. – А с чего это вдруг у нас должны его ото-брать!? Мы торгуем своим товаром, другие своим. Мы не лезем в их товар, они – в наш. У нас просто со всеми хорошие отношения. Даже с этим сраным «Пушком» мы и то не ссо-рились, просто прекратили работу и все.

— Как ты относишься к другим, так и к тебе относятся, Сереж! – провел свою из-любленную философскую линию отец, не отрывая взгляда от дороги.

— Ну да, — спустя заметную паузу размышлений, произнес удивленно Сергей. – У вас и вправду хорошие отношения со всеми. Интересно.

Следующие двадцать минут моего с Сергеем разговора я не запомнил. Обычный треп, не откладывающийся в голове. В какой-то момент в разговор включился отец, и до меня донеслось окончание фразы Сергея: «Ну, вот вы товар бартерный, Анатолий Василь-евич, куда продаете после обмена, розницы же у вас своей нет?»

— Сереж!!! – побагровел отец, жилы на шее вздулись. Я даже почувствовал, какое неимоверное усилие совершил отец над собой, чтоб сдержать внутренний взрыв. Наружу вместе с краской на лице, вырвалась лишь малая часть гнева. – Я тебе в третий раз гово-рю, мы не будем обсуждать эту тему, пока документы не будут оформлены!!!

Машина шустро катилась по Окружной на затяжном спуске как раз напротив ог-ромных складов «Оптторга».

— Что ты постоянно выспрашиваешь, что, да как!!!??? – рубанул ребром правой ру-ки по приборной панели отец перед самым носом у Сергея. – Какой ты настырный!!! Тебе же сказано было – нет!!! Нет, значит – нет!!! Что непонятного!!!???

Я мысленно сжался в маленький комок. Волосы на моей голове зашевелились. Ти-хая медленная скользкая, полная ужаса мысль поползла сквозь мозги: «Да ты чего дела-ешь, па!? Он же сейчас соскочит! Плюнет на объединение и все, прощай «Аэросиб», про-щай жирный товарный кусок! Зачем!? Ты же все испортишь!»

— Анатолий Васильевич, а чего вы кричите на меня? – на удивление спокойно про-изнес Сергей. – Я же на вас голос не повышаю.

— Того и кричу!! – отец запнулся, кашлянул, кровь вполовину схлынула с лица. – Я не кричу, я тебе объясняю, что не надо быть таким упертым! Тебе сказали раз – после под-писания документов! Что еще надо!? Нет, ты снова и снова пытаешься узнать, куда мы во-зим свой товар! К чему все это!?

Отец закашлялся сильнее. «Газель» пронеслась ложбину и вошла в такой же затяж-ной подъем. Я сидел с ошарашенным лицом тише воды и ниже травы. Каждая секунда ка-залась мне последней в нашем деле с объединением. Каждую секунду я ждал от Сергея одного, фразы вроде: «Все, давайте закончим с этим, Анатолий Васильевич! Никакого объединения не будет! Я буду работать сам! Остановите мне здесь, я выйду!»

Но, к моей радости и не меньшему удивлению ничего такого не случилось. Сергей, так же как и ранее повел себя неконфликтно, мягко и податливо.

— Да я не выспрашиваю, как вам может показаться, — пожал он плечами и всем внешним видом выразил удивление, непонимание, легкое оскорбление самолюбия. – Я уже воспринимаю и вас и Рому, как своих партнеров по фирме. Мы уже, по сути, объеди-нились, решили ведь, что работаем вместе, я уже и товар вам на склад привез.

— Сереж! – отец почти остыл. – Не морочь мне голову! Товар, как завез, так и мо-жешь вывезти, если захочешь. Ты сам это знаешь. И словесные клятвы и заверения, они ничего не стоят. Вот документы оформим, тогда и начнется наша общая работа. А пока ее нет. И больше, давай договоримся, мы к этой теме не возвращаемся.

— Ну, раз так, то давайте, — обмяк Сергей и надул губы.

С минуту мы катили в неловкой тишине.

— Серый, слушай, ну ты позвони в эту свою контору! – намеренно бойко разорвал я тишину. – Может они раньше смогут оформить наши документы! Ну, правда, чего ждать две недели!? Или, давай, в другую фирму пойдем просто, да и все.

— Да! Позвоню! – ухватился Сергей за возобновившийся диалог между нами. – Кстати, да, если они не смогут, поищем другую фирму, туда можем пойти.

Мы приблизились к рынку. Сергей шмыгнул носом, произнес:

— Вон там мне остановите, Анатолий Васильевич.

«Газель» перестроилась и остановилась у обочины. Я выскочил, выпустив Сергея.

— Ну, все! Звони, давай, как будут новости! – выпалил я и крепко пожал ему руку.

— До свидания, Анатолий Васильевич, — произнес Сергей и потянул руку к отцу.

— Пока, Сереж, — сухо и сдержанным рукопожатием ответил тот.

Сергей развернулся и пошел прочь по ходу движения машин. Я нырнул в кабину, хлопнул дверью и бросил взгляд на удаляющуюся широкую спину с болтавшимися в такт шагов руками. Мы тронулись, обогнали Сергея, перестроились влево и поехали обратно на Окружную. Мне захотелось снова упрекнуть отца в излишней жесткости, даже агрес-сивности, но, посмотрев на его лицо, я не решился. Только выдавил из себя нечто нейт-ральное по смыслу: «Да, неслабо ты его приложил».

— А пусть не вынюхивает! – резанул отец.

С минуту мы ехали молча. Вдруг отец произнес из задумчивости: «Хитрый малый твой Сережа! Так все по-тихому аккуратненько норовит выспросить и разузнать».

Я не стал спорить. Схожая мысль появилась и в моей голове, но слабо шевелилась под толстым слоем других мыслей. Я постоянно думал об объединении и был столь зацик-лен, что никакие другие события не могли поколебать мое желание совершить такой шаг, казавшийся мне единственно верным и столь важным, что я даже не допускал мысли о его несвершении.

«Газель» бодро отмотала половину обратного пути, и мы свернули с Окружной в «Оптторг». Я привычно выскочил из машины с накладными у проходной, отец поехал дальше к складам. Я поднялся на второй этаж офисного здания, отметил накладные, весе-ло поболтал с девушками-менеджерами, получил разрешение на разгрузку и, выскочив из здания, пошел быстрым шагом в сторону нашей «газели». Навстречу шел Алексей Семе-нович. Я автоматически расплылся в улыбке. Этот человек вызывал у меня только поло-жительные эмоции. Он шел, как всегда в кепке, зажав в зубах кривую потухшую папиро-су, лукаво улыбаясь живыми и проницательными глазами.

— О! – вскинул эмоционально обе руки он вверх за пару шагов до меня. – Какие лю-ди! Приветствую, дорогой!

— Здравствуй, Алексей Семенович! – пожал я крепкую мозолистую руку. – Все тру-дишься, гоняешь девок!?

— Ой, да ну их! – отмахнулся тот раздраженно и радостно одновременно, попавши на любимую тему. – Прааститутки! Сидят там ничего не делают, задницы поотрастили!

Я рассмеялся от души. Словесные кренделя Алексея Семеновича жутко веселили.

— У тебя с отцом какие дела, Ром, трудитесь, бизнес идет? – поинтересовался он.

— Да какие дела, Алексей Семенович… — начал я радостно, решив поведать главную новость. – Мы же объединяемся сейчас с одним человечком, ты его знаешь, фирму сов-местную создаем! Так что, укрупняемся, Алексей Семенович, будем теперь посолиднее!

— Ого! Вот это новость! Ну, поздравляю, Ром! – пожал тот снова мою руку искрен-не и эмоционально. – А с кем же вы объединяетесь!? Кто ж такой!?

— Алексей Семенович, да ты его знаешь, Сергей из «Саши»! – выпалил я. – «Саша» же закрылась, а товар остался, вот мы и решили с ним объединиться, да продолжить ра-ботать! Так что теперь у нас будет общая фирма, будем товар от нее вам поставлять!

— Ааа, Сережа, знаю… — протянул экспедитор, задумавшись, приподняв кепку и по-чесав затылок под ней. – Знаю я его, смуглый такой, Сережу знаю…

— Ну вот, такие новости у меня! – продолжал улыбаться я, глядя ему прямо в глаза.

— Тогда успехов вам, Ром, дело хорошее, — произнес Алексей Семенович, вернув-шись из задумчивости к жизнерадостности. – Давайте, растите, укрупняйтесь! Денег вам побольше заработать!

— Спасибо, Алексей Семенович! – пожал я с чувством его руку, поспешил дальше.

Через полчаса мы уже катили по Окружной домой. Я напомнил отцу про кривые ворота нового склада, напомнил про сварщика, варившего нам ворота на прежней базе, и предложил снова обратиться к нему. Так и сделали, следующим утром позвонили свар-щику. Тот приехал к нам на склад, снял размеры, сказал, что заказов много, поэтому ис-полнит наш недели через две и станет нам работа в шесть тысяч. Мы согласились.

0

Автор публикации

не в сети 10 месяцев

Dima.Sandmann

10
Россия. Город: Москва
Комментарии: 0Публикации: 94Регистрация: 06-11-2017

Добавить комментарий

Войти с помощью: